«Чудесное» исцеление: как в государстве уменьшают число инвалидов

29 августа 2019, 09:10
Фото: pixabay.com
В последние годы количество инвалидов в нашей стране неуклонно… снижается. Только к внезапному выздоровлению и успехам медицины это не имеет отношения.

Еще три-четыре года назад в России насчитывалось 12,5 млн инвалидов, а к концу прошлого года их стало 11,8 млн. В текущем году, как планируют власти, их количество еще снизится на 200 тысяч, пишут «Новые Известия».

Меньше недееспособных — меньше сумма ежемесячных денежных выплат (ЕДВ), которые сегодня обходятся казне почти в половину триллиона рублей в год. И правительство ищет способы сокращения таких расходов.

Фото: pixabay.com

«Их (инвалидов — прим. ред.), совершенно не объясняя целесообразность маневра, перекинули из Минздрава в Минтруд, простым приказом этого ведомства поменяли сроки и условия предоставления инвалидности, ввели балльную оценку состояния здоровья. Получить заветную розовую справку стало практически невозможно. С учетом того, что количество инвалидов будет неминуемо сокращаться, формируется и бюджет», — поясняет юрист Виктор Симонов.

Власти уже предполагают, что количество инвалидов, получающих ЕДВ, в 2020 году сократится до 11,4 млн человек, а в 2021 году — до 11,3 млн. Такое плановое «выздоровление» уже есть на бумаге, то есть в пояснительной записке к бюджету Пенсионного фонда России (ПФР) на 2019-22 гг.

На это успешно работает приказ Минтруда № 1024, который ужесточил требования к получению инвалидности. Изменились критерии, и некоторые больные под них уже не попадают, а значит, лишаются розовой справки, соответствующих льгот и социальных мер поддержки.

Фото: pixabay.com

Получается, что болезнь никуда не делась, а по закону человек-то уже здоров. И нет гарантии, что на комиссии МСЭ он сможет пройти переосвидетельствование, получить инвалидность, а вместе с ней жизненно важные лекарства и соцподдержку.

Согласно статистическим данным ПФР, в Волгоградской области взрослых людей с инвалидностью сейчас насчитывается 174 553 чел. Еще в начале этого года их было 175 434. А в июне 2018-го — 176 034. Цифры — вещь упрямая. Они наглядно показывают сокращение инвалидов в регионе. Неужели они так массово выздоравливают?

Большинство из них имеют II группу инвалидности — 77 657 чел., чуть поменьше, 76 819 чел. — III группу, а самую тяжелую, I группу — 20 077 жителей региона.

Первая группа — это зачастую признание гражданина недееспособным. Такие люди чаще всего не имеют возможность трудиться и себя обслуживать. Медико-социальная экспертиза идет на установление этой группы в редких случаях, когда даже невооруженным глазом видно, что человеку нужен особый уход. Тут и численность с начала года почти не изменилась.

Фото: pixabay.com

А вот с подтверждением второй группы уже возникают трудности. С января количество таких инвалидов сократилось аж на 1078 человек.

Издание «НовостиВолгограда.ру» решило узнать в Волгоградской областной организации Всероссийского общества инвалидов, стало ли больше жалоб на проблему с получением инвалидности.

— Конечно, постоянно жалуются. И на то, что лишают инвалидности, и на то, что группу занижают, — обрисовали на другом конце провода в общем ситуацию, особо не распространяясь.

Фото: novostivolgograda.ru

А юрист организации в отсутствии руководителя, находящегося в отпуске, проявила осторожность, отослав нас с таким вопросом в соцзащиту. Мол, общественная организация не занимается учетом таких обращений.

В настоящее время основным документом, которым руководствуются эксперты МСЭ, является вступивший в силу приказ Минтруда от 17.12.2015 за № 1024. В приложении к приказу — целый математический «анализ» в виде таблицы, в которой приведена количественная оценка степени тяжести различных заболеваний

Фото: Newizv.ru

Конкретная группа инвалидности зависит от размера процентов, которые начисляют члены комиссии. Так, при 10-30% инвалидность не устанавливается, 40-60% — 3-я группа, 70-80% — 2-я группа, 90-100% потери здоровья соответствуют 1-й группе инвалидности.

Если взрослым порой невозможно повторно подтвердить инвалидность из-за жестких критериев, то детям еще труднее. На ежегодных комиссиях всегда найдут причину доказать, что ребенок уже здоров.

— Они приходят на комиссию для подтверждения, а там уже методика своя. Например, ребенок не говорил, а тут заговорил — сняли группу, или, скажем, анализ крови улучшился, — пояснила изданию Татьяна Орлова, исполнительный директор Волжского благотворительного фонда «Дети в беде». — Мы у себя на учет ставим только тех, кто имеет инвалидность. Но вообще слышала, что жестче стали требования, и инвалидности лишают на последующих комиссиях.

Фото: pixabay.com

Сегодня в Фонде на учете состоит больше 100 человек в возрасте от 5 до 30 лет. Здесь же оказываются социальные услуги по реабилитации молодых инвалидов.

— Ранее 80% детей находились в государственных учреждениях. С возрастом их пребывание там заканчивается, и они становятся никому не нужными. Потом либо родители закрывают дома в четырех стенах, либо мать сидит с этим ребенком, не имея возможности работать. Этим детям государство до 18 лет давало реабилитацию, потом их бросили. И вот их берем и продолжаем реабилитацию, чтобы человек не останавливался на каком-то низком уровне, — рассказывает Татьяна Орлова.

По словам президента «Лиги защитников пациентов» Александра Саверского, государственный каток экономии не разбирает, где взрослые, а где дети. Причем по последним даже проезжает чаще.

Фото: pixabay.com

«С 2018-го года — это просто поголовное снятие инвалидности со всех практически детей. Дают, да и то скрипя душой, только колясочникам или лежачим, которые уже не встают. Отказывают при малейшем намеке на улучшение состояния, не принимают во внимание сопутствующие заболевания, сознательно, вопреки выводам лечащих врачей, не замечают прогрессирующее ухудшение. Причем, достаточно случаев, когда экспертов ловили на явном обмане в протоколе прохождения комиссии МСЭ. У нас одна мама привела на освидетельствование мальчика с расщелиной небного поля, у второй сын с зеркально расположенными внутренними органами — сердце справа, печень слева и т. д. Им просто взяли и сняли инвалидность с формулировкой — «нет ограничений жизнедеятельности», — поражается Александр Саверский.

«Инвалидная реформа — самая зверская из всех, что проводились в России, она изначально настроена против людей, делает их положение только хуже. Дело в том, что сегодня работа службы медико-социальной экспертизы неэффективна. Здоровье человека — забота врачей, а не Министерства труда. МСЭ — то искусственное и вредное порождение. Сидящие там чиновники один раз увидели человека, отказали ему и больше никогда не увидят. Что с ним происходит, выживет он или нет, не их ответственность», — отмечает председатель московского сообщества инвалидов Вера Исаенко.

По данным ПФР, по состоянию на 1 июля 2019 года в Волгоградской области зарегистрировано 8445 детей-инвалидов. Причем меньше всего их — 783 человека — в возрастной группе от 0 до 3 лет.

Как пояснила изданию «НовостиВолгограда.ру» жительница города Волжского Марина П. (имя изменено - прим. ред.), с трудом оформившая инвалидность для своего малолетнего ребенка, один из членов комиссии МСЭ в Волгограде признался, что у них есть указ свыше как можно позже давать детям инвалидность. Хотя бы после трех лет. А ведь чтобы получить этот статус, нет возраста, инвалидность может быть с рождения, возмущается женщина.

По мнению волжанки, причина — конечно, денежные вопросы государства. А по идее, врачи должны бы сами помогать, считает Марина. Для своего сына-аутиста она добилась инвалидности, когда ему было 2 года 8 месяцев. Но тогда поставили диагноз: задержка в развитии речи.

Фото: novostivolgograda.ru

Чтобы даже его получить, пришлось немало побегать по специалистам. Женщина вспоминает, как логопед, отказываясь подтверждать диагноз, сказала: «Я не могу поставить вам задержку речи, потому что не услышала ни одного слова». А ведь мальчик вообще не говорит.

— Началось все с врачебной комиссии в Волжском. Стали говорить, что надо было подавать на инвалидность после трех лет. Кроме возраста, говорили, что недостаточно прошли специалистов. И отправили в Волгоград, чтобы уточнить диагноз, как будто сами не учились и не получали дипломы о медицинском образовании. Кстати, заранее предупредили, что меня ждут трудности. Так оно и было. В Волжском мне пришлось даже психиатра сменить, которая вела ребенка, потому что она на все это неадекватно реагировала. Нарочно два месяца не посылала документы в Волгоград. Сначала говорила, что отправила, потом якобы они затерялись. Вопрос решился после похода к заведующей. В Волгограде мы прошли комиссию МСЭ только со второй попытки. И на третий раз мы получили инвалидность после того, как привезли еще какие-то документы с уточнением диагноза, — перечисляет волжанка, что ей с ребенком пришлось испытать.

С той поры инвалидность ежегодно подтверждали три раза. В ближайшее время опять предстоит визит в Волгоград, чтобы наконец признали у ребенка аутизм, который ярко выражен. В этом случае инвалидность дадут уже на пять лет.

Фото: novostivolgograda.ru

Наверное, это будет непросто при запланированном правительством постепенном сокращении количества инвалидов, которым нужно ежемесячно платить ЕДВ. При такой экономии бюджета тысячи людей с ограниченными возможностями могут остаться без государственной поддержки, и забота о них полностью ляжет на плечи родственников.

«В принципе все это – и пенсионная реформа, на пять лет отодвинувшая выход на заслуженный отдых, и «оздоровление» инвалидов - укладывается в русло главной государственной идеи - сократить расходы на социальные выплаты. Но если пенсионная реформа обсуждалась всеми российскими гражданами, то с инвалидами правительство борется по-партизански – тихо и беспощадно», - резюмирует юрист Виктор Симонов.