Posted 26 ноября 2021, 15:08

Published 26 ноября 2021, 15:08

Modified 17 октября 2022, 11:35

Updated 17 октября 2022, 11:35

Мы ему — дом, он нам — «крышу»: строители выступили на процессе Музраева

26 ноября 2021, 15:08
Фото: пресс-служба Южного окружного военного суда
В Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону завершен допрос предпринимателей, которые выполняли ландшафтные, строительные и отделочные работы на объектах недвижимости, фактически принадлежащих экс-главе СУ СКР по Волгоградской области Михаилу Музраеву.

Свидетелей обвинения успели допросить аккурат до того, как ростовское СИЗО закрылось на карантин до 5 декабря.

Заседания состоялись на текущей неделе 22 и 23 ноября.

— На процессе продолжается допрос свидетелей обвинения. Что же касается даты следующего заседания, то оно пока не назначено из-за санитарных профилактических мероприятий в СИЗО, - рассказали журналисту издания «НовостиВолгограда.ру» в пресс-службе Южного окружного военного суда Ростова-на-Дону.

Что же касается последнего допроса свидетелей, то гособвинение, вероятно, хотело продемонстрировать методы работы генерала Музраева еще в тот период, когда экс-руководитель СУ СКР региона находился при власти.

В качестве свидетелей на процесс были вызваны предприниматели, которые осуществляли ремонтные и иные работы в двух коттеджах в Дзержинском районе Волгограда и в строении в Среднеахтубинском районе. Не все объекты принадлежат Музраеву по документам, но, как предполагает следствие, именно экс-глава СУ СКР региона является их фактическим владельцем.

Общая стоимость коттеджей, к слову, была оценена в 60 млн рублей.

Предприниматели пояснили, что выполненные работы производились по указанию Музраева, оплачивались им лично, его женой Светланой, а также Владимиром Зубковым и другими коммерсантами, с которыми у Музраева были тесные связи.

Казалось бы, ничего криминального. Если не считать, что часть работ Музраев, если верить словам свидетелей, предложил оплатить «коррупционным бартером».

В частности выяснилось, что при оплате выполненных отдельных работ строителям оплачивали только половину стоимости. Про вторую половину им предлагалось забыть, а взамен пользоваться «крышей», которую мог предоставить высокопоставленный на тот момент силовик.

Ситуация очень напоминает показания экс-директора Центрального рынка Волгограда Евгения Ремезова, который под присягой во время дачи показаний на процессе Музраева также рассказал про предлагаемую генералом СК «крышу».

Экс-директор Центрального рынка Волгограда пояснил, что от Музраева через Зубкова к нему обратился первый на тот момент авторитетный предприниматель Волгограда Владимир Кадин с требованием о ежемесячном денежном вознаграждении. За это «крыша» гарантировала решение проблем с криминалитетом и правоохранительными структурами. В случае отказа ему грозили возбуждением уголовных дел по надуманным основаниям.

Ежемесячное «вознаграждение» изначально составляло 500 тысяч рублей, а затем приблизилась к 1 млн. рублей, но, учитывая доходы с Центрального рынка, получаемые в обход городского бюджета, эти суммы Ремезова вполне устраивали.

Однако такое взаимовыгодное сотрудничество закончилось с моментом прихода в регион губернатора Бочарова, когда Музраев стал терять влияние, а Ремезов соответственно деньги.

В итоге оба находятся сейчас на скамье подсудимых за атаку на дом губернатора Бочарова. Но если Ремезов все «грехи» признает, то Михаил Музраев объясняет данные против него показания местью представителей криминала, которых Музраев сам же и изобличил.

Напомним, в июне 2019 года сразу после задержания по подозрению в причастности к покушению на губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова генералу было предъявлено обвинение по п. «а» ч. 2 ст. 205 («Террористический акт, совершенный группой лиц по предварительному сговору») и ч. 1 ст. 222 («Незаконные приобретение, передача, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов») УК РФ.

Затем обвинение было расширено, и Музраеву вменили еще и ч. 1 ст. 285 УК РФ — злоупотребление должностными полномочиями вопреки интересам службы.

В окончательном виде обвинение содержит все эти три пункта. Свою вину ни под одному из них генерал Музраев не признает.