Posted 23 августа 2017, 10:55

Published 23 августа 2017, 10:55

Modified 17 октября 2022, 05:26

Updated 17 октября 2022, 05:26

Активисты ОНФ призвали обнести забором «морятник» в центре Волгограда

23 августа 2017, 10:55
Волгоградские активисты Общероссийского народного фронта провели первый этап мониторинга заброшенных и недостроенных зданий, расположенных в областном центре. Общественники пришли к выводу, что все такие постройки опасны и должны быть ограждены от посещения детьми и подростками.

Как сообщили ИА «НовостиВолгограда.ру» в региональном исполкоме ОНФ, активисты проверили около десятка заброшенных и недостроенных зданий и пришли к выводу, что все они частично «обжиты». Многие развалины привлекают подростков и молодёжь, в других ютятся бездомные или регулярно собираются наркоманы. «Популярные» руины общественники обнаружили в Дзержинском, Краснооктябрьском, Кировском, Центральном и Тракторозаводском районах. Все они никак не огорожены и не охраняются.

К примеру, недостроенный корпус учебно-производственного предприятия Всероссийского общества слепых уже семнадцать лет «открыт для посещения»: четырёхэтажное здание пустует, вокруг него до сих пор разбросаны стройматериалы. Руины поликлиники на улице Шекснинской находятся в аварийном состоянии и представляют опасность для любого, кто попробует зайти внутрь. Аналогичная ситуация — с расселённым общежитием на улице Могилевича, которое уже несколько лет не могут снести.

Активисты не обошли вниманием и знаменитый недострой в пойме Царицы — в своё время это полуразрушенное здание было одним из главных центров притяжения волгоградских неформалов. Постройку, где когда-то должен был разместиться бассейн, с лёгкой руки местных ролевиков прозвали «Морией» (в честь мрачного подземелья из романа «Властелин колец»), и со временем это название трансформировалось в «морятник». В «морятнике» много лет собирались представители самых разных субкультур и молодёжных течений — от любителей страйкбола и экстремального городского альпинизма до приверженцев новых религиозных направлений. Существует целое движение «сталкеров»: для них прогулки по заброшенным или полуразрушенным зданиям — это своего рода хобби.

Это место как магнит притягивает к себе неформалов всех мастей, они стараются укрыться от постороннего взгляда, и это было бы психологически объяснимо, если бы ребята не подвергали себя реальной опасности, взбираясь на высоту, чтобы, например, сделать селфи, стоя на самом краю этого довольно высокого здания, — пояснили в пресс-службе областного отделения ОНФ.

Многие волгоградские «заброшки» опасны и в другом плане: некоторые из них облюбовали наркоманы и бомжи, в других за те долгие годы, что здания пребывают в запустении, происходили несчастные случаи и преступления. В том же «морятнике» были совершены несколько убийств, а в полуразрушенном общежитии на улице Жолудева совсем недавно едва не погиб 13-летний подросток — мальчик упал с четвёртого этажа, повредив череп и сломав обе ноги. Поэтому общественники настаивают, что все недострои необходимо обнести ограждениями, а в идеале — наладить их круглосуточную охрану.

Наш мониторинг показал, что такие объекты являются реальной опасностью и несут потенциальную угрозу несчастного случая, падения с высоты, поджога или совершения противоправных действий, — говорит активист отделения ОНФ в Волгоградской области Антон Жук. — Ответственные службы и должностные лица ненадлежащим образом относятся к своим обязанностям по обеспечению безопасности и прекращению бесконтрольного доступа на территорию таких недостроев. Первым и наиболее логичным шагом в этом направлении могло бы стать выявление собственников или балансодержателей и последующее их принуждение в рамках правового поля к ограждению таких объектов хотя бы элементарным забором, установке предупредительных табличек.

Общественники намерены в ближайшее время провести рабочее заседание с представителями органов исполнительной власти, чтобы обсудить меры по обеспечению безопасности волгоградцев, живущих рядом с недостроями. Правда, решение вопроса может сильно затянуться: у многих заброшенных зданий либо вообще нет собственника, либо его крайне сложно установить.