Эксперт о фильме «Движение вверх»: «Правда искажается с первых же кадров»

Эксперт о фильме «Движение вверх»: «Правда искажается с первых же кадров»

26 января 2018, 13:10
Спорт
Станислав Лопатин
Фото: kg-portal.ru
Корреспондент газеты «Советский спорт» Алексей Орлов, который с 1970 года писал о баскетболе, скептически отнесся к блокбастеру «Движение вверх». Его возмутили вымыслы, показанные на экране.

В своей рецензии к фильму спортивный журналист отметил, что ради создания чувства патриотизма авторы картины пошли на прямую ложь, сообщают «Новые Известия».

«Правда искажается с первых же кадров, – заявляет Алексей Орлов. – Александр Гомельский, смещенный с поста тренера сборной СССР после третьего места на чемпионате мира в Любляне (Югославия) в 1970 году, прощается с игроками сборной, и, как только он покидает зал, где выстроились баскетболисты, парням представляют нового тренера – Владимира Кондрашина (в фильме Гаранжин – прим.ред.). На лицах баскетболистов – недоумение: мол, что за хмырь? Да и Гаранжин будто бы неуверен в себе: мол, убрали великого, которому я и в подметки не гожусь... Это неправда. Точнее – прямая ложь. Каждый из игравших в сборной Гомельского знал: Кондрашин – прекрасный тренер».

Спортивный корреспондент с большим стажем напомнил, что Владимир Кондрашин в 1968 году вывел ленинградский «Спартак» на третье место в чемпионате СССР. В 1969-м и 70-м он был вторым сразу после ЦСКА, составлявшего костяк сборной. При этом Кондрашина все игроки хорошо знали.

«Сергея Белова называл Серега, Модестаса Пауласкаса – Модя... «Меня зовут не Модест, а Модестас», – говорит киношный Паулаускас киношному Кондрашину, и, повернувшись к нему спиной, уходит возмущенный из зала, в котором игроки будто бы впервые в жизни видят нового тренера сборной. «Но да ведь это ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ фильм, не документальный!» – слышу я. – «Авторы имеют право на вымысел!».

Художественность позволила превратить в антисоветчика капитана сборной литовца Паулаускаса, которого советская власть награждала орденами... Баскетболистов сборной, приехавших в Америку на тренировочные матчи, отправить в фильме погулять в негритянских трущобах и сыграть в баскет с местной шпаной... Во время подготовки к турниру послать баскетболистов – с разрешения тренера! – в Грузию на грузинскую свадьбу...», – удивляется увиденному в блокбастере Алексей Орлов, не понаслышке знающий советский баскетбол.

Орлов понимает, что перед авторами фильма стоял цель показать спортсменов патриотами, готовыми на все ради победы над американцами, которые за всю историю олимпийского баскетбола не потерпели ни одного поражения.

Но есть момент, на который обратил внимание спортивный журналист: если киношный тренер на пресс-конференции в 1971 году после победы на чемпионате Европы заявил, что команда поедет на Олимпийские игры бороться за золото, то реальный Кондрашин так сказать не мог.

«Перед Олимпийскими играми тренеры всех советских команд – не только баскетбольной – докладывали в Спорткомитет (тогдашнее министерство спорта), какое место они займут. Кондрашин поставил начальство в известность: второе место. «Почему вы всегда говорите о втором?» – спросил его председатель Спорткомитета Павлов («румяный комсомольский вождь», как назвал его Евтушенко). «Сергей Павлович, когда вы организуете в Сочи питомник по выращиванию негров, команда будет играть за первое место», – ответил реальный Кондрашин. Вероятно, он не был патриотом, поскольку не удосужился вступить в партию; был единственным не членом партии среди всех главных тренеров советских команд в Мюнхене. И ехал за вторым местом», – рассказывает Алексей Орлов известные ему подробности.

В фильме сценаристы с темой патриотизма киношного Кондрашина пошли еще дальше. Он собирает деньги на лечение сына за границей, но когда становится известно, что будущий герой финального матча Александр Белов смертельно болен, то решает все собранные деньги отдать на лечение Белова.

«Здесь все – абсолютная ложь. К началу 70-х Кондрашин знал, что сына Юру вылечить нельзя, никаких денег он не собирал. И в 1972 году Саша Белов был совершенно здоров, заболел спустя шесть лет и вскоре скончался. Но зрителям требовалось внушить: ради победы над американцами Кондрашин готов пожертвовать здоровьем сына, а Белов готов играть смертельно больным», – продолжает журналист сравнивать реальные события с вымышленными.

По словам, Орлова, фильм дает зрителю основание считать, что в Мюнхене советская команда встречалась с профессионалами. Хотя это не так. Профессионалы НБА были допущены к международным турнирам только в 1992 году.

Гаранжин говорит своему помощнику, что перед Олимпийскими играми следовало бы сыграть «со студентами или любителями». Хотя это одно и то же. Но сказанное позволяет предполагать, что тренировочные матчи со студентами должны стать проверкой перед игрой с профессионалами.

«Кинозрителю невдомек, что в Мюнхене советские зрелые мужчины, большинство в возрасте от 25 до 28 лет (некоторые из них – отцы семейств), встречались со студентами, старшему из которых было 23, а большинству – 19-20. И зрителю не дано, конечно, знать, что в американской команде не было даже всех звезд студенческого баскетбола – в частности, центрового Билла Уолтона из Калифорнийского университета, который отказался играть, протестуя против войны во Вьетнаме», – ставит Орлов в известность всех, кого интересуется реальной историей.

По мнению спортивного журналиста, со всеми собранными вместе вымыслами фильм «Движение вверх» может «способствовать воспитанию только лжепатриотов».

Заметим однако, что, несмотря на все неточности и даже в некоторых случаях искажение действительности, допущенные авторами фильма, «Движение вверх» российский зритель все равно оценил. Даже спустя месяц после начала проката лента пользуется огромной популярностью и по темпу кассовых сборов за четвертый уик-энд проката собрала больше, чем легендарный «Аватар» Джеймса Кэмерона.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter