Новости Волгограда
Олег Савченко: «Только слепец может не заметить перемен!»
29 января 2018, 17:03
Олег Савченко: «Только слепец может не заметить перемен!»
Фото: Volgograd-trv.ru
В последнее время в ряде СМИ Волгоградской области развернулась дискуссия о достижениях региональной власти и губернатора Андрея Бочарова, и достоверности их освещения в прессе (http://v102.ru/analytic/70036.html, https://www.facebook.com/sologubow/posts/1684592448266308?pnref=story).

Причем авторы и ресурсы, известные своей актуальной критической позицией в отношении региональной власти, настаивают на объективности, призывая профессионально анализировать достижения, и если критиковать – то за дело, когда «есть фактура».

Редакция информагентства «НовостиВолгограда.ру» решила включиться в процесс обсуждения. Оценить ситуацию в регионе мы попросили известного российского промышленника и эксперта, депутата Государственной Думы России трех созывов от Волгоградской области Олега Савченко.

Олег Владимирович, в последнее время мы все больше слышим о Вас как о путешественнике и покорителе гор, в том числе самой высокой в мире - Эвереста. А чем сегодня Вы еще занимаетесь, уйдя из большой политики? Продолжаете заниматься машиностроительным бизнесом?

Вы знаете, я по-прежнему остаюсь в большой политике, потому что бизнес, которым я руковожу, так или иначе влияет на российскую экономику, в частности на машиностроение. От моих многих предприятий зависит благополучие целых отраслей российской промышленности. Таких, например, как железная дорога, вагоностроение, оборонная промышленность и космическое направление. Исходя из этого, естественно, я должен быть в политике. Более того, сегодня я вхожу в состав различных комитетов, которые так или иначе влияют на экономическое законодательство России.

Сейчас многие предприятия испытывают проблемы из-за санкций, которые ввели западные страны в отношении России. Сказываются ли санкции на предприятиях, которыми Вы руководите? Как бы Вы оценили состояние отечественного машиностроения в целом?

Конечно, санкции сказываются. Мы привыкли в последнее время к тому, что Россия стала частью глобальной мировой экономики. И когда в той или иной мере перекрывают определенные возможности, это требует определенного перестроения. Это не смертельный вариант для любой отрасли экономики или промышленности, но на переформатирование требуется время. Смотрите... После введения первых санкций прошло уже 3 года. В публичном поле (СМИ, общественность) существуют некоторые противоречивые оценки произошедшего. Кто-то говорит, что все плохо, ужасно, «санкции убивают российскую экономику». Кто-то говорит, что все удачно, здорово, «есть возможность заменить импорт собственной продукцией». Эти противоречия будут и дальше существовать.

Здесь все зависит от собственников предприятий и управленцев, от конкретных руководителей заводов. Смогли ли они перестроиться или не смогли? В целом обо всей экономике мне говорить сложно, но если брать примеры по отдельным предприятиям, то для кого-то санкции стали смертельной инъекцией, а кто-то совершил очень серьезный прорыв в сбыте своей продукции за рубеж или внутри страны. Кто хочет работать, кто смотрит на несколько лет вперед, у того все сложилось хорошо. А кто не перестроился и, привыкнув получать прибыль ежедневно, забирает у предприятия оборотные средства, тот обрекает свое производство на гибель. К сожалению, таких предприятий сегодня много.

Отрадно, что есть яркие примеры, когда промышленные предприятия «врагам на зло» демонстрируют поистине ошеломляющие результаты работы. Взять хотя бы волгоградский завод «Каустик». Анализируя структуру экспорта предприятия за последние несколько лет, мы видим только позитивные перемены: за прошлый год, к слову, 70 наименований продукции «Каустика» разлетелись по 40 странам мира.

Волгоградский алюминиевый завод, который мы едва не похоронили после консервации несколько лет назад основного производства, оживает на наших глазах. России нужна импортозамещающая продукция, которую, в том числе, может дать наше волгоградское предприятие. В итоге на самом высоком правительственном уровне при участии собственников завода, компании «РУСАЛ», губернатора Андрея Бочарова достигнуты и уже реализуются конкретные договоренности о возобновлении производства первичного алюминия и открытии анодного производства на базе волгоградского завода. Речь идет о создании так называемой алюминиевой долины, которая даст региону несколько тысяч новых рабочих мест и рост поступлений в бюджет субъекта страны.

Олег Владимирович, недавно стало известно, что вы стали ведущим экономической программы на одном из федеральных каналов. И даже записали пилотный выпуск. Когда он выйдет в эфир? И с чем связано ваше желание попробовать себя в телевизионной журналистике? Ведь раньше Вы очень часто были участником телешоу, но только по другую сторону...

Раньше в разных телешоу я участвовал как депутат Государственной Думы (от Волгоградской области). Как правило, это были телевизионные проекты, где нужна была помощь людям, попавшим в беду. Я, обладая административными и финансовыми возможностями, всегда старался им помочь.

Сейчас я нахожусь в другом статусе и, оглядываясь на свою жизнь, вижу, что за плечами у меня есть большой опыт управленца и большой багаж знаний. Я — самый молодой лауреат Государственной премии РФ, кандидат экономических наук, имею хорошее техническое образование, плюс успехи в бизнесе. Наверное, из этих соображений и выбрали меня, как обозревателя экономических новостей. Я считаю, что роль ведущего такой программы очень ответственна. Тем более, что по договоренности с телеканалом у меня будет достаточная свобода в выборе тем. Эта программа — новое интересное направление. Надеюсь, она будет иметь взаимный интерес как у зрителей, так и у меня. Скорее всего, уже в ближайшее время она появится в эфире.

Олег Владимирович, Вы уже сказали, что по-прежнему остаетесь в большой политике и пристально следите за событиями в стране и мире. Как бы Вы оценили сегодня развитие России, ее положение на мировой арене и ситуацию внутри страны?

Вы знаете, я только что был в Давосе, сейчас я уже в Мюнхене. На экономическом форуме в Швейцарии мы подписали достаточно крупный контракт. И это хороший пример того, о чем я говорил раньше: каждое предприятие по-своему развивается в условиях санкций, и для кого-то это возможность сделать прорыв. По этой же аналогии можно говорить и о странах.

У России есть серьезнейший шанс. Если сейчас страна выстоит в этом политическом и экономическом противостоянии, то у нас появляется шанс доказать всему миру, что Россия – супердержава. После такого испытания Россия может поставить жирную точку в вопросе о своей роли на мировой арене, и все противостояния останутся в прошлом.

Вы уже сказали, что были депутатом Государственной Думы России трех созывов от Волгоградской области. Вы сегодня поддерживаете связь с регионом? И как бы Вы сегодня оценили уровень его социально-экономического развития?

Конечно, я поддерживаю связь с регионом. Я дружу со многими руководителями крупнейших предприятий, которые и представляют наш регион. Я общаюсь со многими чиновниками, мы обмениваемся мнениями по некоторым вопросам. Если где-то нужна моя помощь, я всегда на передовой... Что называется, «сел на этого коня» и останавливаться не могу, не хочу и не умею. Так меня родители воспитали.

Волгоградская область сегодня по потенциалу и своим возможностям входит в топовую десятку российских регионов. Другой вопрос, насколько регион может использовать этот потенциал? Но я всегда говорил, что шансы и перспективы у Волгоградской области огромные. В первую очередь, потому что в регионе есть высококлассные специалисты. Это главное богатство региона. И эти специалисты соскучились по настоящей работе. Они готовы вывести Волгоградскую область на передовые позиции не только по возможностям, но и по результатам.

В целом могу отметить, что в регионе сегодня видны успехи, связанные с тем, что Волгоградская область ассимилировалась с федеральным центром. Это видно даже по количеству чиновников-руководителей из федерального центра, которые посещают регион. За последние три года таких визитов было несколько десятков. Летом 2016 года президент Владимир Путин проводил в Волгограде заседание Госсовета, глава правительства страны Дмитрий Медведев приезжал к нам за последние несколько лет дважды. Среди ВИП-персон рабочие поездки в Волгоград, начиная с 2014 года, совершали вице-премьеры правительства России Игорь Шувалов и Дмитрий Рогозин. В прошлом году в регион прилетали министр сельского хозяйства Александр Ткачев, Владимир Пучков, ранее – министры строительства Михаил Мень и транспорта – Максим Соколов. После визитов высокопоставленных лиц Волгоградская область, как правило, получает дополнительные ресурсы из Москвы, о чем свидетельствуют вполне конкретные данные: рост консолидированного бюджета Волгоградской области за последние четыре года составил почти 30%. Это около 28 млрд рублей – полтора бюджета Волгограда, для понимания. Можно по-разному оценивать работу нынешней команды администрации Волгоградской области – пытаться выискивать недочеты, которые в любой работе найдутся, но то, что с приходом Андрея Бочарова регион вышел на принципиально новый уровень господдержки – это факт.

Вы сами часто бываете в Волгограде? И какие внешние изменения в регионе заметили Вы лично за последнее время?

Что значит часто бываю в Волгограде? Вообще-то я живу в Волгограде. А изменения, они очевидны. Только слепец их может не заметить. Взять хотя бы аэропорт, который за последние три года преобразился до неузнаваемости: построен и введен в эксплуатацию международный терминал, обновляется сопутствующая инфраструктура воздушной гавани, уже в этом году завершится строительство терминала внутренних линий. Несмотря на то, что работа по обновлению аэропорта еще, как говорится, «кипит», уже можно подвести промежуточные итоги. Мне известно о том, что в прошлом году впервые за четверть века волгоградская воздушная гавань пропустила через себя миллион (!) пассажиров. Хотя на этот показатель, безусловно, повлияло, помимо обновления аэровокзала, в целом улучшение социально-экономического климата региона.

Немало и других инфраструктурных проектов, изменивших облик города-героя. Это и реконструкция шоссе Авиаторов, и появление Нулевой Продольной магистрали, о которой так долго мечтали горожане, и качественное преображение самой крупной городской больницы №25, в которой, помимо отремонтированных корпусов, появилась и собственная вертолетная площадка. Впервые за долгие годы в регионе возобновила работу авиационная медицинская помощь. Разве это не позитивные изменения, которые касаются каждого жителя региона? Я уже не говорю о появлении в каждом районе областного центра новых благоустроенных парковых зон, стартовавших работах по масштабному обновлению в рамках государственно-частного партнерства Центрального парка культуры и отдыха, комплексному освоению поймы реки Царица.

Сколько лет, если не десятилетий, волгоградцы критиковали власть за то, что данная территория запущена и откровенно позорит город. Нужно отдать должное губернатору – он не боится браться за трудные задачи, застарелые комплексные проблемы, решение которых не лежит на поверхности, а требует нестандартных управленческих решений и серьезных финансовых вливаний. Как итог – осенью прошлого года в пойме Царицы открыли интерактивный музей «Россия – моя история». Рядом со зданием разбили современный парк с велодорожками, детским городком, фонтаном и прочими атрибутами прогулочных зон. В этом году планируется дальнейшее освоение «джунглей» поймы Царицы. Такие перемены в лице города не могут не радовать – я искреннее горд за то, что лицо нашего города преображается.

В целом, складывается ощущение, что меняется к лучшему сама атмосфера. Появилась стабильность и спокойствие. Это очень позитивный момент, который настраивает на оптимизм.

До недавнего времени Волгоградскую область сотрясали бесконечные политические скандалы и бесконечные отставки губернаторов. Вы сказали, что сегодня, с приходом Андрея Бочарова, ситуация вроде бы стабилизировалась. Как бы Вы оценили его деятельность на посту губернатора?

Да, политическая чехарда до недавнего времени была традиционна и даже привычна для волгоградского региона. А в высоких московских кабинетах — администрации президента и в правительстве РФ - существовало четкое клише: в Волгограде постоянно идут склоки и интриги. Поэтому в центре и не торопились с реализацией крупных проектов в Волгограде. Мол, «давайте подождем — пускай они там меж собой сначала разберутся». Так как был риск, что любые федеральные программы или субсидии из федерального бюджета могли просто сгинуть в никуда при этой неразберихе и абсолютной несистемности власти.

Могу привести пример из своей практики. Он очень характерный. Я говорю о выделении транша из федерального бюджета на строительство новых линий скоростного трамвая. Это было при губернаторе Боженове. Он тогда попросил меня «пробить» эти деньги в правительстве. Вместе с остальными депутатами от Волгоградской области я этим занялся. Лично на бюджетном комитете в Госдуме я вместе с руководителем Счетной палаты Сергеем Степашиным, вместе с председателем комитета, вместе с министром финансов с трудом получили согласованный проект, по-моему, на 310 млн рублей. Это большие деньги для Волгограда, они были жизненно необходимы городу. И потом в зале заседаний я слышу, как министр финансов с трибуны заявляет, что эта бюджетная строчка вычеркнута, потому что волгоградцы - региональная исполнительная власть - просто не подготовили проект. А без проекта деньги Минфин не выделяет. Все наши усилия пошли в никуда.

Это же не моя была работа — готовить проект, смету или иную документацию!? Моя задача как депутата — все это организовать, пролоббировать интересы региона, доказать острую необходимость строительства новой линии скоростного трамвая. И в итоге все тогда пошло прахом. И это следствие той чехарды, которая была в регионе.

Сегодня все по-другому. Бочаров принял решение выстроить полную вертикаль региональной власти, чтобы принятие ключевых решений происходило только с согласования губернатора. Я понимаю, что это было сложно.... Это решение дорогого стоит. Он не побоялся ответственности. С одной стороны — ты контролируешь в области всё и вся. А с другой — с тебя и весь спрос. Ты вызываешь огонь на себя: всю критику, вину за все недочёты, без которых в принципе невозможно обойтись. И нужно отдать Бочарову должное за такое смелое решение.

Тогда это, наверно, был единственный вариант для того, чтобы навести порядок. Практически в ручном режиме губернатор контролировал подготовку Волгограда к проведению чемпионата мира по футболу, выполнение в регионе президентских указов и реализацию федеральных программ. Ситуацию в итоге удалось выправить, о чем свидетельствует высокий рейтинг доверия к Бочарову в области. И сейчас, насколько я понимаю, управленческая система в регионе начала меняться. Судя по кадровым перестановкам, которые произошли за последние месяцы в администрации области, я вижу, что Андрей Иванович начинает делегировать какие-то отраслевые вопросы, профессиональные функции профильным заместителям и комитетам. И теперь ответственность уже на всей команде, которую он сформировал. Дальше она должна показывать уже результаты своей работы. И у меня тут даже сомнений нет в том, что все должно получиться.

Олег Владимирович, раньше Вы достаточно жестко критиковали команду Бочарова. Сейчас Ваше мнение изменилось. С чем это связано?

Знаете, я критиковал команду Бочарова за неэффективность работы тех или иных руководителей, которые не справлялись со своим обязанностями. Почему эти люди оставались на своих должностях при этом, мне трудно сказать. И трудно объяснить. Это не ко мне вопрос. Но сейчас я увидел изменения, связанные с подбором кадров по принципу эффективности и профессионализма. И я вижу в этом огромный потенциал для развития региона.

Вот Вы сказали, что заметили перемены к лучшему, в том числе по тем же дорогам. А в народе по инерции их так и ругают, как будто ничего не делается. Почему у населения порой такая запоздалая реакция на позитивные перемены?

Вы знаете, я понимаю население. Оно соскучилось по быстрым переменам, так долго в Волгограде не было каких-то позитивных изменений. Все время был один негатив: плохие новости, критика по поводу и без повода, скандалы и ничего хорошего. Вот сейчас много хороших инфоповодов, связанных с какими конкретными результатами. Там что-то построили, там что-то открыли. Это со временем обязательно изменит настрой жителей области с негативного на позитивный. Но сейчас народ хочет все сразу: здесь и сейчас. Я вот как руководитель со стажем и как человек, имеющий опыт работы в системе государственной власти, могу сказать, что ничего быстро не происходит нигде в мире. Для того, чтобы построить завод, нужно начать подготовку за 3 года. Для того, чтобы получить качественную дорогу, тоже нужно начинать подготовку за 3 года. Принять бюджет, найти деньги, подготовить проектную документацию. А это целый комплекс работ, который требует времени и огромных усилий со стороны властей. Я уже приводил пример со строительством новых веток скоростного трамвая. При Боженове денег не дали. При Бочарове инвестиции пошли. О чем это говорит?

О том, что в Москве изменили отношение к региону?

Абсолютно верно. Федерации изменила отношение к региону и начала региону доверять, это важно. Доверять — это значит там уверены, что деньги, которые сюда направят, они будут расходоваться по назначению, а не осядут в чьих-то карманах. Конечно, недочеты в реализации проектов могут быть. Никуда от этого не денешься. Мы живем в России и порой долго запрягаем. Но в целом программы и цели, на которые направлены деньги из Москвы, будут выполнены.

Волгоград наконец-таки начал реализовывать свой огромный потенциал. Он начал усиливать свои позиции. Об этом говорит и наметившийся устойчивый тренд наращивания темпов и объемов государственно-частного партнерства. По моим подсчетам, общий портфель заключенных между органами власти региона и бизнес-структурами соглашений за последние три года составил чуть менее 100 млрд рублей. Наиболее крупные проекты – это передача в концессию теплового и водопроводного хозяйства Волгограда, которое уже активно модернизируется и приводится в порядок.

По этому же пути муниципалитет пошел и в конце прошлого года, когда объявил конкурс на поиск концессионера в сфере уличного освещения. Спрашивается, где раньше были все эти инвесторы, почему не спешили осчастливить Волгоградскую область своими колоссальными бюджетами? Уверен, что не было элементарно доверия к бывшим руководителям региона, которые не были способны привлечь столь серьезных бизнес-игроков в наш регион. Правила игры менялись на ходу, а во главу угла зачастую ставились корыстные интересы. Сегодня доверие федеральных, как государственных, так и коммерческих структур, в Волгоградскую область возвращается.

И нужно делать все возможное, чтобы инвесторов было больше, чтобы Волгоградская область участвовала во всех государственных программах. И тут губернатору обязаны помогать депутаты Государственной Думы и сенаторы. Но к сожалению, на мой взгляд, сейчас нет единой команды волгоградцев в Москве, которая бы единым фронтом отстаивала интересы региона в правительстве. Поэтому здесь руководству области, наверно, тоже придется объединить эти силы вокруг интересов жителей региона. Так действует Татарстан, Белгород, Москва, Тюмень. И они добиваются очень хороших результатов. По этому пути нужно идти и Волгограду, для чего губернатору нужны в столице союзники и единомышленники из числа депутатов Госдумы и сенаторов от Волгоградской области. Ведь губернатор не может разорваться между регионом и Москвой. И нужно выстроить систему, которая тоже бы работала как отлаженный механизм.

А вы с позиции промышленника и жителя области какие бы назвали точки дальнейшего роста для региона?

У волгоградского региона есть огромный потенциал в развитии химической промышленности, которая, к сожалению, сегодня не работает на всю свою мощность. Точка роста, на мой взгляд, завод ВЗБТ - завод буровой техники. В условиях санкций он должен получить шанс на возрождение, должен работать в три смены, потому что потребность в его продукции огромная. Уже есть конкуренция на этом рынке, но я уверен, что наши специалисты справились бы с этой конкуренцией. Если бы им не мешало тяжелое наследие прошлых лет.

Такое «наследие» сегодня не дает развиваться и таким крупным предприятиям Волгоградской области, как «Красный Октябрь», тракторный завод, судостроительный, «Химпром». Это наследие из далекого прошлого и его нужно преодолевать. Тут без участия государства и региональных властей вряд ли удастся обойтись. Но другой вопрос, хотят ли собственники предприятий каких-либо изменений? И если не хотят, нужно предпринимать радикальные шаги. Потому что уничтожить все это очень легко и быстро. А вот потом заново строить и восстанавливать — трудно, долго, очень рискованно. Поэтому, на мой взгляд, сегодня нужно сделать все возможное, чтобы не потерять ни одно наше крупное предприятие.

Я считаю, что сельское хозяйство у нас тоже имеет огромные перспективы. У Волгоградской области должны быть свои узнаваемые бренды. Ее продукция должна расходиться как внутри региона, так и по всей стране, как минимум.

Кстати, в этом году Волгоградская область вошла в десятку регионов России по объемам экспорта зерна.

Ну вот! И сколько еще нереализованных возможностей в этой отрасли! У нас на селе могут быть не просто успехи, а рекорды, потому что в регионе уже сформировался пул грамотных успешных руководителей агропредприятий, которые выстояли в тяжелое время. И теперь в спокойной обстановке они могут показать очень хорошие результаты. Плюс в районах Волгоградской области появились грамотные руководители местных администраций, которые по-другому относятся к управлению своими территориями. И уверен, что вот такой государственно-частный подход даст возможности для качественных изменений в аграрном секторе волгоградского региона.

А какие-то меры в регионе предпринимаются для того, чтобы сельхозпродукция Волгоградской области становилась, как вы выразились, узнаваемым брендом?

Мы с вами уже говорили о влиянии санкций на промышленное производство, но ведь эта тема крайне актуальна и для аграрного сектора. Грамотные, компетентные руководители давно смекнули, что от введенных европейскими странами ограничений можно выиграть. Так, запрет ввоза импортной продукции подстегнул местный бизнес активнее осваивать круглогодичное производство овощей. Вдумайтесь, за последние три года площадь тепличных хозяйств в регионе возросла почти вдвое – до 76 гектаров. И есть все предпосылки полагать, что это только начало. Турецкими «пластиковыми» помидорами наш регион накушался вдоволь – пора выращивать собственную качественную продукцию и развивать экономику.

Следующий этап – переработка овощей. Из открытых данных мы видим, что объем сбора урожая овощей с открытого грунта в регионе за последние годы заметно вырос до 1 млн тонн в 2017 году. Очевидно, что симметричным должен быть и рост мощностей по переработке такой продукции. Отрадно, что новые производства появляются: не так давно в Алексеевском районе открылся комбинат по переработке томатов.

В целом, увеличение объемов переработки овощей в регионе по сравнению с предыдущими годами пока не велико, но здесь следует обратить внимание на другой важный момент – существенный прирост объема господдержки АПК. Так, если в 2013 году сельхозпроизводители получили из бюджета 3,7 млрд рублей, то в прошлом году – уже свыше 5 млрд. Немало важным является и своевременность получения помощи – многие аграрии помнят, как в прежние годы власть давала, но не выполняла свои обещания, или выплачивала субсидии агропроизводителям с серьезной задержкой по срокам, что ставило под удар предприятия.

В 2014 году, когда Андрей Бочаров пришел к власти, уровень кредиторской задолженности казны региона перед фермерами зашкаливал. За минувшие почти четыре года в этой сфере наведен порядок и более того – Волгоградская область по признанию федерального центра входит в пятерку лучших регионов России по срокам предоставления господдержки.