Карьера мэра Волгограда может завершиться уголовным делом или повышением

Карьера мэра Волгограда может завершиться уголовным делом или повышением
Карьера мэра Волгограда может завершиться уголовным делом или повышением
27 июня 2019, 18:01ПолитикаСтанислав ЛопатинФото: novostivolgograda.ru
Такая перспектива ждет любого градоначальника в России, если следовать выводу в докладе Комитета гражданских инициатив (КГИ).

Свое новое исследование эксперты комитета посвятили особенностям ротации корпуса мэров в современной России. Они рассмотрели ситуацию в 109 городах за последние 11 лет.

Данные по 360 мэрам команда проекта КГИ «Муниципальная карта России: точки роста» брала из открытых источников.

В ходе исследования выяснилось, что мэр – должность весьма неустойчивая. Особенно сейчас, когда он избирается по конкурсу. На своем месте он держится максимум три года. Когда были прямые выборы – до 5 с половиной лет.

После отставки прослеживаются типичные пути, по которому идут экс-мэры. Главный из них – повышение. Доля бывших градоначальников, перешедших на региональный уровень составляет 21%. Губернаторские кресла заняли 12 из них. Еще 20 мэров из выборки за 11 лет стали депутатами Госдумы РФ или сенаторами Федерального собрания РФ.

Как пример, Ирина Гусева, которая после долгих лет депутатства в облдуме была мэром города-героя Волгограда с сентября 2013-го по июль 2014 года. Потом она добровольно сложила полномочия. Официальная причина – потому что получила мандат в Госдуме. Правда, место ей освободили. Из депутатов Госдумы тогда вдруг решил уйти Дмитрий Коньков.

Фото:novostivolgograda.ru

Второй «популярный» путь, по которому идут бывшие мэры – уголовное преследование. Их доля составила 15%. Из городских руководителей, включенных в выборку исследования, на 39 человек заводились дела.

Конечно, Евгений Ищенко руководил Волгоградом до начала исследуемого КГИ периода. Но его случай мог бы стать красочным подтверждением обозначенного второго пути экс-мэров.

Кресло мэра Ищенко занял в 2004 году, а уже в мае 2006-го ему предъявили обвинение.

Как передавали «НовостиВолгограда.ру», его заподозрили в нарушении сразу четырех статей УК — от превышения должностных полномочий до незаконного хранения оружия. В ходе разбирательства половина обвинений в отношении Ищенко не подтвердилась, и в итоге бывший мэр пошел под суд только за нелегальное предпринимательство и хранение боеприпасов (в его доме якобы обнаружили патроны). В июне 2007 года экс-главу Волгограда, к тому моменту уже сложившего полномочия, приговорили к году лишения свободы и сразу освободили, поскольку он уже отбыл соответствующий срок в СИЗО.

Эксперты КГИ считают, что уголовное преследование экс-мэров вовсе не говорит о высоком уровне коррумпированности или противоправных действий с их стороны.

«Причиной этого может быть высокая правовая незащищенность глав муниципальных образований», – говорится в докладе КГИ.

Есть, правда, еще один распространенный сценарий завершения карьеры мэра: «пропал с радаров». Доля таких составляет 14%.

К ним, наверное, можно причислить Романа Гребенникова, руководившего Волгоградом с мая 2007 года по февраль 2011-го. Правда, с натяжкой, ведь немного позднее он занимал должность первого заместителя председателя правительства Волгоградской области, то есть вроде бы ушел на повышение. Но уже при новом главе региона Андрее Бочарове был уволен с поста вице-губернатора. И теперь действительно, как говорится, «пропал с радаров».

Эксперты Комитета гражданских инициатив заметили, что за последние 11 лет чаще всего мэрами становились региональные и муниципальные чиновники. Число приходящих из бизнеса резко сократилось.

Снизилась доля мэров с ученой степенью или получивших образование в вузах «национального» уровня с 29% до 17%. Градоначальников, имеющих образование экономического и управленческого профиля, тоже стало меньше – с 44% до 39%. Зато в два раза выросло количество мэров с юридическим образованием: за 10 лет с 10% до 20%.

Фото:novostivolgograda.ru

Исследователи делают вывод, что эволюция модели управления городами – переход к институту сити-менеджеров – кардинально ухудшила стабильность муниципального управления. Как уже говорилось, такие мэры меньше задерживаются на своем посту и чаще всего не нужны даже верхам. Достаточно сказать, что среди избранных населением мэров 10 человек стали губернаторами, а из «конкурсных» мэров – только 2 человека.

- Институт сити-менеджеров, который сегодня действует в России, это, возможно, нормальная система только для маленьких городков. Но это точно не подходит для крупных городов. В крупных городах мэр – это лидер, а не пешка-исполнитель. В обществе запрос на это будет только расти. Необходимо выращивать кадры, которые смогут заниматься задачами такого уровня. Кроме того, если администрация решит вернуть выборы мэров в крупных городах, то здесь в АП (администрация президента – прим. ред.), в первую очередь, будет руководствоваться дефицитом кадров при назначении на высокие должности в регионах и федеральном центре. Мы видим сегодня лихорадочные попытки растянуть «скамейку запасных» за счет охранников службы безопасности президента, за счет каких-то заместителей министров, так называемых молодых технократов. Они хорошо говорят на английском, но вряд ли смогут поговорить с бюджетниками или, например, с обманутыми дольщиками. Совсем другие сегодня нужны лидеры в городах, – говорит волгоградский политолог, руководитель Клуба экспертов Нижнего Поволжья Андрей Серенко.

В Комитете гражданских инициатив обратили внимание на то, что большую востребованность в верхах избираемых населением мэров можно косвенно рассматривать как определенный «знак качества» таких управленцев.

«Иными словами, прямые выборы мэров являлись бы действенным механизмом формирования кадрового резерва федеральных депутатов и глав регионов», - заявляют в итоге специалисты, подготовившие доклад.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter