Лавочка закрывается: какие волгоградские компании не пережили эпидемию коронавируса
Аналитика

Лавочка закрывается: какие волгоградские компании не пережили эпидемию коронавируса

29 мая , 18:01Никита ДробныPhoto: novostivolgograda.ru
За время эпидемии коронавируса в Волгоградской области были ликвидированы более тысячи коммерческих организаций – от филиалов иногородних фирм до частных охранных предприятий, от салонов красоты до грузоперевозчиков, от турфирм до служб по ремонту.

Редакция «НовостиВолгограда.ру» решила изучить статистику и проверить, какие отрасли бизнеса сильнее всего пострадали от экономических последствий эпидемии в масштабах региона. Нас ожидал сюрприз: оказалось, что существенные потери понесли те сферы, по которым «коронакризис» якобы не ударил.

По ком звонит колокол?

В общей сложности с 1 марта по 20 мая 2020 года в Волгоградской области были ликвидированы 1045 организаций. Сам по себе этот показатель – не экстраординарный. Для сравнения, в прошлом году за тот же период в регионе прекратили работу 1564 юрлица. Но если присмотреться к сферам деятельности закрывшихся волгоградских фирм, становится ясно: коронавирус начал собирать свою жатву среди коммерсантов.

В списке ликвидированных компаний преобладают организации оптово-розничной торговли. Однако заметное место в нём занимают и представители других отраслей, в том числе тех, которые официально не входят в число пострадавших от экономических последствий COVID-19. В первую очередь речь идёт о турфирмах, строительных организациях и рекламных агентствах. Есть в списке и некоторые компании медицинской отрасли: например, в апреле закрылся волгоградский филиал сети клиник «Доктор Борменталь». Большинство компаний действительно прекратили деятельность, но в нескольких других нам сообщили, что фирмы продолжают работать, а ликвидация юрлиц была частью плановой реорганизации.

Многим предпринимателям сейчас выгодно просто сдаться. Это тактическое решение – оно не означает, что эти организации не откроются больше никогда, но в сегодняшних условиях им проще приостановить деятельность по некоторым направлениям, – говорит Ольга Устинова, уполномоченная по правам предпринимателей в Волгоградской области. – Например, я разговаривала с владельцем одного из предприятий общепита, и он сказал, что даже после завершения истории с коронавирусом, ограничениями и самоизоляцией люди точно не рванут в рестораны. Он просчитал риски и решил закрыть это направление, потому что в сегодняшних условиях это уже будет не бизнес: доставка себя не оправдывает.

Есть и такие организации, которые получили разрешение на работу и даже успели её возобновить – но тут же закрылись, трезво оценив необходимость платить за аренду при резком снижении прибыли. К этой категории, например, относятся парикмахерские и салоны красоты, которым официально разрешили вернуться к работе ещё в апреле. Массовое закрытие коммерческих фирм вызвало «эффект домино». Приостанавливать работу начали компании, которые обслуживали другой бизнес – например, поставщики онлайн-касс.

Одна из главных причин, по которым волгоградские предприниматели закрывают бизнес, – невозможность оформить господдержку. Бизнесмены жалуются, что их компании по формальным признакам не попадают в перечень пострадавших отраслей, хотя «коронакризис» ударил по ним ничуть не меньше, чем по всем остальным.

Ольга Устинова
Photo:Руслан Герасимовnovostivolgograda.ru

Много вопросов возникает в связи с тем, что поддержка идёт по кодам ОКВЭД, которые перечислены в списке пострадавших отраслей. На наш взгляд, туда включены не все пострадавшие направления. К тому же, чтобы предприятие получило поддержку по линии ФНС, у него один из этих ОКВЭД должен быть основным. Это не совсем корректно и правильно, потому что никто не запрещает предпринимателям вести деятельность и проводить основные обороты по вспомогательным кодам ОКВЭД, – объясняет Ольга Устинова. – Например, есть предприятия, у которых в качестве основной деятельности указана торговля продуктами питания, но 99% своей деятельности они ведут как общепит – а поскольку общепит у них указан не как основное направление, а как дополнительное, они не могут получить поддержку.

Буквально на днях Минэкономразвития озвучило информацию о том, что до 1 июля бизнес будет вправе уточнить свой ОКВЭД, чтобы попасть под программу поддержки. Но информации о том, каким образом это будет проводиться, пока нет.Ольга Устинова, уполномоченная по правам предпринимателей в Волгоградской области

К тому же за каждый рубль, который предприниматель берёт у государства, ему придётся отчитываться. Поэтому некоторые волгоградские коммерсанты вместо того, чтобы брать кредиты на зарплату или просить о налоговых льготах, просто ликвидируют свои фирмы. Реальная эффективность «антикризисной» господдержки малого бизнеса невелика, список пострадавших отраслей ущербен – и в итоге бизнесу проще «закрыть лавочку», чем бороться за выживание.

Проблему наглядно иллюстрирует положение дел в трёх отраслях: строительной, туристической и рекламной.

Photo:novostivolgograda.ru

Дом мой достроен, но я в нём один

В списке волгоградских организаций, прекративших деятельность во время эпидемии коронавируса, немало компаний, чья работа связана со строительством и недвижимостью. С марта по май прекратили работу сразу несколько небольших застройщиков, в том числе те, которые специализировались на возведении «бюджетных» частных домов, а также некоторые архитектурно-проектировочные бюро. Коронавирус не пощадил даже отдельные компании, которые часто получали госзаказы – в период, когда спрос на строительные работы резко упал, они остались без стабильной прибыли.

Строительный сектор и так чувствовал себя из рук вон плохо. Коронавирусная история – это последний гвоздь в крышку его гроба. Немало организаций обанкротится, и не потому, что им нельзя строить, а потому, что коронавирус вызовет падение платёжеспособного спроса и неизбежное сокращение бюджета, – говорит бывший мэр Волгограда и бизнесмен-девелопер Евгений Ищенко. – Многих застройщиков и подрядчиков ждёт печальная судьба, а те, что останутся на рынке, почувствуют себя лучше не раньше, чем через пару лет.

По словам предпринимателя, многие волгоградские застройщики специализируются на обслуживании государственных заказов: они строят школы, больницы, объекты транспортной инфраструктуры. Обычно это весьма востребованный бизнес, но сейчас есть риск, что бюджет региона резко «похудеет». Уже осенью депутаты могут секвестировать расходы, и компании, которые привыкли зарабатывать на госзакупках, останутся без подрядов. Крупные инвесторы также свернут или приостановят большие проекты.

Вторая проблема – платёжеспособный спрос населения. Есть небольшая надежда, что государство будет поддерживать ипотеку, сделает её более доступной и дешёвой – это могло бы помочь. Но если этого не произойдёт, никто просто не будет покупать жильё. Спрос сократится примерно в два раза, а девелоперы не будут начинать новые проекты.Евгений Ищенко, бизнесмен, бывший мэр Волгограда

Строительная сфера зависит от самочувствия экономики даже больше, чем многие отрасли из списка пострадавших. Во время глобального экономического «коронакризиса» спрос на жильё сокращается по всему миру. Крупные застройщики, возможно, смогут пережить сложный период за счёт накопленных резервов, но отсутствие новых заказов приведёт к массовому вымиранию мелких субподрядчиков, проектировочных бюро и прочих компаний строительного рынка, которые формально не относятся к перечню пострадавших.

Туристы не въехали в коронавирус

Заметные потери понесла туристическая отрасль – одна из тех, которые всё-таки есть в официальном перечне пострадавших. Первыми жертвами коронавирусного кризиса пали компании, которые в трудное время не сумели перестроить бизнес-модель и найти альтернативные ниши.

Например, ещё в начале марта было ликвидировано волгоградское турагентство «Пилигрим-Тур», работавшее с 1997 года. Сейчас о существовании некогда известной компании не напоминает ничего – её сайт больше не поддерживается, по номеру телефона на звонок отвечают сотрудники ЧОПа. По словам источника, хорошо знакомого с ситуацией на туристическом рынке региона, за время своего долгого существования «Пилигрим-Тур» фактически монополизировал обслуживание туристов, которые посещали Волгоград во время теплоходных круизов по Волге. Компания организовывала только городские экскурсии, не работала в сфере выездного туризма и оказалась не готова к резко изменившейся рыночной ситуации. «Это агентство работало по старинке, у него была своя узкая ниша, и неудивительно, что во время коронавируса оно не смогло перестроиться», – пояснил источник.

Бизнес-омбудсмен Ольга Устинова отмечает, что волгоградские турфирмы без проблем получают господдержку – в Волгоградской области пока нет ни одной жалобы на то, что компании из этой отрасли отказали в обещанной помощи. Проблема скорее в том, что туристический рынок региона крайне неоднороден: наряду с реальным бизнесом, который нуждается в спасении, есть множество полуподпольных турагентств. Такие компании зачастую нанимают сотрудников по «серым» схемам и не платят налоги, но всё равно претендуют на господдержку.

Тем волгоградским турагентствам, которые работают с соблюдением закона, этим летом придётся нелегко: спрос на поездки среди россиян упал на 90%. К тому же эпидемия пришлась на период, когда в Волгоград приезжает большинство туристов – начало мая. Что касается выездного туризма, его масштабы также сократятся за счёт общего падения доходов. Поэтому массовое закрытие турфирм, похоже, только начинается.

Photo:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

Реклама на паузе

На волгоградском рынке рекламы и медиакоммуникаций пострадали в первую очередь небольшие компании со скромными оборотами, в том числе зарегистрированные в сельских районах. У них не было ресурсов, чтобы пережить мгновенное обнуление спроса, к тому же многие из них ориентировались на конкретных рекламодателей, резко урезавших бюджеты в условиях кризиса. По оценкам экспертов, спрос на рекламу в регионе упал до минимума.

Ассоциация рекламных агентств России дала данные, что рекламный рынок упал на 17%. Это самое большое падение с 2009 года. И это только за первый квартал, когда кризис фактически ещё не вступил в действие. С 1 апреля я оцениваю падение рекламных бюджетов по всему рынку Волгоградской области от -50% до -60%. В интернет-сегменте падение меньше, я думаю, около 30%, на радио падение 50%, что касается печатных изданий – там 80-90%, – прокомментировал Вячеслав Черепахин, президент медиагруппы «Премия» и член Общественной палаты Волгоградской области. – Рынок смотрит, какие потери он понесёт. Будут отключаться те медиа и проекты, которые будут нести слишком высокие затраты. Уже сейчас есть информация о том, какие радиостанции и газеты будут закрываться.

Вячеслав Черепахин
Photo: opvo.volganet.ru

По самым приблизительным оценкам, с рекламного рынка Волгоградской области после эпидемии коронавируса исчезнет примерно каждая третья компания. Первыми пропадут небольшие организации. По словам Ольги Устиновой, ей уже поступили обращения от ряда предпринимателей, работающих в сфере рекламы, и аппарат бизнес-омбудсмена будет прорабатывать возможные меры поддержки отрасли на региональном уровне. Но Вячеслав Черепахин предполагает, что даже при очень удачном развитии событий рекламный сектор Волгоградской области начнёт выходить из кризиса только через год.

Прогноза по восстановлению пока нет, можно прогнозировать лишь сроки выхода рынка на самоокупаемость – причём текущую, а не накопленную. В экономике пока нет никаких предпосылок для её восстановления, а рекламный рынок – индикатор состояния экономики, прежде всего малого и среднего бизнеса. А малый бизнес у нас умирает, и пока ситуация далека от прояснения.Вячеслав Черепахин, президент медиагруппы «Премия»

Впрочем, «выжившие» игроки рекламного рынка могут оказаться в выигрыше. С закрытием большого числа рекламных агентств резко снизится конкуренция, и уцелевшие после «коронакризиса» волгоградские предприниматели лишатся альтернатив при продвижении своего бизнеса. В итоге, возможно, самые устойчивые компании на рынке смогут привлечь новых клиентов. Главное – чтобы после завершения эпидемии и снятия связанных с нею ограничений в Волгограде вообще остался бизнес, которому требуется реклама.

Photo:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

Ситуацию в рекламной отрасли осложняет то, что она не входит в перечень пострадавших, и все попытки указать на её бедственное положение пока остались без внимания со стороны правительства. Это в очередной раз показывает, что список сфер, по которым ударил «коронакризис», неполон и несправедлив. И до тех пор, пока бизнесу проще закрыться, чем получить реальную помощь от государства, ни о каком восстановлении экономики говорить не приходится.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter