Лодочка, плыви! Как на маленькой лодке приплыть к большим контрактам
11 сентября , 17:53
Андрей Труфанов
Photo: Pixabay.com
Рынок строительства маломерных судов в Волгограде — уменьшенная модель современной экономической системы. Эта сфера бизнеса держится или буквально на руках частных мастеров, или на попечении компаний с госконтрактами.

Если рассматривать этот сегмент судостроения в масштабах России, становится понятно, что без серьёзных капиталовложений с многолетним периодом окупаемости, строительство лодок, катеров и яхт можно развивать только малой мерой.

Река Волга, являясь крупнейшей водной артерией России, казалось бы должна располагать к сосредоточению развития этой отрасли и со стороны спроса, и со стороны предложения. Но востребованность водного отдыха, как вида времепрепровождения вообще, сильно затухает сразу за Тольятти, а ещё ниже по течению после Саратова напоминает только что пересохший ручей — почва ещё влажная, а движения нет.

Спрос и предложение в маломерном судостроительстве движутся разными курсами
Photo:Андрей ТруфановИз личного архива

В Волгограде строительство прогулочных катеров в «нулевых» годах пыталась поставить на поток местная верфь «FRAM». За 10 лет существования спустила на воду с десяток плавучих дач и прекратила свою деятельность в 2014 году. Сейчас на когда-то официальном сайте «Фрам» почему-то рекламирует свои проекты питерский бизнесмен Виталий Архангельский, когда-то пытавшийся создать в России парусную и моторную флотилию стоимостью в миллиарды евро, а ныне вынужденный проживать во Франции без возможности посетить Россию.

Photo:novostivolgograda.ru

Единичные катера высокой комфортности с серьёзным водоизмещением в Волгоградской области по-прежнему строят мастера-одиночки. Один корпус в 1-2 года. Если заказчика удастся найти. Правда, борт №1 Волгоградской области — моторная яхта «Александра», что порой радует пляжников своей красотой, одна из немногих построек, не поменявшая место приписки. Среди «высоких» гостей, любовавшихся видами Волгограда с борта «Александры», персоны с фамилиями Медведев, Матвиенко, Рогозин и другие официальные лица.

Причину нахождения серийного судостроения в положении пассажира, оказавшегося за бортом в спасжилете, Владимир Глухов видит в отсутствии необходимой для рождения спроса инфраструктуры в регионе. Председатель совета директоров компании «Vega-Group», куда входят три судостроительных завода в Ахтубинске, Балаково и Волжском, даже свой катер держит в Саратове, где обслуживание больших и малых моторок стремится к должному уровню.

— Даже если представить, что завтра на воду спустят сотню корпусов, их элементарно негде будет швартовать и обслуживать. Нет у нас столько стоянок, чтобы даже начать говорить о возможности появления структуры, которая осилит серийное производство прогулочных лодок. Этого не произойдёт, пока доходы населения не позволят хотя бы думать о собственном водном транспорте.

Впрочем, низкий уровень развития сопутствующих сфер — поражение не очаговое, а, к сожалению, системное.

— У нас причальные стенки хорошие для малых судов сделаны в трёх городах: Москва, Санкт-Петербург и Сочи. У нас очень сложно открыть заправочные станции на воде. Водных магазинов нет вообще. Так построено законодательство, что их открыть невозможно. Нелегальные есть, легальных нет.Максим Фатеев, вице-президент Торгово-промышленной палаты России

Video:Медиахолдинг1MI

Однако, в России сегодня насчитывается около двух миллионов частных маломерных судов. Ежегодно их парк прирастает более, чем на 100 тысяч бортов. Значит есть регионы, в которых жители способны реализовать мечты о независимом отдыхе на воде. И это не обязательно предсказуемые Москва и Санкт-Петербург. Небольшие пластиковые и металлические суда серийно выпускают в Казани, Ульяновске, Ростове-на-Дону, Воронеже. По данным участников отрасли, суммарный оборот рынка строительства маломерных судов в России составляет около 11 миллиардов рублей в год. Правда, за последние два года он практически не вырос в объёме.

Photo:Медиахолдинг1MI

Единственным волгоградским предприятием с претензией на серийное производство можно назвать Волгоградский композитный завод. Зарождалось также буквально на руках своего основателя, инженера Сергея Морозова. В начале 90-х он придумал, как пластиковый корпус лодки для рыбалки сделать складным. Да ещё так, чтобы он помещался аккурат в багажник «копейки». С высокого спроса на «самострой» начинался проект, выросший в 2016 году в полноценный завод с миллионными оборотами — ООО «ВКС».

Сейчас в модельном ряду компании 7 моторных и вёсельных корпусов для различных видов отдыха на воде. Стабильные финансовые показатели говорят о достаточно высоком спросе на продукцию завода. Но и в этой статистике есть огромный подводный камень.

Выручку свыше 55 млн рублей в системе «СПАРК» показывает другое ООО «ВКС». С теми же учредителями, но основной продукцией которого являются полимерные ёмкости для химической промышленности и стеклопластиковые конструкции самого широкого профиля применения. В 2019 году завод получил контракт областного комитета дорожного хозяйства на установку остановочных павильонов в Волгограде на сумму 30 млн рублей.

Соучредителем ООО «ВКС» с весьма положительным сальдо (чистая прибыль в 2019 году 4,5 млн руб.) является Руслан Сергеевич Морозов, депутат Волгоградской городской Думы. Судя по всему, именно его увлечению водным отдыхом обязано своему убыточному присутствию в бизнесе (-2,4 млн, 2019 г) производство маломерных судов в Волгограде.

Судостроительство и судовождение в городе-герое на Волге — как летний «слепой» дождь, редкими крупными каплями напоминает о своём существовании. Последнюю парусную яхту здесь построили и спустили на воду этим летом, а предыдущую — несколько десятилетий назад. На постройку 8-метровой «Белуги» в арендованном гараже у группы энтузиастов в количестве двух человек ушло 5 лет.

В прошедшей недавно регате Кубок Нижней Волги «Белуга» претендовала на победу до схода по техническим причинам. Кстати, сам легендарный Кубок с 38-летней историей когда-то собирал до 60 лодок-участниц, в последние годы едва набирается полтора десятка. Вполне показательный бизнес-вектор.