Утечка мозгов: как и почему в волгоградских вузах сокращают преподавателей
Аналитика

Утечка мозгов: как и почему в волгоградских вузах сокращают преподавателей

4 октября 2019, 15:03Никита ДробныФото: novostivolgograda.ru / pxhere.com / Медиахолдинг 1Mi
Этой осенью в Волгограде произошли два скандала, связанных с сокращением преподавательского состава в вузах. Увольнения педагогов в местных университетах — процесс обыденный, но на сей раз они заставили общественность задаться вопросом, не подгнило ли что-то в «датском королевстве» волгоградского образования.

Редакция «НовостиВолгограда.ру» решила разобраться, с чем связаны масштабные сокращения педагогов в отдельных высших учебных заведениях и почему многие опытные учёные предпочитают уезжать из областного центра, не дожидаясь проводов на пенсию.

По очевидным причинам информаторы «НовостиВолгограда.ру», имеющие прямое или косвенное отношение к сфере высшего образования, попросили не публиковать их имена. Комментарии этих источников приведены на условиях анонимности.

Сокращения сотрудников вузов обычно проходят незаметно для большинства волгоградцев
Фото:Медиахолдинг 1Mi

Как один волгоградский вуз обидел депутата и учёного

О том, что в волгоградских университетах периодически происходят достаточно масштабные увольнения преподавателей, на самом деле было известно и раньше. Эту информацию почти не скрывали — и всё же обычно она не выходила за пределы кругов, тесно связанных со сферой образования. Однако на сей раз масштабы сокращений оказались настолько существенными, что «оптимизацией» профессуры заинтересовались журналисты. Чтобы на ситуацию обратила внимание широкая общественность, потребовался скандал с политическим подтекстом.

В середине сентября стало известно, что Волгоградский социально-педагогический университет не продлил трудовой контракт с доктором исторических наук Михаилом Таранцовым — экс-депутатом областной Думы пятого созыва. Поскольку г-н Таранцов на выборах в новый состав регионального парламента баллотировался в депутаты от КПРФ и считался одним из самых заметных местных оппозиционеров, его увольнение оказалось закономерно воспринято как способ политического давления.

Много лет каждый сентябрь мне звонили и говорили: приезжайте, подпишите продление. В этом году позвонили перед 1 сентября и сказали: приезжайте, забирайте трудовую книжку. Вот и всё, собственно. Это было ещё до выборов, поэтому я это решение связываю с попытками как-то оказать на меня давление и повлиять на моё настроение.Михаил Таранцов, бывший депутат Волгоградской областной Думыhttps://novostivolgograda.ru/news/politics/18-09-2019/eks-deputatu-volgogradskoy-obldumy-mihailu-tarantsovu-ne-prodlili-kontrakt-v-vgspu

Хотя г-н Таранцов имел 34-летний стаж педагогической деятельности, преподавал на кафедре отечественной истории ВГСПУ с 1993 года и занимался подготовкой аспирантов, он работал не на полной ставке — и, очевидно, попал под сокращение вместе со многими другими сотрудниками вуза. Лишь его депутатский статус и тот факт, что увольнение произошло накануне выборов, спровоцировали общественный резонанс. И даже после этого случая массовая «оптимизация» в педагогическом университете Волгограда могла бы остаться незамеченной — если бы не другая громкая история, также широко освещавшаяся в прессе.

Одновременно с Михаилом Таранцовым из ВГСПУ уволили 83-летнего профессора Владислава Мамонтова — известного археолога, который продолжал регулярно ездить на раскопки, несмотря на преклонный возраст и проблемы со здоровьем. В середине сентября учёный с удивлением обнаружил, что больше не работает в университете. Хотя у него сохранялась чисто символическая нагрузка в 0,1 ставки, руководство вуза в конце августа приняло решение окончательно сократить профессора, проработавшего в образовательном учреждении более сорока лет. Владислав Мамонтов воспринял такое молчаливое расставание как личную обиду, отметив, что вопрос о прекращении трудовых отношений с ним даже не обсуждали.

Ситуация породила грандиозный скандал и привлекла внимание журналистов. После того, как информация об увольнении профессора разошлась по соцсетям и СМИ, представители ВГСПУ внезапно «передумали» и объявили, что вуз согласен продолжить сотрудничество с Владиславом Мамонтовым. 2 октября пресс-служба университета распространила комментарий, согласно которому профессор может вернуться на кафедру отечественной истории и историко-краеведческого образования — но только для осуществления научной деятельности, без учебной нагрузки.

Мы не хотим с ним расставаться. Если он примет решение, что может продолжить свою деятельность, он её продолжит. Мы абсолютно не против, только за, — заявила в разговоре с корреспондентом «НовостиВолгограда.ру» Яна Андоралова, начальник управления информационной политики ВГСПУ.

ВГСПУ этой осенью дважды попадал в некрасивые истории с увольнениями профессоров
Фото:novostivolgograda.ru

С момента увольнения, по неофициальной информации, состояние здоровья профессора Мамонтова сильно ухудшилось: учёный тяжело болен. Согласится ли он сотрудничать с вузом на новых условиях, остаётся неизвестным. Так или иначе, «закулисная» отставка заслуженного деятеля науки и демонстративное расторжение контракта с оппозиционным депутатом — это лишь верхушка айсберга: по словам источников, знакомых с ситуацией, перед началом нового учебного года в ВГСПУ прошли масштабные сокращения, затронувшие не только преподавателей, но и других сотрудников вуза.

Педагогам не место в педагогическом университете?

По неофициальной информации, в этом году под увольнение попали порядка двухсот сотрудников Волгоградского государственного социально-педагогического университета. Аналогичные цифры приводят некоторые анонимные Telegram-каналы. Точных данных относительно масштаба сокращений нет, но информированные источники утверждают, что вуз в преддверии нового учебного года провёл очень существенную «оптимизацию».

В педагогическом университете сокращают и оптимизируют всё, что только возможно. Раньше была такая должность на многих кафедрах, как заведующий кабинетом — это человек, который занимался в основном оформлением документации. Сейчас должность сократили, а обязанности раскидали между преподавателями. За исполнение этих обязанностей, понятное дело, доплачивают, но очевидно, что такие доплаты в сумме меньше, чем полноценный оклад прежнего сотрудника, — пояснил «НовостиВолгограда.ру» один из анонимных источников, хорошо знакомых с ситуацией в региональной сфере образования. — И такая оптимизация коснулась не одних лишь преподавателей. Например, раньше на входе дежурили женщины, которые выдавали ключи от аудиторий. Теперь всю эту службу полностью убрали и вместо неё закупили какую-то безумно дорогую автоматизированную систему. Неизвестно, что вышло выгоднее — приобрести эту систему, которая, кстати, сейчас работает не без проблем, или платить вахтёршам. Всякий младший персонал тоже частично полетел под сокращение.

Период перед началом учебного года — самое удобное время для сокращений
Фото:Медиахолдинг 1Mi

Комментировать информацию о массовых увольнениях профессорско-преподавательского состава в пресс-службе ВГСПУ отказались, не подтвердив, но и не опровергнув факт их наличия.

О сокращениях сотрудников сообщали также представители некоторых других вузов, однако ни в одном случае речь не шла о столь же масштабных увольнениях. Педагогический университет оказался единственным, где «оптимизация», судя по неофициальным данным, приобрела угрожающий размах. Тем не менее в других образовательных учреждениях также существует практика периодического массового увольнения сотрудников: в первую очередь под сокращение попадают преподаватели, достигшие преклонных лет.

Тенденция к сокращению кадров пенсионного возраста в волгоградских вузах явно прослеживается не первый год. Некоторые преподаватели пенсионного возраста не дожидаются «почётных» проводов и предпочитают уходить сами. Сейчас наметился ещё и другой тренд: те профессора, кому до пенсии далеко, заранее переезжают в Москву. Речь идёт о людях, которые давно работают и занимаются научной деятельностью. Причины у всех разные, но в столице эти специалисты однозначно более востребованы. Если бы в Волгограде у профессоров были достойные зарплаты, никто бы не срывался с насиженных мест, — указывает один из анонимных источников в сфере образования Волгоградской области.

Волгоградские учёные предпочитают строить дальнейшую научную карьеру в Москве
Фото:pxhere.com

Преподаватели мигрируют следом за студентами

Среди причин «утечки мозгов» из волгоградских университетов некоторые информированные источники, как ни странно, называют сокращение количества студентов. Волгоград, согласно последним исследованиям, входит в топ-5 российских городов по оттоку молодёжи, а это значит, что численность абитуриентов, студентов и выпускников местных вузов снижается. Одни молодые волгоградцы предпочитают сразу поступать в университеты Москвы или Санкт-Петербурга, если им это позволяют средства и результаты ЕГЭ; другие переводятся в столичные учебные заведения, отучившись два-три курса в родном городе. Поскольку студентов становится меньше, у местных вузов отпадает необходимость содержать значительный преподавательский штат. Соответственно, оставшиеся не у дел педагоги вынуждены уезжать туда, где высшее образование развивается более активно.

К тому же все университеты Волгограда должны соблюдать определённые нормативы по соотношению числа студентов и преподавателей — эти требования прописаны в так называемой «дорожной карте» по изменениям в социальной сфере, направленным на повышение эффективности образования и науки. Соответствующий документ принимался ещё в 2014 году. «Дорожная карта» устанавливает максимальную долю административного и вспомогательного персонала среди сотрудников вузов (на 2018 год — 37%) и требуемый баланс между числом студентов и преподавателей. С 2018 года, согласно распоряжению правительства, на одного работника высшей школы, ведущего учебную деятельность, должны приходиться двенадцать студентов; для сравнения, в 2013 году это соотношение составляло 10,2 к одному, а в 2016-м — 11,1 к одному. Эти требования фактически предписывают вузам избавляться от «избыточных» и «недостаточно эффективных» сотрудников, а заодно урезать количество вспомогательного персонала, если это возможно.

Ведущие волгоградские университеты уже приспособились к нормативам, установленным в «дорожной карте». Заблаговременная подготовка к исполнению распоряжений правительства позволила этим вузам более мягко оптимизировать штат, избежав массовых сокращений. Так, в частности, произошло в ВолГУ — из главного классического университета Волгограда в этом году не поступало никаких сигналов об увольнении преподавателей.

В ВолГУ массовых увольнений профессуры не происходит
Фото:novostivolgograda.ru

Волгоградский государственный университет достаточно давно работает над соблюдением норм «дорожной карты». Это позволило нам естественным образом, безболезненно сократить профессорско-преподавательский состав и довести его до того оптимального показателя, который требуется университету в соответствии с количеством обучающихся. Поэтому у нас никаких сокращений нет. Мы уже к 2018 году все показатели привели к соответствию с распоряжениями правительства, — подчеркнул Виктор Виньков, начальник отдела пресс-службы Волгоградского государственного университета.

Возможно, осенний «профессоропад» в ВГСПУ мог быть связан именно с соблюдением нормативов по «дорожной карте». Однако соотношение между численностью преподавателей и студентов — не единственная возможная причина сокращений. Определённую роль могла сыграть и необходимость поддерживать зарплату педагогов на уровне, установленном распоряжениями правительства и президента.

Количество преподавателей напрямую зависит от числа студентов
Фото:pxhere.com

Согласно всё той же «дорожной карте», с 2017 года оклад университетского профессора должен в два раза превышать среднюю зарплату по региону. В Волгоградской области показатель средней зарплаты усилиями статистиков уже почти «дополз» до 33 тысяч рублей, однако на практике большинство местных образовательных учреждений не могут себе позволить платить сотрудникам по 65-66 тысяч рублей в месяц. По этой причине многие профессора работают на половину или четверть ставки. Например, уволенный из ВГСПУ Михаил Таранцов имел в вузе 0,25 ставки, пожилой учёный Владислав Мамонтов сохранял всего 0,1 ставки. Первыми под массовые сокращения попадают как раз те кадры, которые трудоустроены именно таким образом.

Все трудовые контракты профессоров и преподавателей — срочные, а вакантные должности занимаются на конкурсной основе. Поэтому для вуза нет ничего сложного в том, чтобы вовремя уволить «лишние» кадры и тем самым сэкономить на оплате труда. Если в университете происходит оптимизация, то период перед началом учебного года — для неё самое оптимальное время: руководству вуза уже известно точное количество студентов, рассчитана примерная нагрузка на преподавателей, и становится понятно, кого надо обязательно сохранить в штате, а с кем придётся расстаться. Так что, по словам информированных источников, подобные ситуации для сферы высшего образования совершенно типичны — просто в этом году из-за пары скандальных историй на вузовскую «внутреннюю кухню» удалось проскользнуть журналистам.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter