В спецкостюме похудел на 3 кг: волгоградский студент рассказал о госпитале с COVID-19

В спецкостюме похудел на 3 кг: волгоградский студент рассказал о госпитале с COVID-19

17 мая, 12:58ОбществоВиталий КошелевPhoto: Артемий Петуров / novostivolgograda.ru
Студент 2 курса ВолгГМУ Артемий Петуров вот уже почти две недели на добровольной основе трудится в инфекционном отделении волгоградского медицинского клинического центра, где с первых дней начала вспышки коронавирусной инфекции в Волгоградской области был развернут ковидный госпиталь.

20-летний парень, состоящий в организации «Волонтеры-медики», поделился своими впечатлениями от работы на передовой вместе с профессиональными медиками, рассказал об особенностях нахождения в герметичном защитном костюме, а также о своих мотивациях и опасениях. А напоследок дал советы тем, кто только думает пойти по его стопам.

Артемий Петуров
Photo:Фото предоставлено героем публикации

— Как к вам пришла в голову идея устроиться в госпиталь?

— Узнал я от товарища с лечебного факультета, он отказался по своим личным причинам, а я подумал, а почему бы мне не согласиться и не пойти. Я же все-таки в меде учусь, в задачу любого врача входит помогать людям, особенно в такие трудные моменты, как пандемия. То есть здесь совместились мой волонтерский порыв, я также являюсь волонтером-медиком, профессиональный и еще желание увидеть работу медицинского учреждения изнутри, глазами работника, а не студента, посмотреть на профессионалов своего дела, как устроена иерархия медперсонала, кто за что отвечает.

Артемий родом из Астрахани, там же живут все близкие. В Волгограде же парень в одиночку снимает квартиру. Именно поэтому, из-за отсутствия риска заразить близких, он решился на такой опасный добровольческий подвиг — оказался в «красной зоне» — в эпицентре опасной инфекции, от которой его отделяет только защитный костюм.

— Да, я работаю непосредственно в контаминированной или «красной зоне». Смена длится ровно 4 часа. Потом час отдыха, когда можно восстановиться, пообедать или поужинать — в зависимости от времени суток и затем еще одно такое же дежурство. После этого - обязательные 8 часов отдыха, а уже затем можно идти в ночную смену. Если бы не учеба, вполне можно отдыхать и высыпаться, но поскольку я хоть и дистанционно стараюсь не пропускать занятий, приходится жертвовать либо сном, либо занятиями, когда они совпадают с дежурством. Но я надеюсь все наверстать. Первое, что сделаю после окончания двухнедельной вахты— буду крепко и долго спать. Ну, и еще отпраздную с друзьями свой день рождения. 16 мая мне исполнилось 20 лет, и это было в первый раз, чтобы я почти целый день работал.

Артемий Петуров после смены
Photo:Фото предоставлено героем публикации

4 часа — именно столько «выдерживает» одноразовый защитный костюм, таким в основном пользуется Артемий. Студент медуниверситета рассказал, что все работники — и добровольцы, и медики перед входом в «красную» зону помимо нательного белья и комбинезона надевают двойные перчатки, столько же слоев бахил, очки и респиратор. Впрочем, последний может заменять десятислойная маска.

Вся экипировка весит не более килограмма. На выходе же защитный костюм снимается, его кладут в специальные баки для утилизации, затем в одном нательном белье работники ковидного госпиталя проходят в душ — условно это «желтая» зона и только потом попадают в «зеленую» зону. Поскольку комбинезон герметичный, то на 4 часа его счастливый обладатель с одной стороны в безопасности, с другой — в плену со всеми своими физиологическими потребностями.

— Так как комбинезон одноразовый, и нельзя нарушать герметичность, то за время работы я еще больше научился слушать свой организм, чтобы справить все естественные потребности до смены, не пить до нее много жидкости. Конечно, если кому-то приспичит в туалет, то можно выйти переодеться и затем опять зайти в контаминированную зону уже в новом костюме. Но это опять же время — на одевания около 10 минут, где-то 5 минут на раздевание. У меня таких форс-мажоров не было.

Артемий признался, что по сути его ожидания совпали с реальностью. Он предполагал, что будет непросто. И морально, и физически. Если сначала больше приходилось привыкать к эмоциональному фону, бороться со своими страхами, то теперь санитар-новобранец в основном чувствует на себе физические нагрузки.

— Когда я туда шел, было страшновато, я знал, что там коронавирус, вызывающий тяжелые последствия. Потом я убедился, что средства индивидуальной защиты достаточно надежный барьер. Но с другой стороны начали появляться какие-то физические, даже косметические моменты. Например, кожа лица, как выяснилось, реагирует на постоянную герметичность, от маски появляются покраснения, каждый придумывает свое «противоядие», я, как видно на фото, не стесняюсь подкладывать вату или ватные диски. Из сложностей — постоянный запах хлорки в носу, сухость во рту из-за того, что в течение 4-х часовой смены нельзя ни капли воды.

Артемий Петуров
Photo:Фото предоставлено героем публикации

Что же касается характера самой работы, то санитарам-новобранцам доверяют в основном дезинфекцию помещений. Прямой контакт с больными редкость. К слову, сам факт привлечения добровольцев не вызван какими-то исключительными обстоятельствами, пояснили корреспонденту издания «НовостиВолгограда.ру» в облздраве.

— Дефицита медработников в данный момент ни в одном учреждении, где находятся коронавирусные больные, на территории Волгоградской области нет. Если больница меняет режим работы и начинает функционировать как инфекционный госпиталь, то у всех работников есть выбор. Естественно, медики 60+ вышли на пенсию или перевелись в другие больницы. Но есть и обратные примеры, когда медсестры и врачи написали заявление о своем переводе из обычного учреждения здравоохранения в инфекционный госпиталь. Что же касается приглашения добровольцев из числа студентов-медиков, то это обычная практика. Они выполняют функции, которые обычно закреплены за санитарами со всеми мерами предосторожности и использованием средств индивидуальной защиты.

Но даже самые простые обязанности, которые знает любая домохозяйка — влажная уборка помещений, в контексте инфекционного госпиталя по силам только выносливым парням и мужчинам.

— В мои обязанности входит дезинфекция одежды персонала, фельдшера, водителя помещений больницы- отделений, этажей, машин «скорой». Это в основном на этапе приема новых больных, но и в отделении тоже. Все мы обрабатываем растворами. Например, пациента переместили с этажа на этаж и весь путь его следования я должен продезинфицировать. Я беру пульверизатор, раствор и по сути провожу влажную уборку. Что в помещении больницы, что внутри «скорой» процедура выглядит примерно одинаково — полили, протерли тряпкой. Вроде процесс простой, но трудоемкий. Если речь об одежде медработников — мы ее обрабатываем, затем человек снимает ее и кладет в бак на дезинфекцию.

Риск заражения, помноженный на тяжелые физические нагрузки, недосып и кратковременные сложности с учебой для Артемия компенсируются не только моральным удовлетворением от своей полезной миссии, но и финансово. Как и любой работник ковидного госпиталя он подписал контракт, краткосрочный всего на две недели. Правда, о финансовой стороне парень говорит без интереса, а о специальных надбавках, оказывается, вообще не слышал.

Как пояснили в облздраве, все работники инфекционных госпиталей могут рассчитывать на дополнительные материальные выплаты.

— При финансовых расчетах с добровольцами учитываются все надбавки, что получают и обычные медики, в том числе речь идет о путинских надбавках.

— Вы сказали, что контактируете с больными, зараженными короанвирусной инфекцией по минимуму. Но со стороны же видно, какие эмоции ими владеют? Это страх, покорность, тревога?

— Я работаю в приемном отделении. Сам момент очень волнующий — когда человек только попадает в новые обстоятельства, и к тебе выходят люди в спецкостюмах, то естественно, что многие несколько напуганы. Но скорее непривычностью происходящего, а не болезнью. Но крайнего выражения эмоций — слез, истерик или тем более самонадеянных улыбок я не видел. Основная эмоция, наверное, покорность перед неизбежным курсом лечения. А уж уровень оптимизма у каждого свой. Все внимательно слушают инструкции, какого-то проявления неуважения ни разу не было. Что же касается меня, то с моей стороны основная эмоция — сочувствие.

Про общее количество больных, случаи летальных исходов и соответствующие процедуры, связанных с эвакуацией тел инфицированных, наш собеседник по вполне понятным причинам говорить отказался. Единственное, уточнил, что поскольку территория госпиталя закрытая, то сложных эмоциональных моментов, связанных с визитами родственников, которые интересуются состоянием тяжело больных, удается избегать. А вот сменить обстановку, например, поехать домой, отвлечься, погулять — такой возможности у Артемия нет.

Учиться добровольцу приходится в перерывах между сменами
Photo:Фото предоставлено героем публикации

— Правила таковы, что я проживаю здесь же в общежитии в комнате с товарищем с третьего курса, он тоже работает санитаром. Но я принимаю это как должное, я все-таки будущий медик, поэтому готов к любым условиям работы. По сути сейчас я живу на территории госпиталя. Такой режим у меня на все время двухнедельной смены. Как только она закончится, я вернусь к учебе и обычной жизни. Пока я здесь, то сдал уже два теста, оба отрицательных, надеюсь, никаких неприятностей со мной в этом плане не произойдет. Тем же добровольцам, кто хочет пойти по моим стопам, я могу посоветовать брать с собой побольше длинных носок — в них удобнее заправлять штаны при надевании защитного костюма, захватить с собой крем от раздражения кожи и… решимости помогать людям.

Все общение с друзьями и родными сейчас у Артемия дистанционно, через мессенджеры и сеансы видеосвязи. Товарищи в шутку говорят, что первая встреча будет только после отрицательного теста добровольца на коронавирус.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter