Posted 3 августа 2022, 16:56

Published 3 августа 2022, 16:56

Modified 17 октября 2022, 11:56

Updated 17 октября 2022, 11:56

Депутат Осипов дал показания по делу волгоградского генерала Музраева

3 августа 2022, 16:56
Фото: novostivolgograda.ru
Депутат Волгоградской областной Думы сегодня участвовал в громком процессе по делу бывшего главы регионального следственного управления СК Михаила Музраева в Южном окружном военном суде Ростова-на-Дону. Александр Осипов был приглашён к участию в слушаниях стороной защиты обвиняемого генерала.

Александр Осипов стал одним из первых свидетелей защиты, допрошенных по данному делу. Депутат признался, что несмотря на недавнюю операцию на сердце посчитал делом чести лично явиться в суд, чтобы свидетельствовать по делу бывшего главы СУ СКР региона.

Фото: Личный архив Александра Осипова

Выступление Осипова, прерываемое лишь вопросами адвокатов и гособвинителя, продолжалось два часа двадцать минут. Касалось оно общения депутата с Музраевым с момента знакомства, начиная с 1993 года.

— Я высказал свою точку зрения по многим моментам. В общем и целом можно сказать, что обвинения против Музраева голословные. На этом уровне все должно быть серьезнее. Здесь же я увидел, что все основывается на показаниях людей, которые сами совершили преступления и были осуждены, — пояснил г-н Осипов в беседе с корреспондентом издания «НовостиВолгограда.ру».

На самом же деле, утверждает депутат, устранение путем посадок неугодных — экс-мэра Евгения Ищенко и бывшего главного полицейского Михаила Цукрука принималось уровнем гораздо выше главы регионального СУ СКР.

— Люди, которые сюда приходили, они сталкивались не с Михаилом Кандуевичем, а с правоохранительной системой и объективной реальностью. Многие хотели заниматься поборами. Хотели зарабатывать деньги, ничего не вкладывая, и паразитировать на нашей волгоградской земле. И при этом оставаться безнаказанными. Почему-то никто не вспоминает, что разработкой этих ребят занимался отнюдь не Музраев, а ФСБ России. А проверку по Цукруку проводил департамент собственной безопасности МВД по указанию министра, и эти факты легли в основу обвинения.

Осипов высказал и свое мнение относительно нападения на дом, где находился губернатор Бочаров, выразив сомнения, что это можно квалифицировать как теракт. Поскольку жилище принадлежало не главе региона, и не многие знали, что он находится там именно в момент поджога. Кроме того, депутат рассказал, что «дал показания о прекрасных отношениях Бочарова с Музраевым» и отметил, что «глава региона писал заявление по факту поджога дома, а не на Музраева».

Очевидно, что за долгие годы службы генерал СК Музраев успел нажить как верных друзей, так и принципиальных злопамятных врагов. И те, и другие сейчас пользуются возможностью и высказывают свое мнение касательно опального силовика. Например, Цукрук и Ищенко, считают свои дела сфабрикованными.

Авторитетные волгоградские бизнесмены Евгений Ремезов и Виталий Брудный, а также спортсмены — Алиетдин Махмудов и Владимир Поташкин тоже свидетельствовали против Музраева. Первые двое заявили о плате Музраеву дани по несколько миллионов рублей в месяц, а спортсмены заверили, что Музраев решал в регионе все вопросы, в том числе с криминалом.

Сам Музраев назвал эти свидетельства фантазиями заинтерсованных лиц, которых он сам же и посадил.

К чьим именно показаниям в итоге прислушается ростовский военный суд, станет ясно только после вынесения приговора. По самым примерным предположениям, это случится не раньше середины осени после допроса свидетелей защиты, прений, реплик и последнего слова подсудимых.

Напомним, в июне 2019 года сразу после задержания по подозрению в причастности к покушению на губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова генералу было предъявлено обвинение по п. «а» ч. 2 ст. 205 («Террористический акт, совершенный группой лиц по предварительному сговору») и ч. 1 ст. 222 («Незаконные приобретение, передача, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов») УК РФ.

Затем обвинение было расширено, и Музраеву вменили еще и ч. 1 ст. 285 УК РФ — злоупотребление должностными полномочиями вопреки интересам службы.

В окончательном виде обвинение содержит все эти три пункта. Свою вину ни под одному из них генерал Музраев не признает.