Новости Волгограда
Станислав Воскресенский: «Мы задали тренд на энергосбережение»
16 мая 2011, 11:11
Общество
Станислав Воскресенский: «Мы задали тренд на энергосбережение»
Интервью деловому интернет-порталу «БизнесНьюс.ру» дал заместитель министра экономического развития РФ, член сводной группы комиссии при президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России Станислав Сергеевич Воскресенский.

- Федеральная власть стимулирует в нашей стране энергосбережение. Принят большой нормативно-правовой документ – ФЗ №261. Это объемный документ прямого действия, я расскажу о пяти самых главных вещах, которые мы в этом законе реализовали.

Первая вещь касается общей идеологии: государство начинает реформу с себя, поэтому в законе отсутствуют практически жесткие меры в отношении корпоративного и промышленного сектора. Вместе с тем в законе присутствуют прямые нормы для бюджетных и государственных учреждений: обязательный энергоаудит, запрет на использование ламп накаливания, более жесткие сроки установки приборов учета, чем у остальной части общества, и обязанность снижать ежегодное потребление не менее чем на 3 %. При этом бюджетному сектору даны возможности. Например, любая экономия сверх 3%, которая будет достигнута бюджетным учреждением, остается в его распоряжении. Есть прямая норма закона, что она может расходоваться, в том числе, и на зарплату персонала, с тем, чтобы заинтересовать сотрудников.

Второй большой блок закона – оснащение страны приборами учета. Есть пресекательные сроки (время, предоставленное законом для определенного акта, необходимого, чтобы сохранить свое право или защитить свои интересы, прим.). Для госсектора и юридических лиц они установлены 1 января 2011 года, для граждан – 1 января 2012 года. С 1 июля 2010 года ресурсно-снабжающие организации были обязаны выходить к жильцам с офертой по установке таких приборов учета за свой счет, но с рассрочкой платежа в течение пяти лет по ставке рефинансирования.

Третий блок – это новая идеология госзакупок в отношении энергоэффективности. Запрещены лампы накаливания в госсекторе, подзаконными актами запрещено покупать энергопотребляющие устройства ниже второго класса эффективности.

Следующий блок это бытовая техника и приборы. Вводится информирование населения о классе энергоэффективности того или иного прибора. Напомню, с 1 января этого года уже действует такое информирование в отношении бытовой техники, которая произведена или введена в этом году. Если вы посмотрите, то на какой-то технике уже есть такая информация, а на какой-то нет. Значит, она была произведена или ввезена до 1 января 2011 года.

Последний блок – это тарифная политика. Вводятся долгосрочные тарифы. Это экономический метод стимулирования, прежде всего, сетевого комплекса. То же самое в ближайшее время, видимо, будет сделано в отношении закона о теплоснабжении.

Кроме того правительство в рамках рабочей группы по энергоэффективности занимается реализацией нескольких пилотных проектов. Они проводятся в некоторых городах России. В основном сосредоточены в сфере ЖКХ и касаются энергопотребления в жилищном комплексе. Сейчас уже проводятся замеры и расчеты экономической обоснованности таких мероприятий.

По каждому проекту ведется калькуляция: сколько он стоит, как окупается или не окупается, где можно взять деньги на его реализацию. Какие-то мероприятия приходится делать исключительно за свой счет, будь то жилой дом или бюджетное учреждение, другие уже окупаются. Можно привлекать частные инвестиции, кредиты, заключать энергосервисные контракты. На этом рынке уже начинают играть два банка – Сбербанк и Газпромбанк.

Мы не строим потемкинских деревень. Пилотные проекты подразумевают бюджетное финансирование, поскольку на них, в том числе, определяются наши ошибки. По итогам реализации таких проектов мы надеемся получить библиотеку решений, которые потом будем предлагать по городам в целях экономии энергии и денег.

- Что показали предварительные итоги реализации этих проектов?

- В бюджетном секторе мероприятия, которые являются экономически обоснованными, с окупаемостью до 5 лет, приносят экономию электроэнергии до 22%, а тепла до 25%. На них можно будет получить кредит в банке, либо привлечь энергосервисную компанию, которая бы эти мероприятия осуществила. Хотел бы обратить внимание на то, что такое энергосервис. С одной стороны, это вещь очень хорошая, а с другой стороны, она вызывает наибольшее беспокойство. Энергосервис – это, простым языком, модернизация за чужие деньги. Классический энергосервисный контракт выглядит так: к вам приходит компания, изучает какие мероприятия можно провести, осуществляет их за свои деньги, а впоследствии экономия, которая получается за счет этих мероприятий, делится между этой компанией и владельцами имущества или бюджетным учреждением.

Схема эта очень развита во всех странах, которые были успешны по энергосбережению. У нас она только начинает приживаться. Она новая и сложная не только с правовой точки зрения, но и с точки зрения привычки к этой схеме. Например, российские банки охотно кредитуют те сектора, где высокая доходность, и мало кредитуют просто экономику. Что уж говорить про проекты, которые подразумевают не зарабатывание денег, а снижение затрат. К таким проектам отношение настороженное, но те банки, которые профессионально собираются ими заниматься, видят здесь большие возможности.

Мы со своей стороны недавно сделали то, что формально по закону не требуется: в помощь бюджетникам мы подготовили типовой энергосервисный контракт, который поможет защитить потребителя. Он разработан и висит на сайте нашего министерства. Мы его не навязываем, а, скорее говорим, что есть такая модель, которой можно пользоваться.

-Расскажите о реализации государственной программы по энергосбережению.

- В конце прошлого года правительство ее одобрило. Суть программы очень простая: там всего два денежных инструмента для стимулирования. Первый – это софинансирование региональных программ. В этой госпрограмме определены критерии, как программа будет отбираться. На три года предусмотрено 17 млрд. рублей. Мы считаем, что софинансирование не должно превышать 500 миллионов рублей, чтобы охватить больше регионов.

Второй инструмент – это государственные гарантии. На три года будет 30 млрд. рублей. Они будут двух типов. Первый тип – гарантии для промышленных предприятий. Предприятие должно показать свой проект по энергоэффективности и под это взять государственную гарантию. Министерство финансов пошло полностью нам навстречу и снизило пороги для получения этой гарантии. Обычно это 5 млрд. рублей. Мы договорились, что в данном случае проект должен стоить миллиард, а 500 миллионов, соответственно, можно будет получить гарантию.

Вторая гарантия будет выдаваться банкам или субъектам федерации, которые будут осуществлять проекты в ЖКХ. Я уже говорил, что банки неохотно финансируют экономию затрат, поэтому гарантия нужна. На первые три года мы подставим плечо и покажем банкам, что нужно привыкать к этим проектам, так как государство дает на них гарантии. Здесь могут быть пулы проектов, но уже необязательна сумма. Это может быть несколько десятков домов или бюджетных учреждений. Схемы могут быть и более сложные, регион может добавлять свою гарантию, работать с региональными банками, но эта программа более прикладная. Сейчас министерство финансов работает над деталями получения таких государственных гарантий.

- Как обстоит ситуация с установкой приборов учета по регионам России?

- Ситуация очень разная. Есть регионы, где ранее заигрывали с нормативами, поэтому установка приборов учета пока не дает никакого эффекта для платежа, либо вообще его увеличивает. Но в большинстве регионов это не так. Прибор учета дает возможность регулирования и снижения платежей. Стоимость счетчика раскладывается на две составляющих: рыночная стоимость самого прибора, где все определяет конкуренция, и стоимость его установки. Стоимость установки прибора учета это сфера, где как раз и происходят злоупотребления. В разных регионах при одинаковой стоимости прибора общая цена колеблется от 150 до 500 тысяч рублей.

Вообще этот проект очень полезен для страны, так как цепляет очень много важных вещей. Прежде всего, несовершенство правил расчета коммунальных платежей. Сегодня они устроены так, что многим действительно невыгодно ставить приборы учета. Это связано с определенным расчетом общедомовых издержек. В ближайшее время выйдут новые правила, согласованные с министерством регионального развития РФ, которые изменят эту ситуацию. По замыслу установка приборов учета должна привести к справедливой оплате услуг и дать возможность регулирования. Я надеюсь, что в итоге у всех будет все в порядке с платежами.

- Не планирует ли федеральная власть продлить срок установки коллективных счетчиков?

- Вопрос о переносе сроков обсуждается, но не более чем на полгода. Есть предварительные данные по бюджетному сектору, который до 1 января должен был установить приборы учета. Там нет 100-процентного выполнения, поэтому никаких иллюзий у нас нет. Меня как-то спросили про ситуацию со 100-ваттными лампочками: после запрета производители очень быстро стали производить 99-ваттные, как вы к этому относитесь? Я в очередной раз восхитился русской смекалке и ответил, что хорошо отношусь. У нас долгие годы реформы ассоциировались только с трудностями и шоковой терапией. С тем, что народ должен страдать. Это не обязательно. Я за то, чтобы делать все плавно, давая параллельные инструменты.

Мы запретом по лампам добились того, что построен и работает светодиодный завод, увеличился импорт и потребление энергосберегающих ламп. Те, кто пользовался лампами накаливания, имеют возможность делать это и дальше. Но тренд на энергосбережение задан. То же самое касается приборов учета. Никто не будет ездить, проверять и применять санкции за то, что эти приборы не установлены. Более того, в законе есть обязанность ресурсоснабжающей организации: если граждане после пресекательного срока не установили приборы, установить их за свой счет, а гражданам включить пятилетнюю рассрочку платежа не дороже ставки рефинансирования. Это нам видится наиболее разумным компромиссом и мы внимательно мониторим такие случаи.

- Кто является главным противником установки счетчиков? Население?

- Нет, сетевики. У них износ оборудования и установка счетчиков как раз вскрывает все потери и неэффективность работы. Я согласен, что есть перегибы и мы будем стараться их устранять. Страна у нас большая, поэтому ни одна реформа не проходила так, чтобы все были довольны. Но это надо делать, потому что никто не может сказать сегодня какие реальные потери в сетях, это скрывается. Мы не учитываем эти потери уже много лет, потому что инвестиции в отрасль просто мизерные.

Если норматив не занижен, то вскрываются потери, ресурсоснабжающая организация оказывается в неприятной ситуации. Она имеют возможность в течение трех лет исчислять и выставлять по нормативу, несмотря на то, что стоит прибор учета. Это время необходимо дать организации, чтобы она находила инвестиции на модернизацию сетей. Это единственно возможный компромисс. Еще раз говорю, злоупотребления со счетчиками делаются целенаправленно, чтобы накрутить население. Мы не представляем себе объем неэффективности в ЖКХ. А вот когда страна будет полностью «оприборена», тогда мы узнаем правду, узнаем, за что мы платим и платили в предыдущие десятилетия.

- Сейчас есть постановление правительства, которое дает право поставщикам тепловой энергии делать перерасчет потребителям по итогам года, если превышен норматив потребления. Будет ли это постановление актуальным, если счетчики будут у всех потребителей?

- Для этого счетчики и ставятся. Давайте скажем прямо: мы никогда не проверим, какой норматив, и сколько, чего и как рассчитано. Сейчас платеж за тепло равномерный по всему году. Со счетчиком картина будет иная – ноль летом в большинстве регионов, а зимой платежи будут выше. В 307-м постановлении предусмотрен детальный механизм более равномерного распределения платежа, чтобы не было резкого скачка платежки за коммунальные услуги. Если до определенного уровня есть этот скачок, то платеж размазывается на весь год аккуратно, чтобы не было такого, что в январе фактически весь бюджет семьи уходит на коммуналку, а летом ничего не платится. Но то, что вы говорите, работает только при безучетном потреблении.

- Почему нельзя установку и приобретение общедомовых приборов учета возложить не на население, а на энергоснабжающие организации?

- Тогда мы не узнаем, за сколько они эти приборы купят, а население заплатит за коммуналку вдвое больше, чем, если бы люди купили этот прибор сами. Когда покупает население, у нас с вами есть возможность диалога, чтобы выяснить, сколько это стоит, а так нам правды никто не скажет. У нас была такая мысль, это широко обсуждалось, но учитывая монопольную специфику нашей экономики, риски для населения там будут больше.

- Есть ли у вас информационное сопровождение вашей реформы?

- Информационная программа сейчас делается. На обратной стороне квитанций за коммунальные услуги будет базовая информация по энергосбережению. Второе, это система call-центров, куда можно будет позвонить. Счетчики воспринимаются плохо не столько из-за недоинформированности, сколько из-за злоупотреблений, о которых мы уже говорили.

- Сейчас нередко говорят о возобновляемых источниках энергии. Насколько наша страна готова к тому, чтобы население могло пользоваться локальными энергетическими установками?

- В рамках закона не запрещено муниципальным образованиям работать в локальной энергосистеме. Но проблема заключается в деталях: присоединение к сетям, правила покупки электроэнергии и т.д. Возобновляемые источники для ряда регионов – это выход из ситуации. Например, для Дальнего Востока, который фактически является автономным. У меня к возобновляемой энергетике в основном скептическое отношение, потому что про нее много лет говорят, но она пока экономически неокупаемая. Все страны, где ее активно развивают, Европа, прежде всего, оплачивают ее либо за свой счет, либо за счет других потребителей. Неэффективны всех эти станции, включая солнечные. Хотя конкретно по солнцу за последние годы эффективность резко увеличилась. Но пока еще они не так рентабельны, как обычная энергетика.

Возобновляемой энергетикой все равно заниматься надо, потому что там происходит ряд технологических прорывов. Если Россия не будет ей заниматься, то мы безнадежно отстанем. Там невозможно десять лет не заниматься и вдруг всех в один миг догнать. Нужно постоянно держать руку на пульсе тех технологий, которые появляются. Сейчас в правительстве разрабатываются правила, как сделать эти локальные проекты привлекательными. То ли через договоры средней мощности, то ли через надбавку к оптовой цене рынка, чтобы эти станции в отдельных регионах было интересно строить инвесторам.

Денис Давыдов

источник - www.biznesnews.ru