«Синий кит» умер, но обещал вернуться: во что могут вылиться подростковые самоволки

«Синий кит» умер, но обещал вернуться: во что могут вылиться подростковые самоволки
«Синий кит» умер, но обещал вернуться: во что могут вылиться подростковые самоволки
4 августа 2019, 06:00ОбществоВиталий КошелевФото: pixabay.com
В Волгоградской области статистика побегов из дома детей и подростков в разгар лета достигла рекордного показателя — почти 30 несовершеннолетних жителей региона в течение июля тайно покинули отчий дом или реабилитационный центр и на несколько суток, а то и недель скрылись от родительского или попечительского контроля.

Журналисты издания «НовостиВолгограда.ру» попытались разобраться, что стоит за подростковыми самоволками, насколько дети рискуют, оказавшись в круговороте взрослой жизни, и, наконец, не станет ли такая тенденция спусковым крючком для активизации деятельности организаций, имеющих деструктивные цели, как для психики отдельно взятого подростка, так и для общества в целом. В последнем случае речь идет о печально известной организации «Синий кит» и ей подобных, чья деятельность в виде смертельно опасных заданий не только сломала психику сотням российских подростков, но и в буквальном смысле подвела нескольких детей к гибели.

Бегство от родителей

Всех юных беглецов и беглянок можно условно разделить на две группы. Тех, кто уходит из дома, имея родителей или хотя бы опекунов (бабушек или других близких родственников), а также подростков, которые тайно покидают реабилитационные центры.

Фото:pixabay.com

Сначала остановимся на первой группе. Уходы ребенка из родного дома, особенно из благополучной семьи, где есть все комфортные условия для проживания, кроме психологического микроклимата, казалось бы, парадокс. Но специалисты дают ему четкое объяснение.

По словам психологов, в подростковом возрасте, когда формируются жизненные ориентиры, особенно возрастает потребность в авторитетах для детской психики.

— Тут сходятся две тенденции. Первая — это отрицание всего и вся. Ребенок пока не знает, как нужно делать и как он хочет, но точно знает, как делать не надо. Например, не хочет выбирать профессию, предлагаемую родителями, слушать их советы по поводу проведения досуга. Одновременно у подростка формируется потребность в авторитете, примере для подражания, — рассказала корреспонденту издания «НовостиВолгограда.ру» психолог Наталья Ускова.

Фото:pixabay.com

К слову, на воссоздании авторитета — идола построены зомбирующие технологии многих культов и сект, когда человеку внушают, что его окружение живет ошибочно. Далее предлагается либо во всем следовать какому-либо гуру, либо самому строить мир вокруг себя. К счастью, правоохранители достаточно четко и своевременно выявляют и пресекают деятельность организаций, которые имеют хоть какие-то зачатки тоталитарных сект, и для этого есть правовые и юридические механизмы. Однако, если речь идет о каких-то коммунах на современный манер, то здесь нет ничего противозаконного. Проблема только в том, что беглец из семьи еще несовершеннолетний, а значит, не всегда может отдавать отчет своим поступкам.

Среди других причин бегства из дома специалисты называют гиперопеку со стороны родителей, конфликты в школе или во дворе, влияние переходного возраста с его гормональными изменениями, романтизацией побега и даже любовное влечение.

Показательна история 13-летней жительницы Дзержинского района Волгограда Яны С. Девочка является поздним ребенком и с самого рождения получала от родителей максимум заботы и внимания. Все ее желания исполнялись как по мановению волшебной палочки. Девочка пошла в школу моделей, получала любые подарки. Но в переходном возрасте между ней и родителями стали возникать конфликты.

Дошло до того, что в ответ на просьбу убрать в комнате, своенравный ребенок попросту выбрасывал из окна на улицу родительские вещи. Затем девочка связалась с плохой компанией, начала много гулять, токсикоманить. А в июне этого года и вовсе сбежала. Родители обратились в полицию и к волонтёрам. Мы распространили ориентировки. Житель Дзержинского района увидел такой розыскной плакат в соцсетях, позвонил нам и сообщил, что буквально только что видел девочку около своего дома. Активисты нашей организации тут же выдвинулись на место, отвлекли внимание девочки и дождались приезда полицейских, — сообщила корреспонденту издания «НовостиВолгограда.ру» заместитель председатель ВРОО «ВолгоСпас-ППД» Татьяна Воронина.

Фото:pixabay.com

В данном случае школьница скрывалась чуть более суток, поэтому ничего плохого с ней не случилось, и преступлений в отношении нее не совершалось. К слову, родители не стали испытывать судьбу и сразу же отправили ребенка на несколько недель на перевоспитание в реабилитационный центр для подростков.

Социальные сети как ниточка к неволе

В случае с Яной С. соцсети сыграли исключительно положительную роль. Но бывает и ровно наоборот. Даже поверхностное изучение пабликов в соцсетях дает представление об огромном количестве юнцов и барышень по всей стране, которые вынашивают мысль сбежать из дома. Но не в одиночку, а ищут попутчиков и попутчиц. Достаточно перечислить название групп в соцсетях (дабы не делать им рекламу, обойдемся без конкретики): «Хочу сбежать уйти из дома», «Клуб уйти из дома», «Уйти — сбежать из дома», «Негде жить — жизнь в лесу».

Отдельно стоит сказать, о гражданах, которые, похоже, неплохо разбираются в подростковой психологии и проявляют явно потребительскую инициативу, хорошо еще, если не с сексуальным подтекстом. Вот такие сообщения являются очень распространенными в группах, посвященных уходу подростков в самоволку.

Устали от жизни с родителями? Нет денег на аренду квартиры? Вы можете начать свою карьеру за границей. Заработная плата в долларах, проживание в бесплатной элитной квартире! Пишите в лс.

Подселю девушку с трудной жизненной ситуацией, помогу чем смогу.

Подселю девушку в свободную комнату, одинцово, в личку

Приму девушку за помощь по дому. На любое время Москва.

Бесплатное проживание в СПБ девушке — - за помощь по дому на длительный срок! Можно с подругой.

Если взрослый человек находит у своего ребенка в истории просмотров браузера подобные группы или тем более переписку на схожую тему, то это не просто показатель полной утраты контакта с ребенком, но повод бить тревогу.

В данный момент организации «Синий кит», администраторы которой раздавали подросткам смертельно опасные задания — типа пробежать перед несущимся автомобилем или пройти по краю крыши, не существует. Но это не должно успокаивать, поскольку веяния западной моды, а эта смертельно опасная забава тоже пришла оттуда, рано или поздно доносят до российских подростков не самые лучшие тренды.

Последняя такая подростковая забава, датированная 2018 годом, игра «48-часовой вызов». Ее запустили в социальной сети Facebook. Сценарий прост: убежать из дома, не поставив в известность родителей, и не дать себя обнаружить в течение двух дней. За это время на личный виртуальный счет беглеца капают баллы, но только в том случае, если родители подростка обратились в полицию, подключили к делу частного детектива или поисковый отряд волонтеров. В зачет идет и каждое упоминание в статьях в интернете. Хотя официально участником может стать подросток не моложе 14 лет, даже в этом возрасте при неблагоприятном стечении обстоятельств за двое суток вне дома с ним может случиться беда.

Фото:pixabay.com

К счастью, таких сценариев в Волгоградской области реализовано пока не было, по крайней мере, правоохранителям о них ничего не известно.

Статистика по детям, ушедшим из дома, действительно достаточно внушительная. В течение 2018 года разыскивался 291 подросток, самовольно ушедший из дома или соцучреждений. 90% найдены в течение суток. В этом году в розыске числятся 4 ребенка. Причем по троим есть данные, что они выехали вместе с матерью, то есть имеет место не преступление, а семейный конфликт. Во всех случаях у нас нет данных, что подросток сделал это под чьим-то влиянием или по указанию из соцсетей. Все побеги из дома бытовые и в основном разрешаются мирно и благополучно, что, конечно, не отменяет постоянной профилактики таких случаев. Значение имеет и бдительность родителей, и их осведомленность о занятиях своего чада, - сообщили корреспонденту издания «НовостиВолгограда.ру» в пресс-службе ГУ МВД региона.

Если цифры за год выглядят внушительно, то в более детальной статистике по месяцам уже пугающе.

Если в январе и феврале этого года было 16 и 15 подобных заявлений соответственно, то в июле, хотя месяц еще не закончился, уже 25 самовольных уходов несовершеннолетних, - информируют полицейские.

Подчеркнем, что ни мы, ни правоохранители не призываем к тотальному контролю за детьми, поскольку даже уже сам факт интернет- шпионства за подростком не красит родителя, но из двух зол выбирают меньшее. В идеале же отношения должны быть максимально доверительные, а если ребенок закрылся, то необходимо уже привлекать детского психолога.

Отметим также, что нынешнее поколение родителей — это дети 90-х, когда в перестроечные времена речь часто шла не о роскоши или планах на будущее, а о банальном продуктовом выживании. Поэтому концентрация на постоянном решении материальных проблем в ущерб семейному микроклимату во многих семьях объяснима.

Бегство к «родителям» и всему, что ассоциируется с домом

В современном капиталистическом мире, когда даже преподаватель в школе не более чем человек, оказывающий образовательные услуги, подросткам, которые лишены нормального семейного быта, приходится сложнее других. Речь о детях, которые воспитываются в реабилитационных центрах.

Фото:Медиахолдинг 1Mi

Согласно данным статистики, система профилактики побегов из таких учреждений дает хороший результат — по словам Уполномоченной по правам ребенка Нины Болдыревой, в текущем году при увеличении количества реабилитационных центров беглецов и беглянок стало даже меньше едва ли не в два раза: 15 случаев за полгода против 27 за 6 первых месяцев в 2018-м.

Не исключено, что такая статистика - результат более строгого отношения воспитателей к гаджетам подростков. Последние в реабилитационных центрах теперь практически лишены возможности свободного доступа к соцсетям, что раньше без строго контроля становилось причиной реальных побегов. Хотя отдельные подростки, оказывается, даже не виноваты в тяге к свободе и желанию поскорее вкусить взрослую жизнь.

— Склонность к уходам часто граничит с психиатрическим диагнозом, в просторечье именуемым бродяжничеством. К сожалению, есть такие дети с подобным поведенческим отклонением, но здесь помощь им лежит уже в области медицины, — рассказала корреспонденту издания «НовостиВолгограда.ру» Уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области Нина Болдырева.

Фото:pixabay.com

Характерный пример беглянки с постоянными рецидивами — Алина С. 13-летняя девочка воспитывается в камышинском центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей. 19 июля она в очередной раз сбежала вместе с другой воспитанницей этого же детдома и на момент написания материала еще не была найдена.

Примечательно, что подруга беглянки, тоже Алина, нашлась у родной тёти первой девушки в Волгограде, но сама племянница предпочла скрыться от правоохранителей и органов опеки.

При этом, по неофициальной информации, девушка заходит в соцсети, выходит на связь по сотовому телефону, но отказывается возвращаться в камышинский детдом на данный момент, отвечая в духе «нагуляюсь, приду».

Фото:novostivolgograda.ru

Но вне зависимости от мотивации побега из различных учреждений такая категория беглецов — легкая добыча для тех же педофилов. Только из тех случаев, что были преданы огласке в прошлом году, сразу два подростка, сбежавших из реабилитационных центров, попали в неприятные истории с нарушением своей половой неприкосновенности, а этом году зафиксирован один такой случай. По данным фактам во всех случаях были возбуждены дела по ст. 134 УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста».

Поэтому органам профилактики, а основной из них это областная комиссия по делам несовершеннолетних, куда входят более 10 субъектов, начиная от правоохранительных органов и заканчивая областными комитетами образования и здравоохранения, неплохо бы задуматься над тем, чтобы случаев подростковых самоволок не было совсем. Только в этом случае статистику преступлений в отношении сбежавших детей удастся свести до нуля.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter