Движение вглубь: по силам ли отечественному бизнесу оживить рынок буровой техники?
Аналитика

Движение вглубь: по силам ли отечественному бизнесу оживить рынок буровой техники?

29 мая, 08:24Светлана АлекбароваPhoto: РБК «Бизнес-Вектор»
Экономика России, несмотря на попытки государства слезть с «нефтяной иглы», по-прежнему сохраняет высокую зависимость от экспорта углеводородов. Нефть и газ составляют более половины стоимости российского экспорта, четверть доходов бюджета, десять процентов ВВП, сообщает канал РБК/Бизнес-Вектор.

Через санкции – к росту?

Нефтедобыча играет очень важную роль в плане стратегического развития экономики. Но сегодня доступных нефтяных залежей становится все меньше и для того, чтобы сохранять добычу нефти на существующем уровне, необходимо увеличивать бурение. Однако рынок бурового оборудования нынешним потребностям отвечает не в полной мере.

Photo:РБК «Бизнес-Вектор»

Бурение включает в себя огромный процесс строительства скважины и её запуск в работу. Если брать этот весь процесс от начала и до конца, то это 75% всех объёмов затрат. Юрий Шафраник, председатель комитета Торгово-промышленной палаты России по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса

Одна из главных проблем нефтедобывающей отрасли - необходимость замены устаревшего бурового оборудования. По данным Союза нефтегазопромышленников России, на начало 2018 года из работающих 1,8 тыс. буровых комплексов около 40% были произведены ещё в восьмидесятые годы и на сегодняшний день уже устарели.

Процесс модернизации осложняется санкционной политикой - запрет коснулся в том числе и бурового оборудования, электронасосов, морских платформ и других компонентов для добычи. По данным Союза производителей нефтегазового оборудования, до введения антироссийских санкций порядка 80% используемого в стране бурового оборудования поставляли иностранные компании.

Отечественных же производителей буровой техники не так много, и этому есть несколько объяснений.

- Причина — в дорогих деньгах, в том, что нужно пройти через опытно-промышленные испытания (первый станок стоит в пять раз дороже серийного) и не только дать стоимость оборудования ниже импортного, но и надежность не хуже,- высказывал свое мнение в интервью журналу «Эксперт» генеральный директор Кыштымского машиностроительного объединения (КМО) Александр Канцуров. - К проблемам добавляется отсутствие квалифицированных кадров и оснащенных производств. При этом спрос со стороны российских потребителей точно не снижается, поскольку все, что было разведано в Союзе, уже освоено, и нужны новые месторождения. Буровые компании готовы покупать качественный отечественный продукт, но важно не просто делать железо, копировать импортную технику, а предложить новые решения, повысить эффективность оборудования.

По данным Минпромторга, уже три года российский рынок оборудования для бурения и эксплуатации наземных скважин составляет 56 миллиардов рублей. Больше половины этой суммы приходится на буровые установки, остальную часть составляют сегменты верхних приводов и забойных двигателей, прочая специальная техника, инструменты и элементы конструкций скважин.

Пациент скорее мертв

Крупных игроков на отечественном рынке производства буровых установок очень немного. До недавнего времени одним из самых известных среди них был Волгоградский завод буровой техники. Основанный в 1981 году, он имел собственный очень сильный конструкторский отдел и испытательный полигон буровых установок. ВЗБТ первым освоил концепцию модульной буровой техники, первым разработал и запустил в серию мобильный агрегат БР-125, предназначенный для бурения вторых стволов - он поднимал на крюке 125 тонн и имел расположение вышечно-лебедочного блока на 6-осном вездеходном шасси. В 2000 году была разработана и отправлена в Сургут модель грузоподъемностью 225 тонн.

В начале 2000-х, в период роста цен на нефть, предприятие было на подъеме, его доля на рынке средних и лёгких вышек составляла примерно 30%. На заводе работало около 3 тысяч человек, а балансовая стоимость активов на конец 2013 года составляла 2,9 млрд рублей. Большой производственный потенциал позволил предприятию наладить выпуск тяжелых вышек, способных выдерживать нагрузку до 300 тонн и очень востребованных в нефтегазовой отрасли.

Однако сегодня этот машиностроительный гигант повержен – завод находится в стадии ликвидации. Проблемы начались с начала 2010-х, когда был получен крупный заказ на производство 24 буровых установок для «Сургутнефтегаза». Под него ВЗБТ взял кредит в Сбербанке, причем его срок истекал до завершения выполнения заказа, а условия тендера предполагали только постоплату. Но поставки сорвались из-за выхода из строя бурового оборудования во время его испытаний. В 2010-м завод смог реализовать лишь 6 установок, в 2011-м - одну.

Рост долговой нагрузки в 2012 году привел к проблемам в производственной деятельности из-за отсутствия оборотных средств. К концу того же года собственник завода сменился - новым владельцем ВЗБТ через кипрский оффшор Redzim Company Limited стал Токай Керимов. Еще пару лет предприятие пытались удержать на плаву, но с 2014 производство было остановлено.

Власти всеми силами пытались спасти предприятие: вопрос государственной поддержки ООО «Волгоградский завод буровой техники» неоднократно обсуждался в Министерстве энергетики России, было даже сформировано поручение правительства, направленное на оказание реальных мер господдержки.

- Я лично встречался с руководством структуры «Газпрома», мы договаривались о продаже ВЗБТ, - описывал в интервью изданию «НовостиВолгограда.ру» ситуацию с заводом буровой техники Василий Галушкин, занимавший в 2011- 2016 годах пост вице-губернатора Волгоградской области. - Главный акционер этого завода дал предварительное согласие на приобретение завода, уже практически сделка состоялась. Если бы завод ушел под «Газпром», мы бы сейчас вообще проблем не знали. Сейчас бы он прекрасно продолжал выпускать очень востребованные буровые вышки. Но в последний момент акционер ВЗБТ передумал и продал завод другому собственнику. В результате уже три года этот завод не работает, стоит.

Photo:novostivolgograda.ru

В 2016 году суд признал ВЗБТ банкротом. На сегодняшний день долги предприятия свои работникам составляют 164,2 млн рублей – это львиная доля всей задолженоости по зарплате в Волгоградсдкой области, которая на 1 февраля 2019 года составляла 165,4 млн рублей. Контрольный пакет долговых обязательств Волгоградского завода буровой техники Керимов перепродал контролирующему акционеру Волгоградского металлургического комбината (ВМК) «Красный Октябрь» Дмитрию Герасименко, который в настоящее время находится в международном розыске и скрывается за пределами России.

Однако окончательно списывать ВЗБТ со счетов еще рано, считает известный волгоградский промышленник и политик Олег Савченко.

- ВЗБТ, на мой взгляд, вполне бы мог стать точкой роста для волгограсдкой промышленности. В условиях санкций он должен получить шанс на возрождение, должен работать в три смены, потому что потребность в его продукции огромная. Уже есть конкуренция на этом рынке, но я уверен, что наши специалисты справились бы с этой конкуренцией, если бы им не мешало тяжелое наследие прошлых лет,- поделился он своими размышлениями в одном из интервью изданию «НовостиВолгограда.ру».

Полный комплект

Сейчас на российском рынке одним из крупнейших производителей буровых установок является «Уралмаш НГО холдинг». В 2018 году он поставил заказчикам 18 буровых установок, почти полностью закрыв спрос на тяжёлые машины, приводит данные канал РБК/Бизнес-Вектор.

Photo:РБК «Бизнес-Вектор»

Что из себя представляет кустовая буровая установка? Это целый комплекс из платформы, на которой расположены моторы, насосы, система приготовления и очистки бурового раствора, и вышки. Такая установка способна добывать нефть и газ на глубине до пяти километров от поверхности, собирают ее на месторождении. Средний срок производства - девять месяцев, а обходится она примерно в 500 миллионов рублей.

Сегодня «Уралмаш» объединяет три предприятия и почти полностью обеспечивает себя деталями и узлами.

Юрий Карпов, генеральный директор компании «Уралмаш НГО холдинг»:

- Мы на 95% имеем уже все комплектующие российского производства. Есть, конечно, составляющие импортные, но они совершенно малы. Если говорить про 3-4 года назад, то это было 40%.

Сегодня эксперты пока с осторожностью оценивают начинающийся рост на рынке тяжелой буровой техники. А вот спрос на ключевые компоненты буровых установок и другие комплектующие, которые позволяют проводить модернизацию оборудования, остается довольно высоким.

Photo:РБК «Бизнес-Вектор»

С 2017 года нефтяные компании стали активно обновлять парк буровых ключей - без него невозможно собрать бурильную колонну. Приволжская компания «Римера», входящая в группу ЧТПЗ, оборудовала устройство гидроприводом. Это позволило увеличить мощность нового ключа на десять процентов, а скорость работы - более, чем в полтора раза. Таких ключей предприятие выпускает немного - около 180 штук в год. Сейчас в компании думают над следующей ключевой технологией - роботизацией.

Михаил Белов, генеральный директор группы компаний «Римера»:

- Мы за 2019 г. поставили себе задачу сделать первые несколько образцов ключей-роботов, пройти с ними опытно-подконтрольную эксплуатацию в нескольких компаниях - чтобы в 2020 году быть полноценным игроком на рынке ключей-роботов.

Сегодня российские предприятия по производству бурового оборудования активно занимают на рынке ниши, ранее занятые иностранцами. Например, Камышинский завод бурового инструмента в свое время успешно справился с изготовлением заменителя для итальянского инструмента при строительстве спортивных объектов в Сочи. Предприятие, ведущее свою историю с 1993 года, выпускает бурильные трубы и буровые штанги. Его можно назвать удачным примером политики импортозамещения в сфере машиностроения.

Photo:РБК «Бизнес-Вектор»

Камышинский завод в 2015 году стал единственным в России, освоившим выпуск шарошек – расходного инструмента для буровых установок. Раньше в России они не выпускались вообще - их закупали в Германии, США и других странах, а камышинские образцы по своим техническим характеристикам превзошли зарубежные аналоги. По информации комитета промышленности и торговли Волгоградской области, предприятие в рамках подписанного с Минпромторгом РФ соглашения в 2015-2016 годах получило субсидию в размере 27 млн рублей на реализацию этого проекта.

Сегодня на рынке для производителей буровой техники складывается благоприятные обстоятельства, и они, почувствовав оживление спроса, активно инвестируют в новые разработки. Государство должно поддержать машиностроителей, чтобы обеспечить дальнейшее развитие нефтедобывающего сектора, считает председатель комитета ТПП России по энергетической стратегии и развитию ТЭК Юрий Шафраник.

Photo:РБК «Бизнес-Вектор»

Нам надо в ближайшие 3-4, максимум - 5 лет, выбывающие буровые заменить новыми. Минимальная оценка - это 500 штук. Мы не производим сегодня столько. Мы не производим и половины. Значит, большие финансовые ресурсы уйдут на не российскую экономику, а за границу. Юрий Шафраник, председатель комитета Торгово-промышленной палаты России по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса

Для того, чтобы этого не произошло и российские производители смогли в ближайшее время потеснить на отечественном рынке европейские и китайские компании, нужно развивать, например, системы лизинга и программы утилизации буровых. Российские недра при грамотном подходе смогут еще долго обеспечивать национальное благосостояние; кроме ресурсов, наша страна может сама разрабатывать технологии и обеспечивать их необходимым оборудования. Главное – дать машиностроителям и добывающим компаниям инструмент, который сделает их союз надежным и выгодным.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter