Бронекатер БК-31 восстановлен, но на дне Волги ещё покоятся сотни военных кораблей
Аналитика

Бронекатер БК-31 восстановлен, но на дне Волги ещё покоятся сотни военных кораблей

1 декабря 2019, 13:03Виталий КошелевPhoto: stalingrad-battle.ru
История с воскрешением из глубин Волги героического бронекатера БК-31, двухлетний период его реконструкции, наконец, подготовленный проект памятника на Центральной набережной, показали, как при желании частные меценаты за свои средства могут дать артефакту вторую жизнь, оставив неудел черных дайверов и копателей.

Но сколько еще таких артефактов — танков, самолетов, кораблей скрыты под землей и водой хотя бы в масштабах Волгоградской области? Нужно ли торопиться официальным властям и уполномоченным организациям с их подъемом, и, наконец, за чей счет все это должно делаться? На эти вопросы корреспонденты издания «НовостиВолгограда.ру» попытаются ответить в рамках данного материла.

Кладбище военных кораблей напротив центра Волгограда

Согласно данным, представленным специалистами военно-исторического музея «Наследие», акватория Волги напротив города-героя хранит в себе целое подводное кладбище катеров и кораблей Волжской военной флотилии подбитых и затонувших во время ожесточенных боев за Сталинград.

Мы работали с архивами и заказывали специальное исследование, в том числе дайверы физически обследовали акваторию Волги и по последним подсчетам речь идет о 260 единицах. Это суда Волжской флотилии, которые по разным причинам затонули при обороне Сталинграда, — рассказала журналисту издания «НовостиВолгограда.ру» исполнительный директор регионального отделения «Российского военно- исторического общества и координатор проекта «БК-31», Тамара Газарян.

У каждого из этих героев речных сражений своя трагическая история, сравнимая с судьбой бронекатера БК-31, практически каждое судно хранит в себе бесценные артефакты времен ВОВ. Особый трагизм в том, что почти во всех случаях с боевым кораблем погибали и члены его команды.

Примечательно, что подводные и хорошо сохранившиеся артефакты времен Великой Отечественной войны — это настоящий магнит для «черных копателей». В данном случае, черных дайверов. Эти люди ставят своей целью не увековечить подвиг краснофлотцев, вытащить из воды и предать земле останки погибших героев, а банально монетизировать свое хобби, которое, к слову, без разрешительных документов вне закона.

Тот же БК-31 вполне мог стать лакомым куском для нелегальных дайверов и охотников за артефактами. Естественно, что у них не было возможности поднять бронекатер целиком. Но вот поживиться оружием, вещами быта краснофлотцев, наконец, варварски растащить катер, например, башню по частям они вполне могли, — рассказала Тамара Газарян.

Действительно, по рассказам специалистов подрядной организации, достававших БК- 31, когда на него под водой крепили тросы, было обнаружено, что вокруг башни обмотан канат. То есть катер неизвестные охотники за артефактами уже пытались сдвинуть с места или каким-то образом отбуксировать на мель. К счастью, безрезультатно.

Если количество артефактов настолько большое, а черные дайверы так активны, то почему операции под подъему судов не поставлены на поток, поинтересовались мы у представителя военно- исторического музея «Наследие»

— В случае с бронекатером имело место и банальное везение — течение отмыло его от песка и ила, и он показался на поверхности. Но даже при этом в операции по подъему, транспортировке, реставрации участвовали несколько сотен человек. Весь проект по установке мемориального комплекса реализуется на частные пожертвования неравнодушных инвесторов. Но здесь очень громкий случай. Бронекатер уникальный. Захочет ли кто-то спонсировать подъем не таких известных судов без малейших гарантий на успех — неизвестно, что там осталось от корпуса, большой вопрос. У нелегальных дайверов таких возможностей для подъема еще и так, чтобы не привлечь внимание, точно нет. исполнительный директор регионального отделения «Российского военно- исторического общества, Тамара Газарян

Тайны и загадки БК-31

Напомним, что история с бронекатером БК-31 начиная от его закладки — он создавался как пограничный катер для нужд НКВД, а затем вынужденно в военное время был переведен на баланс ВМФ, обстоятельств гибели и подъема получилась одновременно трагической и захватывающей. А тайна и детали последнего боя и вовсе не разгаданы и по сей день, несмотря на его упоминание в мемуарах немецкого артиллериста.

Как уже сообщалось, 9 октября 1942 в акватории Волги возле южной оконечности острова Голодный он был подбит и затонул. Бронекатер БК-31 пролежал на дне реки 75 лет, его подняли на поверхность вместе с останками экипажа и гражданских в ноябре 2017 года, после чего боевой речной танк воскрес для потомков тех, кто оборонял героическую сталинградскую землю.

Израненный попаданиями немецких снарядов, «залеченный» деревянными чопиками он сразу после подъема предстал в своем натуральном виде без прикрас. И именно им он наводил ужас на немецкие позиции артиллеристов.

»…Две мои русские пушки у Волги заработали четкое очко на свой счет. Почти каждый день на закате русские посылали вниз по реке канонерскую лодку, оборудованную двумя башнями от Т-34 — быстро засыпать снарядами наши позиции. Хотя особого ущерба она не наносила, но была источником беспокойства. Мои артиллеристы много раз ее обстреливали. На этот раз мы пристрелялись по определенной точке, через которую всегда проходил «монитор». В этот день лодка дошла до нужной точки, оба орудия одновременно открыли огонь и попали. Поврежденная лодка встала у волжского острова и смогла открыть ответный огонь. Пушки мгновенно ответили. Лодка быстро затонула. Из-за примечательности этой, в общем-то, обычной дуэли она была упомянута в «Вермахтсберихт» 10 октября 1942 г. Несколько человек из моей «береговой обороны» получили Железные кресты, чему, они, конечно, обрадовались…» «В аду Сталинграда», Виганд Вюстер

После реконструкции через два года после «воскрешения» бронекатер предстал в обновленном виде и займет место рядом с собратом БК-13 под саркофагом, который возведут к 9 мая 2020.

Photo:novostivolgograda.ru

— Проект интересный, но неоднозначный, — считает руководитель группы волонтеров, которые два года назад восстановили бронекатер БКА-433 для Центрального музея Вооруженных сил, Андрей Карпов.

— Если уж при подъеме произошел разлом корпуса, то это стоило «обыграть» — катеров подобного типа стоит на памятниках масса (Хабаровск, Зеленодольск, Ейск, Москва), все они да — именно что дают внешний облик, экстерьер. А тут появился шанс утраченное, именно поврежденное сделать «фишкой» — дать возможность увидеть — «как это было устроено» и как «тогда» в этом воевали. И ведь есть пример — когда катер выставляли сразу после подъема — именно в месте разлома можно было пройти и увидеть многое. Сейчас, в павильоне, через стекло — что можно будет увидеть? Бронекатер в волнах? Возможно, хорошая находка, но: есть два нюанса, две первые мысли, что приходят в голову: а тогда почему БК-13 — не менее героический не стоит под навесом? И вторая — это местный мавзолей — аналогия прямая — нутро выпотрошено, на тело можно посмотреть? Утеряна та самая возможность увидеть войну. Вместо нее — предлагается увидеть не ее, реальную, а памятник ей. А это огромная разница. Андрей Карпов

Однако эту самую особую атмосферу военных будней руководители проекта все же обещают воссоздать. После закрытия саркофагом, который обеспечит долговечность конструкций, памятник, как ожидается, будет «оживлен» с помощью современных технологий: спецэффектов, подсветки и аудиоподдержки. За счет этого станет возможным донести до сердец зрителей реалистичную историю о самоотверженности и героизме краснофлотцев.

Отметим, что после завершения проекта памятник будет передан из частного музея «Наследия» на баланс областных властей, которые и будут ответственны за его содержание. Только вот хватит ли у местных властей сил, средств и внимания содержать еще один памятник в должном состоянии? Ведь только в этом году один за другим случилось сразу несколько неприятных историй, связанных с содержанием памятников. Так в феврале в Волгограде разгорелся очередной скандал, когда жертвой некачественной реставрации стал памятник героям-связистам в Краснооктябрьском районе.

А затем властям пришлось оправдываться за некачественный ремонт полуразрушенного мемориала на братской могиле солдат 45-й стрелковой дивизии в Краснооктябрьском районе, где погребены около тысячи бойцов 253-го Таращанского, 61-го Богунского и 10-го Донецкого полков 45-й стрелковой дивизии имени Щорса.

Photo:novostivolgograda.ru

Все эти истории заставили задуматься над тем, такое ли это благо, когда «все вокруг колхозное, все вокруг мое» и даже памятники. В частности общественник Валерий Котельников, руководитель регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, на днях заявил, что приватизация объектов культурного наследия — абсолютно нормальная ситуация. Но в итоге важно, не кому достался памятник в результате оформления бумаг и документов, а то, как за ним следят.

Объекты культурного наследия могут находиться и в частной собственности, и в государственной. Ограничения есть: новый собственник должен соблюдать федеральный закон «Об объектах культурного наследия» и охранные обязательства, где всё прописано — что собственник может делать и чего не может, — объясняет Валерий Котельников. — Чтобы гарантировать, что владелец будет эти требования исполнять, существует комитет государственной охраны объектов культурного наследия, который должен проводить проверки на соблюдение законодательства, в случае несоблюдения выписывать предписания, а в случае невыполнения предписания подавать в суд и штрафовать. Есть статьи 7.13 и 7.14 КоАП РФ, в случае причинения ущерба или уничтожения памятника — статья 243 УК РФ. В тех случаях, когда комитет государственной охраны исполняет свои обязательства, ничего страшного не происходит.

В том, что будущее за частными музеями, уверен и Андрей Карпов. Частным музеям, во — первых, не нужно отчитываться перед Минкультом в том, что касается финансов и организации своей работы. Можно самостоятельно определять цели и места экспедиций, в удобные сроки проводить реконструкцию, ни перед кем не заискивая и не торопясь сделать тяп-ляп к памятной дате. Однако дело не только в том, кто отвечает за памятник.

Дело не в форме собственности, а в подходе: что является итоговой целью. Если она есть, какая бы не была, она озвучивается и далее соответственно цели и должен быть пиар. Чтобы не получилось, как у нас часто бывает по всей стране словами «артефакт уникальный, не имеющий аналогов и т.д» подменять цель. Не хочу лишний раз хвалить американцев, но у них был случай, когда решили восстановить торпедный корабль. Люди поставили цель, озвучили, организовали волонтеров, место работы, сбор средств, сами работали — и, несмотря на то, насколько штаты богаче нас как лично, так и страны, это заняло 10 лет. Но по итогу: на плаву по сути восстановленный корабль. Вот так это должно работать. Слово после дела, — поделился своим мнением Андрей Карпов.

Новая «наземная» страница в жизни БК-31, когда он на десятилетия застынет на набережной в центре Волгограда, только начинается. Результат двухлетних усилий руководства военно — исторического музея «Наследие» волгоградцы и гости города уже совсем скоро смогут увидеть собственными глазами. Если авторам проекта удастся воплотить в жизнь все творческие идеи и задумки, разочарованных быть не должно.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter