Posted 25 сентября 2018, 12:43

Published 25 сентября 2018, 12:43

Modified 17 октября 2022, 09:04

Updated 17 октября 2022, 09:04

Обещанного 3 года ждут: инвалида детства в Волгограде не могут обеспечить жильём

25 сентября 2018, 12:43
В семье Рыбкиных свое понимание медицинской аптечки – лекарства и препараты здесь не помещаются в несколько больших пакетов.

У 31-летней Кристины – целая книга медицинских диагнозов. Начиналось все с диабета в 7-летнем возрасте. Затем болезнь дала осложнения на зрение – сейчас молодая женщина еле-еле видит только одним глазом из-за отслоения сетчатки. Страдают и почки – у Кристины пиелонефрит, ко всему этому добавляются проблемы с давлением и сильнейшая отечность конечностей. На ее стопы попросту не надевается обувь.

Передвигаться Кристина может только по комнате и внутреннему двору, да и то с костылями. Она проводит все свое время в стареньком доме в хуторе Овражный, который территориально относится к Дзержинскому району Волгограда. Условно «городское» жилище больше похоже на землянку.

- Сейчас я живу с мамой. Одна бы я просто не выжила – нужен постоянный уход и инсулиновые уколы. Хотя до 18 лет я по документам - сирота. Дело в том, что маму лишили родительских прав еще в 1997 году. Не подумайте ничего плохого. Просто после смерти папы нам было негде жить, и у нее не было условий содержать меня. А в нашем старом доме были прописаны родственники отца, они и унаследовали жилище, - вспоминает Кристина Рыбкина.

Кристину взяла под опеку родная тетя. Но мать Ирина Александровна всегда была рядом и, как могла, помогала дочери.

- Это был очень болезненный момент – лишение родительских прав. Но таковы были обстоятельства. Дочь из виду я не теряла никогда. И вот сейчас, когда она уже взрослая женщина, а на самом деле – беспомощное дитя. Ей необходим уход больший, чем требуется ребенку. Несколько часов в день мы тратим, чтобы принять вот эту гору лекарств, еще уколы, процедуры, прогулки даются с большим трудом. Ходить Кристина практически не может, - рассказывает Ирина Александровна Рыбкина.

Еще 5 лет назад Рыбкины озаботились тем, чтобы получить квартиру, положенную Кристине как сироте. Долгое время собирали документы, наконец, в феврале 2017 - долгожданное решение суда, который обязал ответчика - комитет строительства администрации Волгоградской области - в срок не позднее, чем через 3 месяца, предоставить сироте жилплощадь. Но Кристина до сих пор живет в полуразрушенном доме, который, к слову, ни ей, ни матери даже не принадлежит. А гостеприимная подруга ее родительницы может в любой момент указать на дверь.

Прописана же Кристина у бабушки в Ворошиловском районе. Но проблема в том, что там в однокомнатной квартире имеют прописку еще 6 родственников, и ей, инвалиду, жить там будет невозможно.

- Это какой-то беспредел со стороны администрации. Я с 2017 года была в очереди под №199. Прошло несколько месяцев, из волгоградских СМИ мы узнали, что сироты получили 170 квартир, то есть мой номер должен стать 29-й. А мне говорят, что я теперь 203-я в очереди. То есть еще даже откатилась. Как это вообще понимать? - недоумевает Кристина Рыбкина.

В результате уже в присутствии корреспондента ИА «НовостиВолгограда.ру» Кристина Рыбкина по громкой связи еще раз набрала номер комитета строительства администрации Волгоградской области, где вежливо, но прямо дали понять звонившей девушке, что в ближайшее время квартира ей не светит.

- Кто? Рыбкина? Ваш номер по-прежнему 203. В этом году распределение квартир уже не планируется, поскольку не проведен конкурс, - раздалось на другом конце провода.

По словам Кристины Рыбкиной, ей ранее уже разъяснили, что по конкурсу не нашлось ни одного застройщика, который бы согласился на предложенные комитетом строительства условия, поэтому новая жилплощадь сдаваться в ближайшее время не будет.

Но и Рыбкины в свою очередь сдаваться не намерены. 21 сентября они на последние деньги наняли юриста для отстаивания своей правоты в очередном суде. На этот раз они будут указывать на бездействие властей при уже имеющемся судебном решении, а также требовать не только жилплощадь, но и компенсацию средств вследствие несвоевременного исполнения вердикта суда.