Posted 15 мая, 11:54

Published 15 мая, 11:54

Modified 19 мая, 11:57

Updated 19 мая, 11:57

Цифровой след уклониста: что ждет призывников в РФ при новом реестре учета

Цифровой след уклониста: что ждет призывников в РФ при новом реестре учета

15 мая 2024, 11:54
Фото: Антон Засимов / 1MI
В России с 31 октября стартует первый этап внедрения Единого реестра воинского учета. Он включает множество личных данных о призывниках. Минобороны будет использовать его для внесения данных о военнообязанных, отправки электронных повесток и введения ограничительных мер против уклонистов.

Уклонистам бой

Новшества Министерства обороны призваны существенно осложнить жизнь российским уклонистам.

Например, ведомство будет вносить в единый цифровой реестр информацию об имуществе призывников — как движимом, так и недвижимом. Также там будут паспортные данные с ФИО, указанием пола, даты и места рождения. В специальную государственную информсистему внесут также данные СНИЛС и ИНН.

Минобороны, ФСБ, ФНС, МВД и другие ведомства будут обмениваться данными для установления временных ограничительных мер против уклоняющихся от службы.

 — Закон появился как ответ на неразбериху, которая случилась в 22-м году, когда нужно было работать с гражданами по поводу их воинской обязанности и призыва на военную службу. И, естественно, многие, ну, скажем так, современные мыслящие люди, весьма отстраненные от своего гражданского долга и условно понимающие вообще свой гражданский долг, начали хитрить. Ну и плюс еще старая система учета, она, конечно, мешала нормальному, быстрому, оперативному реагированию на вызовы и угрозы, — прокомментировал ситуацию депутат Волгоградской облдумы Александр Осипов.

Народный избранник, к слову, сам рвался на СВО, но пополнить ряды бойцов ему помешало состояние здоровья и обнаружившиеся проблемы с сердцем.

Закон военного времени?

Страшный сон писателей-фантастов о тотальном контроле человека путем отслеживания его цифрового следа обрел новые черты в контексте единого реестра призывников.

 — Мы сейчас пожинаем плоды цифровизации мира. Вопрос в том, как это используется. Ну, в принципе, уже лет 20-30 назад было понятно, что мы окажемся в мире, который абсолютно прозрачен, и действительно твою личность могут «оцифровать». И если нужно даже стереть любой момент. Это было уже достаточно ясно по художественным, фантастическим фильмам 30-летней давности, — отметила психолог, кандидат психологических наук Дина Зиновьева.

Молодые люди психологически уже, по сути, не имеют самостоятельного выбора перед лицом неминуемого призыва.

— Казалось, что технологии и цифровизация должны облегчить жизнь, а в итоге получается такая тупиковая ситуация именно для границ человека, для человечества в целом, для формирования того, чтобы человек жил в честном и свободном мире. Здесь уже, наверное, должна формироваться какая-то новая философия, новые компенсаторные механизмы защиты свободы личности как ответ на происходящее, — пояснила кандидат психологических наук.

Любая система учета и контроля нуждается в наполнении определенных данных. Но даже со скидкой на продолжающуюся специальную военную операцию наши спикеры едины во мнении, что проект закона составлен с перегибами.

 — Данный единый реестр избыточен по своим требованиям. По крайней мере, зачем военкоматам или Минобороны знать, у кого какие машины, лодки или еще вот какой цвет глаз, например. Достаточно первичной какой-то информации о том, в каком состоянии находится человек. Состояние здоровья, пусть даже спортивные достижения, но уж отнюдь не данные об имуществе. Фактически все перечисленное в этом законе является действительно очень жестким цифровым регламентом данных, отражающим обстоятельства жизни того или иного гражданина России, — уточнил депутат Александр Осипов.

Действительно, сложно увидеть взаимосвязи между наличием у молодого человека, например, мотоцикла и его желанием или нежеланием отдавать долг родине.

С другой стороны, возможно, такая «подноготная» сыграет на руку приставам или правоохранителям, если будет поставлена задача отследить и ограничить перемещение уклониста по стране.

— На мой взгляд, с уклонистами бороться надо не только на этапе, когда они уклонились, а это также должен быть процесс, растянутый во времени. То есть человек уклонился от армии, СВО закончилось, прошло несколько лет. Но для него должны быть раз и навсегда закрыты определенные жизненные дороги. Закрыта государственная служба, раз. Для него должна быть закрыта муниципальная служба. Для него должны быть закрыты любые выборные и другие престижные должности, — высказал свою точку зрения волгоградский военный эксперт Антон Щепетнов.

Избавиться от избыточности

— Из аргументов против цифровизации усиления, безусловно, это наступление на гражданские права и свободы, наступление на частную жизнь гражданина, который охраняет законом, в том числе и от вмешательства государства. Только по постановлению суда и только спецслужбы могут вмешиваться в частную жизнь, — отметил Антон Щепетнов.

Парадокс любых нововведений и новшеств в том, что ошибки становятся видны на практике и со временем, то есть речь идет об определенном набивании шишек.

— Как только ошибки будут видны, нужно будет вносить в Закон поправки и опять же избавляться от избыточных норм. Нужно понимать, что права гражданина и личное пространство человека, они должны коррелироваться и соотноситься. Нельзя всех подстричь под одну гребенку, всех загнать в какие-то ячейки. Что с этим потом-то будем делать? Не совсем понятно, — разъяснил Александр Осипов.

При этом даже в самой суровой редакции нового реестра бегства призывников ждать не приходится.

— Я не думаю, что вот это ужесточение мер повлечет за собой массовое бегство из страны людей призывного возраста. Потому что общество в военные действия втянулось. Даже бесконечные слухи о волнах мобилизации — они население, конечно, ещё нервируют. Но даже если частичную мобилизацию вновь объявят, полного шока для российского общества не будет, — отметил военный эксперт Щепетнов.
— Понятно, что закон сейчас тестируется, и к каким выводам уже придут его исполнители, будет понятно дальше. На мой взгляд, можно было часть сведений просто исключить, поскольку в нынешнем варианте Закон содержит, на мой взгляд, избыточные нормы и нарушает права личной жизни человека, — пояснил Александр Осипов.

Безопасность данных

Тревожным моментом, по мнению наших собеседников, является и безопасность данных. Сведения, на которые претендуют военкоматы, по большей части скрыты от полиции.

Даже ФСБ может получить к ним доступ только в рамках оперативно-розыскной работы, то есть, когда имеется вероятность нарушения человеком закона, а не по умолчанию.

 — Тут очень велик риск утечек. Сейчас на черном рынке во всю торгуют налоговыми, полицейскими, ДПС-ными базами. Не дай Бог, к этому прибавится ещё торговля базами военкоматов. Причём следует отметить, что в военных комиссариатах почти все сотрудники гражданские, то есть, не в погонах. С соответствующим уровнем компетенции и ответственности за свои действия. И плюс такая чувствительная информация может быть очень на руку врагу, — предостерег военный эксперт Щепетнов.

С ним согласен и депутат облдумы Осипов.

— Хранение же таких массивных баз данных, в случае их взлома, может позволить нашим врагам получить все данные о людях, проводить по ним удаленные и дистанционные оперативные мероприятия. Никто, даже самый продвинутый цифровик, не может гарантировать, что данные просто не будут похищены врагами или мошенниками и не использованы в иных, не связанных с государственной задачей целях.

Сценарий такого потенциального вредительства описал Антон Щепетнов, который от своих боевых друзей из зоны СВО уже слышал самые страшные истории.

 — Если человек попал в плен, не дай бог, конечно, его мгновенно пробьют, узнают все об имуществе и просто могут начать шантажировать семью — платите деньги, у вас же есть, что продать. Иначе мы его не обменяем или еще хуже — покалечим, расстреляем, — рассказал наш собеседник. — ВСУ сейчас этим усиленно занимается, но они этим занимаются вслепую. А скоро они смогут действовать чётко. Есть машина, квартира, ещё что-то? Всё, пожалуйста, связались с женой — плати.

Остается надеяться, что нововведения пройдут «шлифовку» здравым смыслом.

Пока же известно лишь, что в период до конца 2024 года будет проведено тестирование и заполнение реестра данными из баз. С 2025 года система будет полноценно функционировать.

Отдельные элементы системы будут использоваться уже в предстоящем осеннем призыве. Новые данные планируется добавлять при личном посещении военкомата, письменном обращении или через портал госуслуг.

Реестр будет содержать 47 пунктов с информацией о каждом потенциальном военнослужащем, включая личные данные, место жительства, транспортные средства и множество другой информации.

"