Ольга Шинкарь: «Для археологов деревянное блюдо эпохи бронзы ценнее золотой подвески»

Интервью
Ольга Шинкарь: «Для археологов деревянное блюдо эпохи бронзы ценнее золотой подвески»
15 января 2019, 13:35Светлана АлекбароваФото: Руслан Герасимов / novostivolgograda.ru
2018 год год для волгоградских археологов выдался на редкость плодотворным: только специалисты Волгоградского областного научно-производственного центра по охране памятников истории и культуры с мая по ноябрь провели четыре археологических экспедиции - в Урюпинском, Камышинском и Жирновском районах.

Они принесли учёным немало интересных находок. О некоторых из них, обнаруженных в ходе раскопок кургана эпохи бронзового века в Жирновском районе и представляющих значительную научно-культурную ценность, «НовостиВолгограда.ру» коротко уже рассказывали.

Чем примечательны найденные археологами предметы, когда они будут представлены на обозрение волгоградской публики и много ли ещё подобных находок может ждать учёных - об этом корреспондент нашего издания побеседовала с руководителем экспедиции, главным специалистом отдела археологии Волгоградского областного научно-производственного центра по охране памятников Ольгой Шинкарь.

Ольга Анатольевна, как вообще проводятся археологические раскопки, почему выбирается то или иное место, тот или иной курган, на основании каких критериев?

Курганы — это археологические памятники федерального значения, которые охраняются государством. Этим занимается Волгоградский областной научно-производственный центр по охране памятников истории и культуры. В нашей области только поставленных на государственную охрану объектов археологического наследия — 1 223, это одиночные курганы, курганные группы и поселения. Но на самом деле их гораздо больше, каждый год выявляются новые памятники в достаточно большом количестве.

И к какому периоду они относятся?

Это очень большой временной отрезок, от неолита (VI-V тысячелетия до н.э) до средневековья. Вообще, федеральный закон охраняет любой археологический объект, которому больше 100 лет — если 100 лет прошло, то он охраняется законом. Специалисты нашего центра не только следят за состоянием таких объектов — то есть регулярно выезжают, смотрят, не нарушили ли дорожники, строители или газовики тот или иной курган, например, но и занимаются раскопками.

Но существует определенный порядок: если я занимаюсь эпохой сарматов, то просто так выехать по собственной инициативе и начать раскапывать какой-то курган, который меня интересует, я не могу. Либо этот курган должен попасть в зону строительства, либо исследование археологического объекта заложено в тему научного исследования и на его раскопки есть средства у организации. Но это, конечно же, не просто так выехали в поле и посмотрели. Глаз археолога-профессионала, конечно, всегда увидит какой-то ценный объект, но сегодня нам помогают и современные технологии GPS-приборы, космические снимки.

А в случае с курганом в Жирновском районе как было?

Нам пришел запрос в ОНПЦ, что в этом месте, у села Нижняя Добринка, газовики собираются бурить скважину. До этого, где-то год назад, мы там были на разведке — любые раскопки предполагают разведку, когда археологи выезжают и обследуют территорию. Тогда был найден большой могильник в этом месте и один из курганов попал как раз под застройку. Обойти это место газовики не могли, и мы проводили в этом случае спасательные раскопки. В конце октября, уже, прямо скажем, не в сезон, мы приступили к земляным работам, в ноябре закончили.

И что же вы нашли?

Курган был невысокий - около 40 см, на пахотном поле глазу неспециалиста незаметный. До распашки он был раза в три больше, но с каждой распашкой он, как мы говорим, «растаскивается». У нас, кстати, ежегодно исчезает достаточное количество небольших курганов, которые находятся под сельскохозяйственнной распашкой. На снимке очень хорошо видно это поле — это, собственно, и есть курган до начала раскопок.

Да его же здесь и не видно!

Глазу археолога видно. Так вот, в этом кургане мы наши два захоронения - одно впускное, эпохи поздней бронзы, принадлежащее срубной культуре — это был подросток, точные возраст его установят антропологи. Оно было совершено в насыпи уже существовавшего кургана, на глубине где-то 40 см от поверхности. То есть еще буквально пару лет, и его бы уже выпахали, мы бы его потеряли.

Основное погребение — это средняя бронза, катакомбная культура, достаточно глубоко было — 3,5 метра от современной поверхности. Это парное погребение взрослого с подростком.

Там мы встретили две расписные курильницы на ножках, в одной из них - большое количество углей. Надо сказать, что цветовая орнаментация была очень важна для древних: черный, красный и белый — это основные цвета, которые представляли и загробную, и земную жизнь. Вот в этом погребении мы нашли все эти цвета: черный — это уголь, как я уже сказала, белый несколько кусков мела около погребенных, и красный — земля около головы, ног, ступней была посыпана охрой.

У подростка было найдено большое количество игральных или гадальных костей — альчиков, сейчас их изучает остеолог (специалист по костям животных — прим. ред.). То есть все это говорит о том, что погребальный обряд был совершён по всем правилам, с соблюдением всех деталей — как цветовой гаммы, так и ритуальных предметов. И это все нам говорит о том, что эти люди при их жизни обладали достаточно высоким социальным статусом, что подтверждают и найденные в погребении бронзовые топор, нож и тесло.

А можно предположить, кто это был — вождь или, может, его родственник?

Нет, не вождь. Скорее всего, это был глава рода или член его семьи. По моему мнению, это мужское погребение, но точно сказать можно будет только после антропологического заключения. Вообще, здесь сложная система определений и очень кропотливая работа археолога: сначала ты копаешь в поле, потом - ты тоже копаешь, но уже в кабинете, и эта часть занимает в десятки раз больше времени.

Чтобы персонализировать захоронение, надо провести сравнение с другими могильниками с таким же социально значимым погребением, проанализировать не только бронзовые предметы (я предполагаю, что эти бронзовые вещи пришли с Кавказа, но это пока лишь предположение), но и керамику.

Ольга Анатольевна, но вы не сказали еще об одной ценной находке, обнаруженной в этом кургане - я имею в виду украшение из цельного прута золота...

Да, это височная подвеска в виде кольца в полтора оборота, довольно массивная - 6,5 граммов. Мы нашли её в самый последний момент, когда фотографии все, как мы думали, уже были сделаны, зачистка произведена, все предметы описаны, уже начали снимать костяк — и тут под черепом мы её обнаружили, такой «нежданчик».

Подвеска эта необычна в первую очередь тем, что для этого времени более характерны бронзовые украшения. И это первая из таких находок на территории Волгоградской области, которая изготовлена из цельного литого прута золота. Таких подвесок много находили на Кавказе, на Урале, на Украине, но у нас еще не было подобного.

То есть можно сказать, что это ценная и уникальная находка?

Вы знаете, самой ценной я бы её не назвала — это стандартное украшение, просто изготовленное из иного металла. Я считаю, что ничего особенного в ней нет, более информативны для нас топор, нож, тесло и керамика. Они дадут нам гораздо больше информации о данном погребении. Подвеска нам говорит лишь о том, что у этого погребённого был высокий статус.

Для нас интересно и само захоронение - по обряду и конструкции. Когда была снята насыпь, мы обнаружили небольшой пробой в центральной бровке кургана. Ничего не предвещало, что там есть еще огромная яма, большое погребение. Древние закидали это погребение тем же грунтом, который они вынули — они знали, что есть грабители и старались защитить погребение от них. Так что даже мы, археологи, сразу не смогли определить, насколько большое и глубокое будет погребение.

Как я понимаю, на этом для вас работа не завершена?

Ну что вы, наоборот, можно сказать, она только начинается. Сейчас все найденные в Нижнедобринском кургане предметы находятся у реставратора. После рестраврации и после того, как все находки отрисует художник, я уже буду смотреть и определять культурную принадлежность комплекса и его датировку на основании погребального обряда и предметов из этого погребения.

Предварительно можете сказать?

Предварительно — эпоха бронзы, катакомбная культуро-историческая общность, конец III - вторая половина II тысячелетия до н.э.

Сколько времени займет описание, когда находки станут экспонатами краеведческого музея?

Мы должны в течение нескольких месяцев обработать материалы: это реставрация, художественные работы и научный текст — обоснование датировок, погребального обряда и т. д. Научные отчеты идут в Институт археологии Академии наук и в наш краеведческий музей. Мы предоставим этот материал на обсуждение археологической общественности - в апреле в Оренбурге как раз будет проходить большая конференция по эпохе бронзы. И примерно в это же время экспонаты появятся в краеведческом музее.

Ольга Анатольеовна, находка в кургане близ Нижней Добринки была самой значимой для археологов в 2018 году?

Вы знаете, я бы так не сказала. У нас в прошлом году появилось неожиданно много в раскопках деревянной посуды, чего раньше не встречалось. Мы тщательно производили зачистку и практически во всех погребениях эпохи бронзы находили чаши, миски, даже одно блюдо деревянное нашли. Вот это для нас необычно и значимо. В том числе и в Нижней Добринке, в том погребении, о котором мы говорили, мы встретили три деревянные чашки эпохи бронзы. Вопрос, который нас сейчас волнует — сможет ли реставратор их сохранить, потому что дерево, которому пять тысяч лет, как вы понимаете, сохраняется очень плохо.

То есть если взять золотую подвеску и деревянное блюдо — для археологов более ценно последнее.

Словом, несмотря на то, что археологические изыскания на территории области ведутся давно, учёные ещё обнаруживают какие-то артефакты?

Да, у нас по области большое количество курганных могильников и по эпохе бронзы она очень перспективна. Более того, в некоторых районах археологические работы вообще никогда не велись, а интересного для археологов там может быть немало. Так что поле для нашей работы — некопанное и непаханное. Было бы финансирование, а археолог всегда с удовольствием выезжает на разведку и на раскопки.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter