Михаил Соломонов: «Инфраструктуры для велосипедистов в Волгограде нет»
Интервью

Михаил Соломонов: «Инфраструктуры для велосипедистов в Волгограде нет»

16 июля, 17:58Никита ДробныPhoto: Яна Лабойкова / novostivolgograda.ru
На этой неделе всеобщее внимание вновь оказалось приковано к реализации проекта по байкшерингу в Волгограде. Жёлтые велосипеды, которые за недолгое время своего пребывания в областном центре не раз страдали от рук вандалов, забрали со стоянок на техобслуживание — и пока так и не вернули на место.

Пока популярный блогер Илья Варламов делает неутешительные выводы об уровне культуры волгоградцев, частная компания, которая пытается научить горожан цивилизованно относиться к велосипедам и продвигает в областном центре экологичный транспорт, решает, стоит ли ей продолжать реализацию своей инициативы. О будущем байкшеринга в Волгограде, борьбе с вандалами, развитии велосипедной инфраструктуры и безопасности на дорогах корреспондент «НовостиВолгограда.ру» пообщался с велоактивистом Михаилом Соломоновым — членом городской Общественной палаты и куратором проекта.

Михаил Соломонов
Photo:ВКонтакте, личная страница

Михаил, проект по байкшерингу реализовывался в Волгограде при вашем активном участии. Как вы считаете, почему он был воплощён именно таким образом и почему он в итоге «не взлетел»?

По моим данным, он «взлетел» и отлично работал. Не было проблем даже с мобильным приложением.

Тем не менее жёлтые велосипеды куда-то увезли и пока не вернули обратно.

Да, пока они не вернулись, потому что их забрали на техобслуживание. Новые велосипеды уже в Волгограде, но их пока не запускают, потому что были проблемы и с кражами, и с вандализмом. Компания, которая занимается их эксплуатацией, считает, что город со своей стороны должен заниматься профилактикой правонарушений и предотвращением этих актов вандализма, более внимательно относиться к вопросам безопасности на улицах. Представители компании считают, что власти города тоже должны в этом участвовать и не пускать ситуацию на самотёк.

Photo:Яна Лабойковаnovostivolgograda.ru

Каким образом вандализм и те случаи, когда велосипеды не возвращают на стоянки, отразились на реализации проекта?

Как такового обязательного требования возвращать велосипеды на стоянки не было. Велосипед можно было брать с любой стоянки в Центральном районе и оставлять там, где удобно, не занося на закрытую частную территорию. Но некоторые жители и это делали: заносили велосипеды в кафе, в подъездах их закрывали, кто-то домой приносил. Были попытки воровства, причём со стороны вполне взрослых людей. Эти попытки раскрывались и наказывались очень быстро. Проект отлично работал, на самом деле. У него были хорошие показатели по сравнению с Адлером, где та же компания запускала байкшеринг. Сейчас его организаторов останавливает только вопрос с вандализмом и кражами. Они пробовали в разных городах запускаться, и в некоторых городах намного лучше обстоят дела с этим вопросом. В том же Адлере были случаи, когда ломали велосипеды, пытались их украсть, но их гораздо меньше. Организаторы проекта сейчас оценивают, взвешивают, смотрят — собрали велосипеды на обслуживание, а новые пока не запускают, думают. В ближайшее время будет принято решение.

То есть многострадальные велосипеды вернутся на волгоградские улицы?

Сейчас пока никто не сможет вам ответить на этот вопрос. Решение о том, вернутся они или нет, пока не принято. Новые велосипеды в Волгоград уже привезли, но пока не решились их запускать.

Photo:Яна Лабойковаnovostivolgograda.ru

Есть ли какие-то данные о масштабах проекта по байкшерингу в Волгограде?

Официально никаких цифр нет, поэтому нельзя давать какие-то оценки, не обладая статистическими показателями. По моим данным, по количеству пользователей всё было хорошо. Могу сказать, что больше 50 тысяч человек были зарегистрированы в мобильном приложении, то есть порядка 5% жителей Волгограда — для нашего города это значительная цифра. Нужно исходить из того, что проект даже не охватывал весь город: он работал только в Центральном районе, и было всего двести велосипедов, которые, естественно, ломались и ремонтировались.

Если проект продолжится, он также будет реализовываться через мобильное приложение?

Да, конечно, это распространённый способ. В Волгограде нет инвестора, который мог бы запустить проект в тех масштабах, как в Москве. Запуск одной стационарной станции для парковки велосипедов там стоит 1,5 млн рублей. Это одна станция! А их очень много в Москве. Такие инвестиции никто не готов в Волгоград вкладывать. Единственный возможный вариант, который можно здесь реализовать — велошеринг без станций. В России он уже работает и в Краснодаре, и в Альметьевске, и в Санкт-Петербурге, насколько мне известно. По всему миру очень много городов без велостанций: этот вариант самый дешёвый, он не требует крупных инвестиций, и на содержание велосипедов также не требуются большие средства. На содержание московского велошеринга, для сравнения, нужно 360 млн рублей в год. Естественно, в Волгограде никто такие средства не будет выделять на велошеринг. В Москве этим занимается департамент транспорта, а у нас это просто частная компания, которая инвестировала средства в этот проект. Все велошеринги, в том числе и московский, и любой другой в мире, убыточны. Обычно это транспортная система, которая субсидируется из городского бюджета, а в качестве инвесторов на рекламных началах привлекаются либо банки, либо сотовые компании и так далее.

Photo:Яна Лабойковаnovostivolgograda.ru

Как вы относитесь к претензиям, которые высказывали и некоторые журналисты, и представители автомобильного сообщества по поводу новой разметки в центре Волгограда, которая делалась в интересах велосипедистов и у многих водителей вызвала раздражение?

Насколько я знаю, вопросы были не к самой разметке, а к качеству её нанесения. Нанесение, естественно, было неправильным. Нужно было сначала демаркировать либо убирать старую разметку, а потом наносить новую. У нас же целую неделю одновременно была и старая, и новая разметка. Претензии со стороны водителей были адекватными — я сам часто езжу на машине и понимаю это недовольство. Но вопрос здесь не к самой разметке, она была нанесена без ущерба для водителей. Да, полосы были сужены — было четыре метра, сделали три с половиной. Это ГОСТовский размер, ничего здесь не нарушили, никому не создали неудобства. Даже была рекомендация Минтранса по сужению полос с четырёх метров до трёх с половиной, поскольку это приводит к снижению риска аварий. Я знаю, что активисты писали письма в адрес администрации — там честно ответили, что подрядчик впервые наносил такую разметку, и извинились перед автомобилистами. Насколько мне известно, сейчас там демаркировали всё.

Проще говоря, это в большей степени информационный шум, а не реальная проблема?

Вы сами знаете, что у нас многие активисты и блогеры любят привлекать к себе внимание. Этот шум им нужен для привлечения аудитории к своим блогам, страницам и так далее. Да и любое СМИ понимает, что чем более провокационный заголовок оно сделает, тем больше у него будет просмотров. Я думаю, была нормальная реакция и со стороны администрации, и со стороны блогеров.

Как вы в целом оцениваете состояние инфраструктуры для велосипедистов в Волгограде?

В целом её нет. Нас привлекали к разработке комплексной схемы дорожного движения, мы приглашали велоактивистов из разных районов Волгограда — хотели сделать связную сеть велодорожек, рассчитанную на весь город. Но, естественно, никто этим не занимался.

Единственное, чего мы добились — сделали велополосы в центре, от Пражской до Краснознаменской. Хорошо, что их сделали, это первые шаги, но дальше пока никто не пытается что-то развивать. Мы надеемся, что в рамках проекта по дальнейшей реализации комплексной транспортной схемы велосипедная инфраструктура будет развиваться. Хорошо, что при реконструкции улиц обустройство велодорожек стали закладывать в проект — могу привести в пример Невскую, Краснознаменскую. На улице Титова сейчас делают ремонт, и мы настояли, чтобы наши предложения внесли в проект. Плохо, что не всё делают хорошо и правильно, но здорово, что власти начинают этим заниматься и уделять проблеме внимание.

Два-три года назад вообще была одна велодорожка на Центральной набережной, которую нарисовали в пешеходной зоне и против которой мы выступали с самого начала. Ситуация поменялась, стало лучше, но как не было в Волгограде связной системы веломаршрутов, так и сейчас её нет. Для проектов, которые делаются, мы сами разрабатываем дизайн, привлекаем специалистов, где-то просим проконсультировать, где-то смотрим госстандарты разных стран. Мы изучаем стандарты, рекомендации и разработки, которые в рамках развития велотранспортной инфраструктуры принимаются за рубежом, пытаемся их как-то адаптировать, протестировать. На федеральном уровне также постоянно разрабатываются проекты стандартов, которые запускаются экспериментально — и в рамках развития велосипедной инфраструктуры тоже есть проекты по утверждению новой разметки. Сейчас этот стандарт предварительно разрабатывается, нас тоже привлекали к его обсуждению.

Photo:Яна Лабойковаnovostivolgograda.ru

То есть перемены к лучшему всё же есть?

Я считаю, что в России сейчас происходят изменения. У нас велосипед всегда рассматривался либо как спортивный снаряд, либо как развлечение для детей. Никто всерьёз не рассматривал его как транспортное средство, хотя во всём мире уже более ста лет принят такой подход. Да, был этап бурного развития автомобильной индустрии, когда и в Европе города перестраивали, расширяя дороги, но в итоге все этого наелись и теперь опять возвращаются к развитию активной мобильности, пешеходной инфраструктуры, общественного транспорта — потому что понимают, что расширение дорог создаёт ещё больше проблем для города и экологии: образуются пробки, транспорт стоит, страдает и экономика, и здоровье жителей.

Хотелось бы вернуться к вопросу вандализма. Даже если инфраструктура есть, что-то ведь должно меняться и в головах у людей. Нельзя к каждому месту, где размещены велосипеды, приставить полицейского. Каким образом нужно решать эту проблему?

У нас есть камеры, есть система «Безопасный город», но я считаю, что компании-инвестору надо более активно налаживать работу в этом направлении. Организаторы пытались эти проблемы или замять, или не афишировать, чтобы не портить репутацию компании и не развивать скандал. Поэтому старались не наказывать хулиганов, которые отламывали велосипедам корзинки, а открыто писали: если кому-то нужны запчасти для велосипедов, обратитесь, мы вам их подарим. На мой взгляд, это не совсем правильное отношение. Должен быть и контроль, и взаимодействие с правоохранительными органами. Понятно, что на какие-то мелочи можно закрыть глаза, но если речь идёт о воровстве и вандализме, это нельзя игнорировать. Если люди увидят, что за хулиганство будет наказание, естественно, меньше станет таких попыток. Думаю, компания сделает соответствующие выводы.

Больной вопрос: насколько Волгоград в принципе безопасен для велосипедистов? У нас, например, много трасс с интенсивным движением и нерегулируемыми пешеходными переходами, где велосипедистам проблематично пересекать дорогу.

Когда кто-нибудь говорит, что на велосипеде опасно проезжать по пешеходному переходу, это ложь. Статистика гласит, что пешеходов в десятки раз чаще сбивают на переходах — и на регулируемых, и на нерегулируемых. Это открытые данные, их можно проверить по сайту ГИБДД. Если посмотреть, сколько в принципе происходит аварий с велосипедистами, окажется, что в Волгограде за весь прошлый год было двадцать два таких ДТП. Ни одного смертельного случая именно с велосипедистами не было. Один случай был на 7-й Гвардейской, в месте примыкания к набережной — сначала говорили, что там сбили велосипедиста, но потом оказалось, что человек переходил дорогу в соответствии со всеми правилами, ведя велосипед рядом. И его сбили — он долго лежал в реанимации и в конце концов умер. По сути, человека убили.

Понимаю, о каком случае вы говорите. Погибшего велосипедиста звали Александр Максимов, и для меня это личный вопрос, поскольку я его знал. Насколько я помню, вы связывались с его родственниками и предлагали установить на месте гибели Александра памятный знак. Вы ещё планируете реализовать эту инициативу?

Да, я связывался с его родственниками и предлагал установить в этом месте знак в виде сломанного велосипеда. Смысл не в том, чтобы как-то пропиариться, а в том, чтобы привлечь внимание к вопросу безопасности на дорогах. И неважно, был Александр на велосипеде или нет. Тем более что, насколько мне известно, виновник этого ДТП так и не понёс никакого наказания. Если родственники погибшего поддержат эту инициативу и захотят установить памятный знак, мы вместе с ними это сделаем, но сами не будем настаивать и как-то форсировать этот вопрос.

Photo:Яна Лабойковаnovostivolgograda.ru

Безопасность велосипедистов — проблема объективно важная, к ней надо привлекать внимание, в том числе и такими способами. Что ещё планируете делать в этом плане?

Речь идёт не столько о безопасности велосипедистов, сколько о безопасности на дорогах в принципе. В Англии провели исследование и выяснили, что передвигаться на велосипеде в два раза безопаснее, чем идти пешком. Дальше по возрастанию опасности идут автомобиль и мотоцикл. Поэтому говорить о том, что велосипед — это опасный вид транспорта, неправильно. Просто в городе сейчас очень опасная инфраструктура. Возьмём тот самый участок на 7-й Гвардейской — я за полгода до этого трагического случая, ещё весной, приходил в администрацию и говорил, что это одно из мест, где нужно изменить схему движения. И вот проходит полгода, и на этом самом переходе сбивают человека. То же касается подземных переходов, которыми многие велосипедисты не могут пользоваться, потому что там нет ни пандусов, ничего — им приходится идти на нарушение, ведь нельзя переходить дорогу поверху при наличии подземного перехода. В итоге совсем недавно в Красноармейском районе произошёл ещё один смертельный случай. Поэтому я всегда говорю, что нужны пешеходные переходы, нужны островки безопасности, нужно снижать скорость… Это всё давно известно. По всему миру уже двадцать лет внедряется программа Vision Zero по снижению аварийности, и даже в России во многих городах начали этим заниматься.

Может быть, и в нашем городе имеет смысл проводить какие-то круглые столы, открытые слушания и другие подобные мероприятия, чтобы привлечь внимание к этому вопросу?

Мы стараемся. В рамках работы Общественной палаты, куда меня каким-то чудом выбрали, я пытаюсь эти проблемы поднимать — говорю про план устойчивой городской мобильности, про изменения в транспортной системе, про то, что нельзя из улиц с плотной застройкой делать магистрали и устанавливать там заборы, чтобы увеличить скорость. Это приводит к ещё большему количеству аварий, пострадавших и погибших. Когда власти осваивают средства по проекту «Безопасные и качественные автомобильные дороги», они ремонтируют только покрытие, асфальт. Но если после реализации программы оказывается, что аварий стало ещё больше — какие же это безопасные дороги? Значит, это неправильный подход. Значит, надо оценивать опыт других стран, если в России нет своих примеров.

Photo:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

Этим должны заниматься общественники или всё-таки городские власти?

В этом направлении никто не работал последние лет тридцать, поэтому сейчас властям трудно перестроиться. Они не могут сразу взять и сделать то, о чём мы говорим: боятся, что те же автомобилисты сейчас всё это в штыки будут комментировать. Посмотрите, что было с разметкой на площади Павших Борцов. Весь негатив посыпался не из-за самого проекта, а из-за его некачественной реализации. В итоге разметку нанесли даже не по тому проекту, который мы разработали, не по той схеме, которую мы им дали! Та схема, по которой они работали, вообще не сходится с дизайн-проектом, который мы обсуждали в ГИБДД! Просто перед майскими праздниками поторопились, безо всякого согласования внесли изменения в проект — и, например, вместо плавных поворотов сделали угловатые. Сразу появился негатив от водителей, и он был обоснованным. Но даже наша администрация признаёт, что вся обратная связь в Волгограде исходит от автомобилистов.

То есть инициативы велоактивистов наталкиваются на противоречие с интересами автомобилистов?

В Волгограде много проблем, которые затрагивают интересы всех участников дорожного движения. Например, не хватает парковок, а точечные меры по их расширению неэффективны. На недавно созданной выделенке часто стоят машины. Все эти моменты нужно решать путём обсуждения. Но главное — я убеждён, что в Волгограде, да и в других городах, нужно вводить более строгие ограничения по скорости. Сейчас водители имеют право ехать в городе со скоростью до 79 км/ч, не нарушая правил, хотя вообще установлено ограничение в 60 км/ч. Это и приводит к авариям. На мой взгляд, в центре города разумно было бы установить скоростной режим в 40 км/ч, чтобы с учётом допустимого превышения получалось как раз около шестидесяти, а в остальной части — 50 км/ч. Автомобилисты, конечно же, будут против.

Photo:Яна Лабойковаnovostivolgograda.ru

Как же тогда решать эти проблемы, чтобы соблюсти баланс интересов всех сторон?

Когда мы говорим, что надо развивать безопасную пешеходную инфраструктуру, в департаменте городского хозяйства нам отвечают: «А зачем нам это делать, если никто не жалуется? Вот когда водители жалуются, у нас сразу много обращений, поэтому мы к ним прислушиваемся. Если начнём делать что-то для пешеходов, водители начнут возмущаться». Поэтому нужно многостороннее обсуждение. Жители города должны чаще обращаться в администрацию и поднимать эти вопросы, а не только я или кто-нибудь из автомобильных активистов. У нас появились люди, которые со своей стороны занимаются этими темами — это и «Движение автомобилистов России», и тот же Алексей Ульянов. Но их мало. Таких активистов должно быть не пять человек, а сто как минимум. И сами волгоградцы должны гораздо более жёстко отстаивать свои права на безопасную и качественную инфраструктуру. Но у нас все привыкли молчать — хотя чем больше об этом будут говорить, тем лучше.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter