Posted 9 января 07:30

Published 9 января 07:30

Modified 9 января 07:30

Updated 9 января 07:30

Кража без ущерба и потерпевших: волжанина осудили за бесхозную трубу на три года

9 января 2023, 07:30
Фото: 1MI
В деле о хищении бесхозной поливной трубы, пролежавшей на паевых землях под Волгоградом более 50 лет, близится развязка. 10 января Волгоградский областной суд рассмотрит в апелляции скандальное дело, по которому приговор уже однажды отменялся.

Многострадальное дело о краже полувековой ржавой трубы подошло к кульминации.

Хотя по факту многострадальным в этой абсурдной криминальной истории с элементами фарса справедливо было бы назвать обвиняемого в неочевидной краже и уже дважды осужденного судом первой инстанции 35-летнего волжанина Романа С.

Он уже почти три года является фигурантом уголовного дела, а последние четыре месяца и вовсе провел в СИЗО после повторного приговора Ленинского райсуда, согласно которому ржавая труба может стоить ему три года колонии.

Первый приговор Ленинского суда был отменен облсудом в апелляции из-за большого количества процессуальных нарушений.

Но это не помешало райсуду, как считает защита, не устранив нарушения, вынести второй обвинительный вердикт и назначить 35-летнему мужчине без судимостей 3 года колонии.

Не нужно иметь специального образования, чтобы понять, что это какой-то юридический нонсенс. Три года за кражу трубы, износ которой согласно экспертизе составляет 97 процентов, при том, что защита доказывает — факта кражи не было вовсе.

К тому же какой-либо ценности труба не представляет и является по сути негодной трухой, приравненной к металлолому, а значит, согласно ст. 226 Гражданского кодекса ее и вовсе следует отнести к категории «брошенных вещей» — лома металлов, топляков от сплава и других отходов производства.

Но не только этот факт позволяет защите говорить об отсутствии состава преступления. Дело еще и в том, что ветхая труба принадлежала пайщикам. Они к осужденному Роману С. никаких претензий не имеют.

Свидетелем же обвинения по делу проходит фермер Юмагулов, арендующий участок, где лежала труба. Как считает защита и сам фигурант уголовного дела, между Юмагуловым еще одним лицом Кумовым был заключен фиктивный договор, согласно которому второму из них было передано право пользования трубой якобы за ранее поставленные Юмагулову ГСМ.

Однако были ли у Кумова и Юмагулова юридические основания обвинять в человека в краже бесхозного предмета? Будь труба даже новой и имеющей ценность, она никак не могла принадлежать сначала фермеру, а затем поставщику ГСМ, поскольку является собственностью пайщиков.

— Представьте ситуацию, вы сдали квартиру в аренду, и арендаторы начали продавать мебель из вашей квартиры. Вот так поступили и с пайщиками — арендатор, «продал» имущество пайщиков непонятному лицу по «левой» схеме. Так кто в этой ситуации виноват? — комментирует ситуацию адвокат Александр Тарасов. —  У меня, как защитника, возникает логичный вопрос, а не является ли вся эта «схема» лишь способом посадить моего подзащитного, который уже почти три года на каждом следственном действии, в каждом судебном заседании говорит о фальсификации, называет имена тех, кому это выгодно и до сих пор его показания не проверены.

Вокруг да около ржавой трубы следственные, а затем судебные органы на районном уровне ходят уже более двух лет. При этом задействуются государственные, а значит, бюджетные ресурсы, от действительно важной работы по изобличению, поимке, осуждению коррупционеров и крупных воров отвлекаются ценные кадры.

В этом же очевидном деле даже потенциальные потерпевшие против осужденного ничего не имеют.

— В судебном заседании допрашивали некоторых работников фермера Юмагулова. К счастью, часть из них оказались пайщиками. Я спрашивал у них — знают ли они, что труба в равных долях принадлежит пайщикам? Они сказали, что впервые слышат об этом и никому разрешение на распоряжение их имуществом не давали, а к подсудимому претензий не имеют, — пояснил Александр Тарасов.

При всех этих вводных неудивительно, что прокуратура, также как и защита, просит облсуд вновь отменить приговор и направить дело на новое уже третье по счету рассмотрение.

— И для меня, как представителя защиты, и, как мы видим, даже для прокуратуры, очевидно, что в этом деле был нарушен основной принцип уголовного процесса, предусмотренный ст. 7  УПК РФ — законность при производстве по уголовному делу, — рассказал адвокат осужденного Романа С.

Увидит ли Волгоградский областной суд все эти нарушения и будут ли удовлетворены ходатайства защиты и прокуратуры об отмене спорного приговора, решится 10 января.