Как меня лечили от COVID-19. Часть I: гинекологи против коронавируса

Как меня лечили от COVID-19. Часть I: гинекологи против коронавируса

15 июля , 18:37ОбществоСтанислав ЛопатинPhoto: novostivolgograda.ru
Корреспондент «НовостиВолгограда.ру» попал в статистику коронавирусных больных и узнал на себе, что такое волгоградский ковидный госпиталь.

Началось все с внезапной высокой температуры после её небольшого повышения в течение четырех дней. Сбив ее за ночь, я отправился к врачу, ведь чиновники волгоградского облздрава во время эпидемии коронавируса всегда советовали это делать своевременно. В результате я оказался в «красной» зоне.

Пойти в поликлинику и не вернуться

Дело было в субботу. Молоденькая дежурная врач в поликлинике высказала традиционные претензии, что надо приходить при первых признаках недомогания. Интересно, неужели все работающие люди, у кого температура показала 37ºС, тут же бегут в поликлинику? Далее врач стала связываться с заведующей и спрашивать, что же со мной делать.

Видимо, поликлиника не хотела иметь дело с подозрительным больным. Головную боль легче скинуть на больницу. И для меня вызвали «скорую помощь».

— Нужен рентген, а в субботу в поликлинике он не работает. В больнице сделают снимок и решат, что делать дальше, — пояснила врач.

Карету «скорой помощи», которая должна была в Волжском отвезти из поликлиники до горбольницы № 3 (буквально через квартал), ждать пришлось полтора часа.

Грузный медик из неотложки в противочумном костюме для порядка спросил, что случилось.

— Да все нормально.

— Понятно, поехали, — сказал он, пропустив ответ мимо ушей, — на руках уже было направление из поликлиники.

Вообще в первую очередь всех интересовало, общался ли я с ковидными гражданами. Ответ «нет» явно медиков разочаровывал.

После того, как в больнице за мной на замок закрылась дверь приемного отделения, стало понятно — попал по полной. В итоге, отправившись в поликлинику, домой я вернулся только через 13 дней.

Знакомство с ковидным стационаром

Позднее меня удивляли рассказы больных о том, как им было трудно попасть в больницу из-за нехватки мест. Некоторые даже использовали свои связи в чиновничьих или медицинских верхах.

В моем случае все было очень оперативно. Люди, запакованные в защитные костюмы (можно видеть лишь глаза), завели на меня медкарту, измерили сатурацию (насыщение крови кислородом) приборчиком, похожим на гитарный тюнер. Он, как прищепка, надевается на палец. Хороший показатель — 95-99, ниже — хуже. Хотя у меня прибор показывал верхние границы, все равно медики писали, что у меня одышка, ведь это один из официальных признаков коронавируса. А именно от него меня лечить и собирались в ковидном госпитале, созданном на базе кардиологии горбольницы № 3 (ГБУЗ «Городская клиническая больница №3» в Волжском).

В приемном отделении взяли первый мазок на коронавирус — ватной палочкой провели внутри по горлу. Подумалось, что для более точного анализа такая процедура могла бы проводиться в отдельном, более стерильном помещении, а не там, где потоком идет прием больных. Это отмечали и мои соседи по палате. Потом кто-то из медиков скажет, что есть определенные требования - за два часа до взятия мазка нужно почистить зубы и прополоскать горло.

Photo:novostivolgograda.ru

К этому времени у меня еще оставалась слабая надежда избежать ковидного госпиталя. Я попытался объяснить, что мне обещали лишь проверить легкие на рентгене.

— Может, мне не обязательно ложиться?

Photo:novostivolgograda.ru

- Теперь уже поздно, — без эмоций отметил врач в приемном. И тут же добавил, что компьютерный томограф в больнице всё равно не работает — давно сломан. Тем самым вернув меня к реальному положению дел в отечественном здравоохранении.

«Мест нет»

Фраза «мест нет» звучала в госпитале чуть ли не каждый день. Слыша переговоры медиков, становилось понятно, что коек не хватает как в обычных палатах, так и в реанимационных (привет чиновникам из облздрава, рассказывавшим на брифингах обратное). Поэтому «скорые» с вновь прибывшими пациентами нередко разворачивали и отправляли в другие стационары.

Днем меня определили в палату на семь человек, которая была подготовлена, что называется, «с нуля» — полностью обеззаражена после всех предыдущих больных. Уже к вечеру она была практически заполнена чихающими и жутко кашляющими пациентами. Даже если ты не заражен, подхватить инфекцию в таком месте — сущий пустяк.

Народ завозили не только из Волжского, но и традиционно из районов Заволжья, в основном из Ленинска и Палласовки. Обратил также внимание на совсем не стандартную и очень любопытную маршрутизацию — пациента из Волжского везут в Красноармейский район Волгограда, а жителя юга областной столицы — в город-спутник. Такая вот ковидная рокировка.

На второй день к нам пытались подселить старушку. Надо было видеть ужас в ее глазах. Пожилая женщина отчаянно сопротивлялась, представив перспективу коротать больничные дни в компании мужчин.

Photo:novostivolgograda.ru

- Это вы врачу будете объяснять. А мне нужно вас куда-то определить, — невозмутимым тоном говорила ей санитарка.

Потом выяснилось, что старушка написала отказ от лечения. А единственную свободную койку занял все-таки мужчина. Не смейтесь, по фамилии Бочаров.

Кстати, о койках. После первой ночи показалось, что сплю на доске. Утром отвернул матрац — точно, доска вместо сетки.

Гинекологи против COVID-19

За время, проведенное в стационаре, я насчитал не менее семи лечащих врачей. Возможно, их было больше. Все же в одинаковых защитных костюмах, угадать сложно. Лишь двое представились. Казалось, что каждый день приходит новый доктор, который говорит: «Ну, давайте познакомимся. Что, у вас еще не прекратилась одышка? А-а, у вас и кашля нет».

На дежурство в ковидный госпиталь направляли разных врачей, не только кардиологов, в чьем в отделении находятся люди с подозрением на коронавирус и зараженные. Одна врач честно призналась, что она гинеколог.

Медики прошли ускоренные курсы по лечению COVID-19. Практически всем назначают амброксол от кашля, омепразол и триазавирин (противовирусное средство при гриппе), на прием которого нужно дать письменное согласие. Большинству ежедневно ставят капельницы с антибиотиком.

На третий день починили компьютерный томограф, который рассчитан, кажется, на вес не более 125 кг и перед этим просто не выдержал пациента с ожирением. Мне чудом удалось попасть на КТ и узнать, что все-такие есть пневмония. В тот же день аппарат перегрелся и перестал работать.

— Китайская техника, — с досадой сказала одна врач на обходе. По ее словам, описание неполадок томографа составило три страницы.

На момент моей выписки из больницы аппарат КТ так и не запустили.

Photo:novostivolgograda.ru

(Продолжение следует)

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter