«Немало судеб поковеркал»: как Михаил Музраев стал тайным правителем Волгограда
Аналитика

«Немало судеб поковеркал»: как Михаил Музраев стал тайным правителем Волгограда

12 июня 2019, 22:28Никита ДробныPhoto: novostivolgograda.ru
10 июня 2019 года в Волгограде произошло событие, аналогов которого в современной истории России ещё не было. Впервые советник главы Следственного Комитета, генерал-лейтенант и бывший руководитель регионального СУ СКР оказался задержан по подозрению в организации террористического акта и покушении на губернатора.

Михаил Музраев, в течение одиннадцати лет руководивший Следственным Управлением СК РФ по Волгоградской области, долгое время считался одним из «непотопляемых» силовиков. Обширные связи, солидные полномочия и неограниченный контроль над значительной частью местных элит позволяли ему практически открыто преследовать собственные интересы в регионе и зрелищно расправляться с оппонентами.

Photo:novostivolgograda.ru

По воле Музраева бесславно завершились карьеры нескольких видных чиновников и политиков — а сам он при трёх губернаторах оставался неизбежной константой общественной жизни в регионе. Однако теперь, похоже, «эпоха Музраева» окончательно уходит в прошлое: по статье об организации теракта (именно такое преступление сейчас вменяется в вину бывшему руководителю Следственного Управления) российские суды оправдательных приговоров принципиально не выносят.

«НовостиВолгограда.ру» рассказывает о том, как бывший руководитель СУ СКР стал фактическим тайным правителем региона.

Главный по посадкам на элитарном поле

Михаил Музраев, изначально пришедший в Следственный Комитет из органов прокуратуры, занимал должность главы областного СУ СК с 2007 по 2018 годы. Началом своей карьеры он был обязан руководителю регионального управления ФСБ Николаю Федоряку, который до возвышения Музраева считался наиболее влиятельным силовиком Волгограда и «теневым губернатором» при Николае Максюте. В первые годы после своего назначения глава СУ СКР тесно сотрудничал с областным управлением ФСБ, особенно с генералом Сергеем Кокориным, чьё имя в коридорах власти произносили с оттенком благоговейного страха. Однако после того как Кокорин ввязался в местные политические интриги и был уволен из силовых структур, руководитель Следственного Управления практически разорвал с ним отношения.

Практически сразу после своего назначения Михаил Музраев инициировал несколько показательных процессов против влиятельных в Волгограде лиц. Таким образом руководитель Следственного Управления намеревался показать, что местным элитам следует с ним считаться — а заодно избавиться от всех, кто осмеливался оказывать ему сопротивление.

Одним из первых, на кого обрушился гнев Михаила Музраева, оказался тогдашний мэр Волгограда Евгений Ищенко, арестованный ещё в мае 2006 года по подозрению в нарушении четырёх статей УК — от превышения должностных полномочий до незаконного хранения оружия. Г-н Музраев лично отслеживал ход расследования в отношении градоначальника и активно добивался его осуждения. В ходе разбирательства половина обвинений в отношении Ищенко не подтвердилась, и в итоге бывший мэр пошёл под суд только за нелегальное предпринимательство и хранение боеприпасов (в его доме якобы обнаружили патроны). В июне 2007 года экс-главу Волгограда, к тому моменту уже сложившего полномочия, приговорили к году лишения свободы — и сразу освободили, поскольку он уже отбыл соответствующий срок в СИЗО.

Евгений Ищенко, 2008 год
Photo:Михаил Бабкинcommons.wikimedia.org (СС BY-SA 4.0)

Сам Евгений Ищенко уверен, что уголовное дело в его отношении было сфабриковано. Не исключено, что с помощью громкого процесса Михаил Музраев расчищал путь к креслу мэра для Романа Гребенникова, который считался одним из протеже руководителя СУ СКР. Гребенников действительно занял должность главы Волгограда в 2007 году.

Ничто не вечно под луной, и всесильными вечно не бывают. То, что происходит сейчас в отношении Михаила Музраева, весьма закономерно, но я считаю, что всё это могло произойти и раньше. Михаил Кандуевич соответствует своей репутации — человек он сложный и в своё время немало судеб поковеркал. Например, моё дело было полностью сфабриковано, и я думаю, что это не единственный случай, — заявил Евгений Ищенко в разговоре с корреспондентом «НовостиВолгограда.ру». — Этот человек явно злоупотреблял своими служебными полномочиями, причём злоупотреблял талантливо. Но, как говорится, сколько верёвочке не виться, а конец будет. Мой хороший знакомый Константин Калачёв написал в Facebook, что Музраев повернул развитие города вспять, и это очень тонкое наблюдение. Неудивительно, что Волгоград сейчас — депрессивный город, откуда бегут предприниматели: деятельность Михаила Музраева была, конечно, не основной причиной этой ситуации, но стала одним из мощных факторов, которые привели к её появлению.

Photo:novostivolgograda.ru

Бизнесмены, у которых имеются основания жаловаться на Музраева, и в самом деле могут выстраиваться в очередь, но в ходе масштабной зачистки волгоградского элитарного поля руководитель СУ СК не щадил и других силовиков. Жертвами подковёрной борьбы между различными ведомствами, которая бушевала в Волгограде в конце 2000-х, стали начальник ГУ МЧС по региону Владимир Соснов и руководитель ГУ МВД Михаил Цукрук.

Изменчивые показания и мёртвый свидетель

Г-на Соснова осудили в 2009 году к трём с половиной годам лишения свободы за мошенничество и превышение служебных полномочий — следствие обвиняло главу регионального МЧС в хищении крупной суммы и отмывании денег. Генерал-майор МВД Михаил Цукрук в 2008 году получил условный срок по обвинению в коррупции — несмотря на то, что часть обвинений следователи так и не смогли доказать в суде. Расследование по делу Цукрука оказалось в высшей мере странным: свидетели то и дело отказывались от показаний, жалуясь, что давали их под давлением, а формулировки обвинения периодически менялись. Ключевой свидетель по делу — начальник ГИБДД по Волгоградской области Флорид Салимьянов, который также подозревался в получении взяток, — и вовсе не дожил до конца процесса: он скончался в мае 2007 года вскоре после очередного допроса в волгоградском СУ СКР (по официальной версии — от рака, по неофициальной — от разрыва селезёнки). Количество нестыковок и явных нарушений в деле Цукрука оказалось столь велико, что генпрокурор Юрий Чайка объявил Музраеву выговор за «ненадлежащее исполнение судебных обязанностей».

Photo:lenta.ru / v102.ru

Многочисленные странности, выявленные в ходе этого процесса, привлекли к персоне Михаила Музраева внимание со стороны другой скандально известной личности — бывшего депутата Госдумы Алексея Митрофанова. Парламентарий требовал проверить деятельность областного СУ Следственного Комитета на предмет законности — он, в частности, утверждал, что Музраев вместе с подчинёнными активно «крышует» местный бизнес, а также сотрудничает с криминальными авторитетами и фабрикует уголовные дела против неугодных предпринимателей. Впрочем, проверка по запросу ни к чему не привела, а вскоре и у самого депутата Митрофанова возникли проблемы с законом.

Московское руководство СК вообще неоднократно проводило проверки в отношении регионального Следственного Управления, но даже при наличии грубых нарушений волгоградским следователям во главе с Музраевым удавалось выйти сухими из воды — помогали обширные связи руководителя. В результате претензий к работе ведомства в Волгограде долгое время не возникало, а глава Следственного Комитета Александр Бастрыкин даже называл областное СУ примером для подражания.

Photo:novostivolgograda.ru

Тем временем Михаил Музраев лишь усиливал свои позиции в качестве «главного по посадкам» в Волгоградской области. Деятельный руководитель СУ СКР добился ухода с должности председателя областного суда Михаила Короткова, отправил за решётку по обвинению во взяточничестве председателя городской Думы Павла Карева и нескольких других местных чиновников. Главный следователь региона лично курировал важные уголовные дела в отношении столь заметных фигур, как вице-губернатор Павел Крупнов (в 2014 году получил семь лет колонии по обвинению в получении взятки), бывший глава Городищенского района Александр Тарасов (в 2018 году приговорён к восьми годам заключения за взятку в полмиллиона рублей), бывший первый секретарь обкома КПРФ Николай Паршин (скрывается от следствия, обвиняется в присвоении бюджетных средств и мошенничестве).

При этом Музраев грамотно выстроил взаимодействие со СМИ и охотно созывал пресс-конференции по поводу громких уголовных дел. Из-за этого все расследования в отношении крупных чиновников превращались в сенсации, а сам руководитель СУ СКР позиционировался как активный борец с коррупцией. На самом деле многие дела, инициированные главой Следственного Управления, даже не доходили до суда и закрывались спустя недолгое время; в других случаях обвинение частично или полностью разваливалось в суде. В итоге Евгения Ищенко судили за хранение патронов к охотничьему карабину (которые в ходе следствия куда-то потерялись), а Михаила Цукрука — за привлечение к работе в своей квартире ведомственной уборщицы МВД. Но основной результат, которого добивался Музраев, к тому времени был достигнут: неугодный ему человек лишался должности, после чего на его место приходил лояльный главе СУ СКР преемник.

Волгоградские общественники вспоминают, что в те времена «под крылом» у Музраева оказались многие представители бизнес-сообщества, а аппарат правоохранительного ведомства начал непостижимым образом срастаться с организованным криминалитетом. В приёмной руководителя СУ СКР неоднократно видели самого известного местного авторитета, «смотрящего по Волгограду» Владимира Кадина (был убит в 2011 году). Регулярно «консультировался» с Музраевым и бизнесмен Николай Шубин, имевший репутацию «главного решальщика» в городе. По странному стечению обстоятельств, те предприниматели, которые были «в фаворе» у наиболее влиятельного силовика Волгограда, пользовались значительной свободой действий и под уголовное преследование не подпадали, тогда как их конкуренты каждый день рисковали увидеть у себя на пороге сотрудников Следственного Комитета.

Photo:novostivolgograda.ru

Неограниченного влияния Музраева опасались даже другие силовики: сказались показательные судебные расправы над Цукруком и Сосновым. Один из очевидцев событий вспоминал, что в ходе одного из громких расследований тогдашний прокурор Волгоградской области Владимир Чуриков постоянно получал звонки из Генпрокуратуры: начальство осознавало, что инициированное руководством регионального СУ СКР дело было сфабриковано, и требовало, чтобы Чуриков навёл порядок. Однако вместо этого прокурор был вынужден лично звонить адвокатам обвиняемого и униженно просить их снизить давление на следствие. На вопрос, ради чего он так поступает, Чуриков прямо отвечал, что боится гнева Михаила Музраева…

Тем силовикам, которые даже после всех намёков и прямых угроз не желали «прогибаться» под главу СУ СК, его могущество демонстрировали иными способами. Так, по слухам, громкое «дело батальона гаишников», в ходе которого по обвинениям в коррупции были арестованы и приговорены к длительным срокам несколько волгоградских сотрудников ГИБДД, было возбуждено сразу после того, как начальник ГУ МВД Александр Кравченко отказался «сотрудничать» с Музраевым. Главным фигурантом этого расследования оказался капитан Олег Кирпа, пользовавшийся особым доверием Кравченко. Таким образом руководству ГУ МВД дали понять, что оно должно подчиниться воле «серого кардинала» Волгоградской области.

Сакральная жертва

На пике своего могущества Михаил Музраев в той или иной мере контролировал целый ряд местных политиков разного уровня. Мнение руководителя СУ СК негласно учитывалось при голосовании по важным вопросам в областной Думе; среди региональных парламентариев к его союзникам причисляли председателя комитета по экономической политике Руслана Шарифова и председателя комитета по культуре Александра Осипова (последний, что любопытно, после задержания Музраева осторожно высказался в его поддержку).

У «главного силовика Волгограда» прослеживались политические связи и за пределами областного центра. По неофициальной информации, с ним регулярно советовались как минимум два мэра — Волжского и Волгограда. Отдельные источники в чиновничьих кругах утверждают, что за поддержкой к Музраеву в своё время обращались Ирина Гусева (в прошлом градоначальница Волгограда, ныне депутат Госдумы). Кроме того, с поддержкой Музраева связывают и действующего главу города-спутника Игоря Воронина. Какой конкретно характер носила эта поддержка, говорить сложно — но очевидно, что каждый мэр, желавший сохранить своё положение, был вынужден прислушиваться к «рекомендациям», поступавшим из регионального СУ СК.

Photo:novostivolgograda.ru

Одним из самых известных ставленников (или, по меньшей мере, союзников) Музраева считался глава областного центра Роман Гребенников. Когда в начале 2011 года губернатор Анатолий Бровко своим постановлением отрешил Гребенникова от должности мэра Волгограда, для главы местного СУ СК это было равносильно объявлению войны. Очередное громкое расследование не заставило себя ждать — и на этот раз мишенью стала команда Бровко.

В качестве сакральной жертвы Михаил Музраев выбрал Владимира Васина, на тот момент занимавшего должность главы регионального комитета по делам молодёжи. Чиновника задержали в сентябре 2011 года по подозрению в хищении бюджетных средств. Следствие утверждало, что Васин вместе с тремя сообщниками разработал мошенническую схему по реализации путёвок в летние лагеря для школьников; сам чиновник категорически опровергал доводы обвинения и открыто заявлял, что с помощью этого дела Музраев пытается свести счёты с Бровко. «Следственное управление, неоправданно злоупотребляя инструментами своего репрессивного аппарата, выдувая из воздуха уголовные дела с политическим оттенком, активно влияет на политическую и экономическую ситуацию в регионе», — говорилось в открытом письме, которое Васин отправил руководителю СК РФ Александру Бастрыкину. Более того, глава комитета уверял, что сам раскрыл незаконные действия своих сотрудников и передал все необходимые для расследования документы правоохранительным органам.

Однако ни письма, ни пикеты возле штаб-квартиры Следственного Комитета в Москве, ни двадцатидневная голодовка Владимиру Васину не помогли. В 2013 году чиновник был приговорён к семи годам колонии. Он до последнего продолжал настаивать, что его дело сфабриковано.

Photo:vasin-v-a.livejournal.com

Михаил Музраев тогда крайне скупо и лаконично прокомментировал обвинения Васина в свой адрес. «Было совершено преступление, его надо расследовать. Факты уголовного дела говорят сами за себя. Жизнь всё расставит на свои места», — говорил он журналистам «АиФ-Волгоград» в 2012 году.

Сегодня, спустя семь лет, эти слова кажутся пророческими. Похоже, жизнь действительно расставила всё на свои места — по крайней мере, в отношении Михаила Музраева.

Ворон ворону глаз не выклюет

О тесных отношениях Михаила Музраева с определённой частью волгоградских элит и наличии у главного следователя региона связей в криминальных кругах не раз говорили многие общественники и чиновники — зачастую лишь шёпотом и «не под запись». Прямых доказательств того, что руководитель СУ СК был вовлечён в противозаконные действия, долгое время не появлялось. Но если информация о «крышевании» местных бизнесменов всесильным силовиком основывалась по большей части на слухах и недомолвках, то своих коллег по Следственному Комитету Музраев поддерживал вполне открыто.

Одним из протеже главы СУ СК в конце 2000-х был молодой и перспективный следователь Денис Никандров. Именно он вёл уголовные дела в отношении Евгения Ищенко и Михаила Цукрука. Спустя несколько лет Никандров сам попал в криминальную хронику в качестве обвиняемого — и разбирательство в его отношении в конце концов привело правоохранительные органы обратно в Волгоград.

В 2016 году Дениса Никандрова, который к тому моменту перебрался в столицу и дослужился до чина первого заместителя руководителя Главного следственного управления СК РФ по Москве, уличили в получении взятки от представителей авторитетного «вора в законе» Захария Калашова (более известного как Шакро Молодой). Дело в отношении следователя возбудил лично Александр Бастрыкин.

Photo:novostivolgograda.ru

Расследование завершилось обвинительным приговором. Денис Никандров, достойный ученик Музраева, в мае текущего года был освобождён из колонии строгого режима условно-досрочно. Однако в ходе следствия Никандров дал показания против своего бывшего начальника — генерал-майора юстиции Александра Дрыманова, главы ГСУ СК РФ по Москве.

По любопытному стечению обстоятельств, Дрыманов находился в дружеских отношениях с Михаилом Музраевым. Едва узнав о повышенном интересе ФСБ к своей персоне, он поспешил уволиться из силовых структур и попытался найти убежище в Волгограде. Есть основания полагать, что с соответствующим предложением к Дрыманову гостеприимно обратился именно руководитель СУ СК по Волгоградской области.

Photo:5-tv.ru / themoscowtimes.com

В июле прошлого года Александр Дрыманов попытался получить адвокатский статус в Волгоградской области — это позволило бы ему обрести статус спецсубъекта. В таком случае вести расследование в отношении бывшего генерал-майора могли бы лишь представители Следственного Комитета, причём по территориальной принадлежности — в Волгограде. Судя по всему, изначально планировалось, что Дрыманов и Музраев легко «решат» этот вопрос между собой.

Бывший глава столичного ГСУ СК РФ даже собрался переезжать в Волгоград и оформил в областном центре регистрацию — причём, по данным СМИ, намеревался жить по соседству с семейством Музраевых. Однако 16 июля прошлого года он был задержан в Москве и стал фигурантом уголовного дела.

Попытка «по дружбе» укрыть от правосудия нарушителя закона явно не улучшила репутацию Михаила Музраева, которая и без того в последние три года начала заметно портиться. Благоволение, которое федеральное начальство испытывало к руководителю СУ СКР, постепенно таяло; звание генерал-лейтенанта ему присвоили неохотно, лишь после личного вмешательства Александра Бастрыкина. В конце концов Музраев, чья фамилия стала слишком уж часто всплывать рядом с именами осуждённых за коррупцию силовиков, не прошёл «проверку на доверие» со стороны кадровой комиссии администрации президента.

Photo:novostivolgograda.ru

В самом конце 2018 года всесильный силовик, долго державший в страхе весь регион, был наконец освобождён от занимаемой должности, — а статус советника, который он кое-как получил после этого, не предполагал прохождение кадрового фильтра. Ещё через полгода «серый кардинал», манипулировавший волгоградскими чиновниками и бизнесменами много лет, оказался задержан.

«Спецсубъект» и семейные связи

Неоднозначную репутацию Михаила Музраева дополняли и многочисленные скандалы, связанные с его родственниками. Главным их «генератором» был сын руководителя СУ СКР, также работавший следователем и неоднократно попадавший в различные некрасивые истории.

В декабре 2017 года Михаил Музраев-младший, сотрудник ГСУ СК РФ по Москве (того самого подразделения, которым руководил Александр Дрыманов), затеял перепалку с тремя посетителями хинкальной на улице Неглинной. Словесный конфликт быстро перерос в драку, и в дело пошло холодное оружие. Следователь получил ножевое ранение в бедро, перелом носа и множественные гематомы, после чего был госпитализирован.

Михаил Музраев-младший
Photo:news.rambler.ru

Однако на этом история не закончилась. Когда к Музраеву-младшему пришли полицейские, чтобы взять у него показания по поводу инцидента, потерпевший повёл себя неадекватно. Он начал угрожать сотрудникам правоохранительных органов, называл себя «спецсубъектом» и заявлял о своей неприкосновенности. Видеозапись конфликта попала в Интернет и вызвала широкое обсуждение. Вполне вероятно, что столь специфическое поведение Музраева-младшего объяснялось его полной уверенностью в отцовском заступничестве.

Вместо эпилога: покушение и откаты

10 июня 2019 года Михаил Музраев был задержан по подозрению в причастности к покушению на губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова. Вместе с ним фигурантом расследования стал предприниматель Владимир Зубков, которого считают одним из «приближённых» главы СУ СК. Подозреваемых этапировали в Москву.

Само покушение произошло в ночь на 16 ноября 2016 года — злоумышленники попытались поджечь частный дом в посёлке Латошинка, где на тот момент проживал с семьёй Андрей Бочаров. В мае 2019-го по подозрению в организации покушения на губернатора задержали «авторитетного» бизнесмена Евгения Ремезова, который в прошлом являлся арендатором волгоградского Центрального рынка. По предварительной информации, Ремезов решил сотрудничать со следствием и дал показания в том числе против Михаила Музраева. Он заявил, что бывший руководитель Следственного Управления покровительствовал крупной криминальной группировке, которая действовала в Волгограде, и за «откаты» оказывал ей помощь в противозаконной деятельности. Поджог дома губернатора, по словам Ремезова, был попыткой отомстить главе региона за его активную борьбу с организованной преступностью.

Photo:novostivolgograda.ru

На момент публикации этого текста генерал-лейтенант Музраев по решению Лефортовского районного суда Москвы арестован на два месяца по подозрению в организации теракта, совершённого группой лиц по предварительному сговору. Наиболее вероятно, что речь идёт именно об инциденте с поджогом (изначально в списке обвинений числились умышленное повреждение чужого имущества и покушение на убийство). Правоохранительные органы также проверяют бывшего руководителя регионального СУ СК на причастность к другим громким преступлениям. Если беспрецедентные обвинения в адрес Михаила Музраева подтвердятся, то человек, отправивший за решётку множество известных в Волгограде чиновников и бизнесменов, сам ответит за свои действия по всей строгости закона.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter