Posted 7 октября 2022, 14:32

Published 7 октября 2022, 14:32

Modified 17 октября 2022, 11:56

Updated 17 октября 2022, 11:56

«Собаки как люди, у всех свой характер» — нижегородский сапер-кинолог о службе в СВО

7 октября 2022, 14:32
Фото: 1MI
Нижегородец Дмитрий — штучный военный специалист, сапер-кинолог. Так что фамилии у него здесь как бы нет, впрочем, как и лица. Вместо него — балаклава и темные баллистические очки. А вместо фамилии позывной со странным винно-средиземноморским акцентом — «Тоскана».

Почему так, становится ясно, когда он сообщает, то это кличка его служебной собаки, немецкой овчарки.

— Я четыре года служу по контракту. Первый год с лабрадором, у которого уже был седьмой год службы, а после восьми лет его списали, то есть отдали гражданскому хозяину. А потом мне дали Тоскану, ей три года. Вот по сей день и работаем вместе.

У собак, как и у людей, конечно, разные характеры. Сангвиники, холерики… У нас с Тосканой много общего, мы оба собственники. Она мячик свой любимый не отдаст никому, я вещи свои не люблю одалживать. И оба мы — интроверты. Мы когда между собой общаемся, друг друга понимаем сразу, можно сказать, у нас возвышенные отношения, такая коммуникация только между нами. А все остальные — они там где-то, снаружи. Мы сошлись характерами, нашли общий язык и так и работаем. Я знаю, что ей надо. Она знает, что я прошу. Все просто.

Фото: 1MI

Правда, что, при дрессуре собак нужно поставить себя как вожака, что все строится по правилам иерархии, как в волчьей стае?

— Абсолютно верно. Собака должна признавать в тебе лидера. Это можно легко увидеть, когда ведешь ее на поводке. И если она начинает тянуть, то не ты выгуливаешь собаку, а собака выгуливает тебя. Берет лидерство. А вообще она должна идти рядом. И если это все происходит естественно, без насилия, на это просто приятно смотреть.

Отряд саперов разминирует один из объектов городской инфраструктуры Мариуполя. Для журналистов, приехавших снимать это, Тоскана, разумеется, становится главной героиней. После съемок все, конечно же, лезут погладить и потискать, в какой-то момент, кажется, что этот клубок сюсюкающих медийщиков вокруг должен как-то вывести собаку из себя, но нет. Тоскана спокойно терпит все покушения на личное пространство, только иногда вопросительно поглядывает на Дмитрия, своего лидера. Видимо, ждет команды идти работать.

Спите в одном помещении с собакой?

— Хотелось бы располагаться вместе, да, но товарищи это не особо одобряют, так что построили ей будку. К товарищам у Тосканы ревности нет. А вот к другим собакам, тут уже есть сложности. Если ко мне подходит бродячая собака и начинает ласкаться, то все, Тоскана смотрит просто пожирающим взглядом. Поэтому стараюсь с чужими собаками не контактировать.

Кормлю я ее едой из общей армейской кухни. Если насыпаю корм из пакета –обижается, типа «Человек, хватит, неси мне нормальную еду».

Фото: 1MI

А чем здесь занимаетесь?

— Работаю в группе инженерного разминирования уже довольно долгое время — где-то с середины апреля. Работать приходилось в разных местах — «Азовсталь», пляжи, подстанции.

В городе мы чаще всего находили брошенные боеприпасы. Иногда столько, что сразу на два «Урала» хватит. Видно, что резко все побросали. Бывало, что даже оружие находили.

Командира Дмитрия зовут Иван, он уроженец Белгородской области. По словам Ивана, саперы совершают выезды каждый день. В первую очередь разминируют объекты городской инфраструктуры, обследуют участки, где в ближайшем будущем появятся новые жилые дома. Боеприпасы находят разные. Встречаются и противотанковые мины — как правило, их находят на дорогах. На оставленных украинцами позициях обнаруживают боеприпасы для ручных гранатометов. Иван признается, что были случаи, когда на боеприпасах подрывались местные жители. Но, по словам офицера, такое происходит тогда, когда люди заходят на еще не проверенные группой разминирования участки.

Что в таких условиях самое сложное для собаки?

— Самое тяжелое здесь — это клещи. Как я здесь оказался, весной, как раз начинался сезон дождей, и клещи лезли просто изо всех щелей. Работать, как понимаете, приходится преимущественно в траве, так что, бывало, под конец рабочего дня я их по семь штук с собаки снимал. До того как наладилась поставка посылок, необходимых средств не было. А сейчас более-менее нормально. Все средства медицинские есть, собака счастлива.

Бывает, что у группы есть выезды, где собака не нужна. Тогда мы отсиживаемся, но не отдыхаем. Я занимаюсь собакой, тренируемся. Я закапываю различные вещества — она их ищет.

На объекте, которая является частью мариупольской системы водоснабжения, и которую зачищают саперы, во время боев за город размещалась украинская минометная батарея. Вся территория усеяна боеприпасами, остатками разного военного снаряжения и упаковками с дополнительными пороховыми зарядами. Пару таких по просьбе журналистов поджигают и за спиной одного из телекорреспондентов, снимающих на этом фоне стендап, на несколько секунд вырастает столб пламени в пару метров.

Там, где нет асфальта, трава по колено, в ней может быть все что угодно. Поэтому саперы, разбив территорию объекта на участки, методично ее прочесывают. Тоскана, что-то учуяв, сначала останавливается, а затем садится и ждет хозяина. В траве минометная мина крупного калибра. Саперы проверяют, ее на наличие взрывателя.

Фото: 1MI

С местными жителями контакты есть? Как они относятся к россиянам?

— По-разному. Некоторые поддерживают нас искренне, другие держатся нейтрально, еще присматриваются. Но в целом, отношение скорее нормальное, явного негатива не вижу. Вообще думаю, саперы и медики — это военные, к которым местное население часто и само обращается за помощью.

Вот недавно, мы проходили (проверяли на наличие мин — прим. ред.) линии электропередач через какой-то населенный пункт. И к нам подошел человек, попросил проверить подвал в брошенном доме, в котором он разместился, потому что сам остался без жилья. Во время штурма города там располагались всушники, так что могли оставить там вякое. Сейчас в городе полно таких зданий, вообще тут саперам еще работы надолго.

Часто бываете на родине в Нижнем Новгороде?

— Приезжаю периодически в отпуск. Город поменялся, конечно, особенно это было заметно во время Чемпионата мира по футболу в 2018 году, много всего сделали. Мое любимое место в Нижнем Новгороде, как и у многих — Большая Покровская. Центр города, место для прогулок. Жизнь кипит почти круглосуточно. Меня это притягивает.

Я пока не женат, но думаю, это временно. Мне 25 лет. Сколько еще собираюсь служить — не знаю, посмотрим, как пойдет. Пока загадывать не будем.

Фото: 1MI

Если уйдете из армии, чем будете заниматься?

— Ну тут выбор очевиден — скорее всего в кинологию пойду. Но уже в гражданскую. Либо в силовые струткуры, где есть кинологические службы. Я животных любил с детства и если есть возможность совмещать это с работой, то чего еще желать.

Мариуполь сильно отличается от Нижнего Новгорода?

— Морем в первую очередь отличается. Честно говоря, если бы не море — города были бы сильно похожи. Схожесть во многом, такие же улочки в старых кварталах, трамваи. В мае тут еще была, конечно, разруха практически. Сейчас уже улицы почищены, все подметено. В общем, довольно быстро город приводят в порядок.

Задавался вопросом, буду ли я когда-нибудь здесь жить, но пока сказать точно не могу. Я бы, как и любой нормальный человек, хотел бы жить у моря.