Валерий Котельников: «Волгоград не хуже Барселоны»

Интервью
Валерий Котельников: «Волгоград не хуже Барселоны»
Валерий Котельников: «Волгоград не хуже Барселоны»
11 декабря 2017, 18:24Елена ШарковаФото: novostivolgograda.ru
Волгоградское региональное отделение Всероссийской общественной организации «Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры» (ВООПИиК) стало победителем конкурса президентских грантов. Федеральные средства в размере 500 тыс. руб. получил проект «Сохранение исторического наследия Волгоградской области».

Инициатором и главным «двигателем» проекта выступил Валерий Котельников - член ЦС ВООПИиК, председатель Совета реготделения общества. Валерий Владимирович возглавляет реготделение с момента его воссоздания – ноября 2015 года. Родом он из Томска, по образованию - строитель, но проблемы сохранения истории и культуры Волгоградской области воспринимает, что называется, «всей кожей»: «Для меня это очень важно и интересно».

Наши вопросы – победителю конкурса президентских грантов.

Валерий Владимирович, вы теперь на виду, под «президентским контролем». Это особая ответственность за каждое слово и поступок. Чем займетесь в первую очередь?

Наша главная задача - выявление объектов культурного наследия, привлечение активистов к их сохранению и просветительская работа. В рамках гранта мы займемся выявлением восьми объектов в городе Дубовке, а еще проведем два «круглых стола» – в Волгограде и Дубовке - с участием представителей власти, краеведов, историков, государственных экспертов, прессы. Это первый этап нашей работы на территории региона. Дубовку мы выбрали стартовой площадкой потому, что в городе сохранилось много впечатляющих зданий, настоящих «изюминок» архитектуры и градостроительства. Кроме того, в свое время город был центром Волжского казачества. Мы уже съездили в Дубовку, встретились с местными краеведами. Они очень обеспокоены состоянием архитектурных памятников города. Определили с дубовчанами 10 памятников, которые требуют немедленной постановки на охрану по разным причинам. Почему 10? Два взяли про запас. К сожалению, реестр объектов культурного наследия (сокращенно – ОКН), находящийся в свободном доступе, не полон, так как не включает целый ряд подобных объектов. Я написал в комитет госохраны объектов культурного наследия Волгоградской области письмо с просьбой предоставить полный список объектов, внесённых в единый государственный реестр, а также уже выявленных и тех, которые комитет планирует выявлять в этом году. Опираясь на этот список, мы выберем объекты для гранта. Иначе может случиться так, что мы начнем работу, а объект уже выявлен или по нему ведется параллельная работа комитетом. Такой список очень важен и для всего региона – ведь практически ни в одном нашем райцентре нет выявленных памятников архитектуры именно бытового, а не культового назначения.

Как же выявляются подобные объекты?

Мы исходим из вопроса – какие ОКН в первую очередь нуждаются в охране по причине возможного уничтожения. Первый вариант – стоит заброшенный дом с рухнувшей кровлей, но ценный тем, что имеет очень красивую архитектуру. С точки зрения властей он просто занимает место, и его надо пустить под бульдозер, чтобы освободить площадку под застройку. Если поставить такой дом под государственную охрану, снести его будет нельзя. Второй вариант –– здания, находящиеся в более-менее приличном состоянии и принадлежащие муниципалитету либо районным властям. Подобные объекты, кстати, есть в Дубовке. Попади такой дом в частные руки – и с ним может случиться все что угодно: снос, перепланировка, обшивка сайдингом и так далее. Возможно, его и купили только потому, что под ним дорогая земля. Госохрана таких домов заставляет владельца понять, что вместе с недвижимостью он приобрел и довольно серьезное обременение. Оба варианта – зона нашего внимания. Начинаем с того, что визуально осматриваем здание, фотографируем его с разных точек, делая не менее 20 снимков, знакомимся с документацией – если она существует. Затем проводим историко-архивные и библиографические изыскания по определенной методике для описания ценных особенностей объекта. Занимаются этим архитектор и историк. Информацию и документы ищем в архивах: кто здание построил, кто им владел, и вообще все, что удается найти. Подготовленную историческую записку и заявление с фотографиями направляем в адрес комитета госохраны ОКН. Власти обязаны рассмотреть документы и в течение 90 дней принять решение, имеет ли объект историко-культурную ценность. Решение выносится на заседании научно-методического совета.

В сентябре Министерство культуры РФ и Центральный Совет ВООПИиК подписали в Калининграде соглашение о сотрудничестве. Вы не раз призывали коллег из областного комитета госохраны ОКН к совместной работе не только в рамках этого соглашения, но и по другим вопросам. Как сегодня складываются ваши отношения?

Соглашение с Минкультом могло бы стать хорошим стимулом для сотрудничества с региональными властями. Но местные чиновники отреагировали на это очень холодно. При этом я не раз предлагал комитету госохраны совместные проекты в самых разных сферах. К сожалению, тесного сотрудничества у нас не получается. Вот пример. Год назад глава Руднянского района Михаил Битюцкий выступил с инициативой о выявлении 16 объектов исторического наследия в поселке Рудня. Их можно было выявить с помощью президентского гранта. Ведь вместе с экспертизой, топографией, кадастровыми работами это дело достаточно дорогостоящее – около полумиллиона рублей, что для Рудни очень ощутимо. Мы приехали в район, глава нас тепло встретил, провел специальное совещание, мы осмотрели объекты, которые оказались в приличном состоянии. А когда вернулись в администрацию, застали Михаила Николаевича в другом настроении. Оказывается, он попытался согласовать все эти вопросы с комитетом госохраны, но ему категорически «не рекомендовали» что-либо выявлять и ставить под государственную охрану… Для меня это не стало неожиданностью – я уже сталкивался с отношением областной администрации к наследию как к обузе, но все равно момент был довольно неприятный. Или взять проблему исторических домов, попадающих в программу капремонта. Здесь тоже почему-то не нашлось точек соприкосновения с чиновниками, и все пришлось делать самостоятельно при поддержке коллег-общественников из фондов капремонта и содействия ЖКХ. Теперь наши контролеры заходят на площадки вместе со строителями и могут видеть весь ход работ. С ужасающей проблемой падающих городских балконов я тоже к властям обращался. Предлагал собрать архитекторов, градозащитников, краеведов - опять не услышали. А ведь, к примеру, на улице Советской, 12 капремонт намечен только в 2028 году, и до этого времени балконы там могут не дожить, как и идущие под ними пешеходы. Следующий пример - застройка зоны охраняемого природного ландшафта Мамаева кургана. Мы призывали руководство области и города поступить мудро и положить конец всем пересудам, заложив там военно-мемориальный парк с музеем военной техники под открытым небом, летней театрально-концертной площадкой, каскадом фонтанов. Нас не услышали. Но мне кажется, мудрость руководителя не в том, чтобы настаивать на однажды принятом решении, а в том, чтобы принять оптимальное решение. Еще одна возмутительная история – совсем свежая. Недавно в Волгограде снесены все три царицынских здания конца XIX века комплекса винных складов (бывший ликеро-водочный завод), на которые мы подавали заявление на выявление аж дважды. Первый раз – в июле 2017 года. Ровно через 30 дней (всё по закону!), нам его вернули, так как оно, по мнению комитета госохраны ОКН, не соответсвовало нормативным документам по выявлению ОКН. В августе мы подали второе заявление, срок его рассмотрения истекает 30 декабря. И сразу же после подачи второго заявления начался демонтаж кровли выявляемых зданий. Я лично информировал об этом зам. председателя комитета А.Н. Крылова, просил связаться с собственником и приостановить работы до вынесения решения об историко-культурной ценности зданий. Сейчас уже очевидно, что в ходе формальной чехарды чиновники просто устраняли препятствия для сноса исторических зданий. Вот так власти «болеют душой» за наше наследие, используя свое положение для оформления пожеланий руководства, депутатов и бизнеса. Сейчас много говорят о фальсификации истории. А как быть с теми, кто предаёт забвению историю своей малой родины? Какими высокими целями можно оправдать предательство наследия своих предков? И на этом фоне особенно обидно, что общественники из Москвы и Питера работают совсем в других условиях – их слышат, их предложения оперативно рассматриваются и выполняются. И дело здесь не в бюджетах: в первую очередь нужна политическая воля руководства области.

Вы не раз заявляли, что реставрация объектов культурного наследия – одно из условий привлечения инвестиций в экономику региона и реальная возможность улучшения его имиджа. Что вы имеете в виду?

Представим, что ваши соседи по лестничной площадке - горький пьяница и интеллигентная семья с ребенком. Кому вы дадите денег в долг? Ответ понятен. То же самое и с городом. Если инвестору бросаются в глаза разруха, грязь и запущенные парки, он понимает: здешние власти видят себя на этой территории не больше чем на пять лет. А когда город чистый, ухоженный, зеленый, с фонтанами и красивыми фасадами – он понимает, что перспективы есть и можно серьезно подумать над будущими вложениями. В этом смысле не устаю приводить в пример Барселону. Всего 50 лет назад этот город был очень похож на сегодняшний Волгоград - грязный берег, неказистые улицы, горы мусора, разруха. Испанцы начали с возрождения парков. Потом развернулась реставрация объектов культурного наследия – она сначала делалась за счет жильцов и собственников с возвратом всех потраченных средств по налоговым вычетам. В итоге Барселона стала жемчужиной мирового туризма, одним из самых посещаемых городов мира.

Волгоград и Барселона – это смелое сравнение!

Волгоград ничуть не хуже Барселоны. Я верю в его будущее и внутренне глубоко убежден в своей правоте. Временщики когда-нибудь уходят. И в городе обязательно будет нормальное управление, бережное отношение к культуре и истории. Меня часто спрашивают – как у тебя на это все хватает сил и нервов? А я верю в светлые перспективы и делаю все для того, чтобы их приблизить. Главное – философски относиться к трудностям и руки не опускать.

Что, на ваш взгляд, требует неотложной помощи в сфере охраны исторического и культурного наследия нашего региона?

В областном центре сохранилось всего 150 исторических памятников царицынской постройки. 70 процентов из них находятся в неудовлетворительном состоянии или даже в руинах. Власти все время ссылаются на то, что нет денег. Но выход есть: консервация. Это очень экономичный вариант, который позволит сохранить, а затем и реставрировать наши памятники. Консервация, к примеру, разрушенной церкви без кровли стоит порядка 4-5 миллионов рублей. А теперь посчитайте, во сколько обойдется строительство храма Александра Невского и сколько руинированных церквей – памятников зодчества можно на эти деньги законсервировать в области? Но опять все упирается в отсутствие политической воли. Мое твердое мнение, основанное на итогах первого года работы комитета госохраны объектов культурного наследия Волгоградской области, таково: вреда он пока принес больше, чем пользы. На федеральном уровне уже не первый год обсуждается вопрос о том, чтобы вернуть из небытия Росохранкультуру и вывести из подчинения региональных властей профильные органы, отдав их под контроль Минкульта РФ. Ведь отношение губернаторов к этой проблеме очень важно. Пример - Казань. Еще несколько лет назад хрупкая девушка Олеся Балтусова преграждала дорогу бульдозерам, защищая исторические объекты Казани. Но потом руководство региона пересмотрело свое отношение к культурному наследию. И сейчас Балтусова - советник президента Татарстана. Дела там идут замечательно, от туристов отбоя нет. Наших соседей из Воронежа тоже можно поздравить с включением в Единый госреестр объекта культурного наследия «Культурный слой г. Воронежа». Теперь в центре города нельзя проводить любые работы без предварительной археологии. В Калининграде тоже дорожат своей историей, хотя и активно готовятся к ЧМ по футболу. А в Волгограде общественность не привлекают к разработке профильных предложений и проектов, хотя у нас есть прекрасные молодые архитекторы с оригинальными идеями. Никто вроде не возражает против нашего участия, но и не зовут. Вот такая странная политика двойных стандартов.

Кто входит в актив вашей организации?

Кроме меня, это Галина Шипилова - архитектор, государственный эксперт по проведению историко-культурных экспертиз, лицензированный специалист в области архитектуры. Историческими изысканиями в рамках президентского гранта занимается еще один член нашей команды – Евгений Чемякин, известный волгоградский краевед, автор нескольких книг по истории города и области. Заведующий секцией археологии и ответственный секретарь общества – Евгений Круглов, археолог, автор множества научных трудов. Нельзя не отметить Светлану Павлову, Юрия Москалёва, Дениса Высоцкого, Анну Степнову. Остальные наши активисты, их около 20 человек - обычные волгоградцы, неравнодушные люди, которые хотят сохранить для будущих поколений историю своего города и области.

Перспективы вашей организации – это…?

Усиление общественного контроля в нашей сфере. Вот вроде бы отрадная новость: на 300 миллионов рублей больше, чем в 2017 году, планируется выделить на подпрограмму «Сохранение объектов культурного и исторического наследия, обеспечение доступа населения к культурным ценностям и информации». Однако если эти деньги будут потрачены на такие сомнительные вещи, как в этом году - изменение зон охраны Мамаева кургана, насквозь фальшивый проект сокращения территории комплекса застройки проспекта Ленина, основанный на подложной научно-проектной документации, проект границ территории царицынской водокачки, выполненный ОНПЦ взамен проекта Г.А. Шипиловой, созданного по нашему заказу абсолютно бесплатно, и так далее, то поневоле задумаешься: а, может быть, это благо - отсутствие финансирования? Мы понимаем, что, задавая такие вопросы, у нас мало шансов попасть в узкий круг общественного совета по вопросам культурного наследия – ведь находясь там, мы будем не только спрашивать, но и требовать ответа. Да, с охраной исторических объектов у нас всё крайне плохо, исправлять это необходимо. Но есть много разных вариантов государственно-частного партнёрства в этой сфере, и главное - выбрать самый оптимальный для Волгограда. К этому нужно привлекать общественников, ведь в случае продолжения откровенно вредительской практики кулуарных решений регион рискует остаться как без исторического, так и без культурного наследия.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter