Posted 15 сентября 2022, 09:53

Published 15 сентября 2022, 09:53

Modified 17 октября 2022, 12:13

Updated 17 октября 2022, 12:13

Мэрия Волгограда — не режимный объект: юрист о скандале с журналистами Первого канала

15 сентября 2022, 09:53
Фото: novostivolgograda.ru
Скандал в мэрии Волгограда, где журналисты Первого канала пытались прорваться к главе города и были остановлены ЧОПом, а затем задержаны полицией, актуализировал ряд вопросов в плоскости взаимоотношения СМИ и чиновников.

Особенно тех, кто по разным причинам и под различными предлогами избегает общения с журналистами на неудобные темы.

Журналисты издания «НовостиВолгограда.ру» задались вопросом — не явились ли действия охраны и правоохранителей воспрепятствованием права журналистов на информацию и насколько здание мэрии корректно называть режимным объектом. Эти вопросы мы адресовали гендиректору Волгоградского областного юридического центра Ольге Панферовой.

— Мэрия не является режимным объектом. Очень многие любят оперировать этим термином, но закон чётко определяет принадлежность объектов к понятию «режимный». Они, например, охраняются не обычными ЧОПами, а уполномоченными государством охранными структурами. Неудивительно, что в местах расположения органов региональной власти на входе вас встречают сотрудники госструктур правопорядка.

В последней истории со съемочной группой одной из редакций первого канала, выпускающей программу «Мужское / Женское», прибывшие из Москвы корреспондентка Пендюрина и оператор Базылев миновали сотрудников ЧОП на проходной мэрии и уже подошли к кабинету мэра, где были остановлены.

— Представители СМИ имеют право находиться в помещении администрации муниципалитета, исполнять свои профессиональные обязанности (согласно «Закона о СМИ»). Не пускать в здания органов муниципальной власти представителей СМИ с удостоверениями никто не вправе. Напомню, что воспрепятствование журналистской деятельности российское правосудие преследует вплоть до уголовного наказания, — констатировала юрист.

С другой стороны, необходимо понимать, что глава города - человек занятой, у него плотный график, и вряд ли он будет бросать все дела, чтобы начать откровенничать в интервью, еще и на проблемную для города тему. Поэтому на первый план здесь выходят коммуникативные навыки журналистов и сотрудников пресс-служб.

Вероятно, где-то в этой ладной цепочке взаимопонимания случился обрыв, и дело дошло до полиции. Точнее сами правоохранители примчались в мэрию на тревожный вызов. И здесь закон о праве на информацию уже не помощник - если тебя обвиняют в нарушении общественного порядка.

— Журналисты наравне с обычными гражданами обязаны исполнять и требования сотрудников полиции, поэтому и вынуждены были проследовать за ними в отделение для дачи пояснений, — прокомментировала Ольга Панферова.

Как стало известно журналистам издания «НовостиВолгограда.ру», на журналистов Первого канала полицейские не стали составлять протоколы по административной статье, поэтому вызов в волгоградский суд для разбирательств московским гостям не грозит. Поэтому вряд ли история будет иметь какое-то громкое продолжение, если конечно съемки скандала в мэрии не попадут в эфир передачи, для которой снималось интервью.

Однако, в этой истории козыри остаются и у мэрии. Ведь скандальное поведение журналистов, если оно было таковым, можно легко доказать, обнародовав в дружественных городским властям СМИ записи с камер наблюдения в здании мэрии.

Если такая война компроматов начнется, то обычный читатель от этого только выиграет. Однако, шансов на раздувание скандала одной из сторон немного.

Напомним, накануне о данной истории высказался председатель областного отделения «Союза журналистов России» Вячеслав Черепахин. Он назвал произошедшее вероятным снобизмом и возможно имевшей место нацеленностью на скандал.

— Есть такой московский подход — за МКАДом есть какие-то города и какие-то мэры, есть какие-то люди. Но мы-то с Первого канала, мы сейчас точно зайдем куда надо, нам можно. Это такой столичный снобизм. Это нужно воспринимать нормально, — отметил Черепахин.

При этом он подчеркнул, что не хотел бы критиковать или осуждать журналистов, выполнявших задание редакции, и более того, поспособствовал тому, чтобы задержание московских гостей измерялось часами, а не сутками.