Posted 2 февраля, 07:44

Published 2 февраля, 07:44

Modified 2 февраля, 14:11

Updated 2 февраля, 14:11

Раскрыта тайна гибели мирных жителей в боях за сталинградский элеватор

Расстреляны перед боем: как погибли мирные жители при обороне элеватора в Сталинграде

2 февраля 2024, 07:44

Раскрыта тайна гибели мирных жителей в боях за сталинградский элеватор

Сталинградская Победа ковалась не только потом, кровью и самоотверженностью красноармейцев. Иногда им приходилось проявлять мужество особого свойства, когда речь шла о расстреле дезертиров среди своих. В 81-ю годовщину Победы вспоминаем неизвестные страницы героической обороны элеватора.

Мужество или зверство?

19 сентября 1942 года. Ровно два месяца со дня начала Сталинградской битвы, которая в то время для фронтовиков была ежедневным выгрызанием пядей земли, выживанием в осажденном и израненном бомбардировками городе с изможденным мирным населением. Точнее его остатками, которых фашисты не успели угнать на трудовые работы.

О событиях продолжительностью ровно одну неделю на элеваторе, здания которого и по сей день монументально возвышаются на улице Козловской в Ворошиловском районе Волгограда, детально и без прикрас известно из описания боевого опыта командира сводного отряда Михаила Полякова.

Важный документ из фондов Миноборны был рассекречен не так давно. А обнаружил его и дал вторую жизнь директор фонда «Открытая История» и исследователь Сталинградской битвы Артём Чунихин.

Итак старший лейтенант Поляков со своим отрядом в 27 человек получил приказ занять элеватор. Но как это сделать в условиях тотального господства фрицев и множества дозоров?

Сначала красноармейцы выслали лазутчиков-разведчиков, которые доложили, что слабые места в обороне элеватора есть, а фашисты не так бдительны. Они уверены в своем превосходстве и даже не подозревают, что советским войнам придет в голову выступить с винтовками и ручными гранатами против них при наличии у противника артиллерии, танков, в том числе огнеметных.

Но фактор внезапности и ювелирная операция с одновременным заходов трех групп под командованием лейтенантов Сатановского и Степанова, а также самого Полякова соответственно с тыла и флангов позволила ошеломить противника.

— Выждав удобный момент, группа под прикрытием огня, автоматов и винтовок броском достигла элеватора и забросала противника гранатами через окна нижнего этажа. Противник был вынужден оставить нижний этаж, не успев выйти со второго этажа, и семнадцатого сентября утром оставшийся на втором этаже немцы были нами уничтожены, — написал Поляков в спецдонесении.

Занять элеватор было только полдела. Важно было его удержать под шквальным огнем танков и артиллерии. Фашисты не оставляли попыток отбить важный объект на протяжении недели.

И хотя красноармейцы умудрились поднять на второй этаж пушку, выставили круговую оборону, они также несли потери.

Но самое важное — отряд Полякова был полностью отрезан он наших войск, а значит, подвоза провизии и боеприпасов ждать было неоткуда.

Тем временем опомнившиеся фашисты ежедневно по несколько раз пытались штурмом взять здание.

— Врагу наносились большие потери. Так в боях противник с шестнадцатого по двадцать первое сентября потерял убитыми триста солдат и офицеров, две автомашины, семь повозок с боеприпасами и продовольствиями. Нами захвачены трофеи: пять ручных пулеметов несколько винтовок боеприпасы.

Затем захватчики пошли на хитрость.

 — Двадцать первого сентября были подосланы немцами парламентеры из гражданского населения с целью уговорить бойцов оборонявших элеватор, сложить оружие и сдаться в плен. Этих парламентеров после того, как они отказались взять оружие и сражаться с нами против немцев, мы расстреляли, — рассказал Поляков в спецдонесении.

В тот же день 21 сентября красноармейцы отбили массированную круговую атаку пехотой и танками. А уже вечером Поляков, понимая катастрофичность положения при отсутствии поддержки, отдал приказ прорываться с боем к Волге.

— Пробиваясь через вражеское окружение, мы наносили врагу чувствительные удары. Так при выходе из окружения нами было уничтожено девятнадцать гитлеровцев, одно тяжелое оружие и одна противотанковая пушка.

Живыми из окружения вышли 16 из 27 героев-красноармейцев. Все они 24 сентября воссоединились с регулярными частями. Сам Поляков 2 октября 1942 года был награжден медалью «За отвагу» и получил звание капитана. Но ровно через год в октябре 1943-го сложил голову в боях за Украину.

«Гвардии капитан Поляков погиб 9 октября 1943 года в Полтавской области у деревни Максимовка», — говорится на сайте Обобщенного банка данных «Мемориал».

Без суда и следствия за дезертирство

По мнению волгоградского военного эксперта Антона Щепетнова, имеющего за плечами боевой опыт кавказских событий и донбасского конфликта, захват элеватора был стратегическим решением, однако несколько дней боев за него и отсутствие подкрепления внесли свои коррективы.

— Элеватор, который захватил отряд Полякова, в то время это было самое высокое здание в городе. За него развернулись яростные бои. На тот момент территория элеватора являлась освобожденной советской территорией, на которой действовали советские законы. Высшей властью на этой территории был командир подразделения, которое эту территорию освободила, — подчеркнул Антон Щепетнов.

Из текста донесения не очень понятно, что за люди были посланы немцами в качестве парламентеров. Были ли это мирные жители, наши военнопленные или хиви (нем. Hilfswilliger) — добровольные помощники вермахта, набиравшиеся в том числе из местного населения на оккупированных территориях СССР.

Однако для дальнейших событий это не принципиально.

— Важно, что старшим лейтенантом Поляковым был осуществлен призыв в действующую армию, в действующее подразделение лиц, подлежащих мобилизации в условиях военного времени. Они отказались. По законам военного времени это называется дезертирство, и соответственно было принято решение о расстреле. То есть в условиях боевой обстановки, подчеркиваю, на поле боя, командир имеет такие права — расстрелять без суда и следствия, — резюмировал военный эксперт.

При анализе подобных события очень часто применяется однобокий подход, уверен и основатель проекта «Россия без двоек» Владислав Ардан.

— Расстрел мирных, на первый взгляд, жителей на эмоциональном уровне воспринимается как чудовищный акт. Но давайте посмотрим объективно. Великая Отечественная война — это прежде всего война, а не история о мирных жителях или людей, сражающихся с оружием. То есть, это единый фронт. Тем более, когда речь идет о Сталинградской битве — одной из важнейших и крупнейших генеральных сражений Второй мировой и Великой Отечественной войны.

Не стоит забывать и то, как развивались события осенью 1942-го дальше.

— Едва закончились бои, к громадному зернохранилищу потянулись местные жители. Его продукция, как и расположенного рядом консервного завода, позволила пережить зиму 1942–1943 годов многим сталинградцам. Стоило ли пожертвовать жизнями нескольких так называемых «мирных жителей» ради сотни других? Думаю, ответ очевиден. Не на войне нужно говорить о гуманизме — вот что я бы хотел донести, в первую очередь. Гуманизм нужно развивать в мирное время, чтобы не доводить ситуацию до военных действий, — отметил Владислав Ардан.

Как рассказал директор фонда «Открытая История» Артём Чунихин — это единственное упоминание в официальных источниках расстрела мирного населения в период Сталинградской битвы.

— Безусловно за те полгода, что продолжалась Сталинградская битва, были и перебежчики, и коллаборационисты, в 6-й армии Паулюса был целый отряд украинцев. Возникали разные ситуации, в том числе расстрелы. Но все-таки они касались людей, так или иначе державших оружие. Здесь же Поляков пишет про гражданское население.

К слову, события на элеваторе стали основой для небольшого видеоролика патриотического клуба ВГИИК «Рубеж».

И война, и позор

Премьер-министру Великобритании (1940–1945 г.г) Уинстону Черчиллю приписывают мудрую цитату: «Если страна между войной и позором выбирает позор, она получит и войну, и позор». Слова предположительно первым произнес близкий друг английского лидера.

Крылатое выражение как нельзя лучше подходит для трагедии с парламентерами и показывает всю правду и жесткую категоричность войны, уверен экс-председатель комитета по культуре Волгоградской облдумы и действующий депутат Александр Осипов.

— Мы не знаем всех обстоятельств ситуации с парламентариями от фашистских захватчиков в адрес гарнизона Сталинградского Элеватора. Но у них был выбор — стать в ряды защитников и возможно погибнуть, но как герои, или погибнуть, как предатели.

Сведений о предателях у нас не очень много, наверное, потому, что историю писали победители, и они не хотели вспоминать тех, кто смалодушничал.

Осипов рассказал, что оба его деда защищали Сталинград. Оба потом погибли, но остались в его памяти как герои Сталинграда.

— Бабушка с детьми — в том числе моим отцом (тогда 10-летним мальчиком) до ноября скрывались от врагов на склонах реки Царицы в норах, которые землянками назвать трудно. Мне и в голову не придет сожалеть о предателях. Смерть от рук советского солдата для предателя — самое легкое, что могло быть.

Война — это четкий водораздел между своими и чужими. Иного быть не может. Поэтому память о жертвах войны так же священна, как и память о героях.

Ради выживания нации

«Оправдан расстрел мирных на элеваторе или нет?» — задается вопросом военный эксперт Щепетнов и сам же на него отвечает.

— Да, однозначно оправдан. Вопрос по-другому не ставился. Речь в те дни шла о выживании нации. Не о победе в сражении или контроле территории. Речь шла о физическом существовании нашей нации. А в первые дни и месяцы войны по этому же принципу отнеслись к высокопоставленной группе генералов за провал на западном фронте — Павлов, Климовских, Коробков. Их ведь тоже расстреляли.

В общем контексте сталинградской трагедии крайне толерантно выглядят меры реагирования в отношении признавшихся в симпатиях к ВСУ писателей- русофобов.

— Сегодня мы в очередной раз убеждаемся, что предательство — это ремесло. Улицкая, Акунин*, Зильбертруд (Быков)** и масса других подонков только укрепляют нас в решимости отстоять свою родину от врага. Для кого-то война с Западом была неожиданной, для меня и моей семьи — закономерный итог предательства интересов России в 90-х и 2000-х. Что ж, очистим свою страну от лицемеров и негодяев. Хотя бы отчасти — многие, конечно же, мимикрируют под обстоятельства, — заметил Александр Осипов.

События на Сталинградском элеваторе и максимальное скорое наказание коллаборационистов — это еще и урок истории. Гораздо более реалистичный и жесткий, чем события, описываемые в цикле Акунина «История Российского государства» или в романах Улицкой. Оба писателя были проверены на патриотизм пранкерами и экзамен не прошли, оправдав теракты против россиян, а также дав откровенно русофобские оценки.

Писатели, а тем более исследователи, как никто должны понимать — художественный мир безопасен только героев произведения. Но не для автора, особенно когда он теряет границы, предает своего читателя и становится с ним по разные стороны баррикад.

*Писатель Борис Акунин (Григорий Чхартишвили) внесен в перечень террористов и экстремистов, признан иностранным агентом.

** Дмитрий Быков — физлицо, включенное в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента.