Импортные руки для местных мозгов: сколько мигрантов нужно Волгоградской области?

Аналитика
Импортные руки для местных мозгов: сколько мигрантов нужно Волгоградской области?
Импортные руки для местных мозгов: сколько мигрантов нужно Волгоградской области?
22 января, 18:18Никита ДробныФото: novostivolgograda.ru
Правительство РФ в конце прошлого года утвердило квоту на количество иностранных граждан, которые получат разрешения на временное проживание (РВП) в Волгоградской области. Регион примет всего 700 мигрантов – но на практике потребность в «импортной» рабочей силе намного выше.

«НовостиВолгограда.ру» рассказывает, почему Волгоградской области не обойтись без гастарбайтеров, чем грозит их отсутствие на полях и стройках и почему местные жители не горят желанием трудиться вместо иностранцев.

Прежде всего стоит отметить, что заявленный объём квоты в 700 человек ещё не означает, что в регион пустят именно столько трудовых мигрантов. Источник в администрации Волгоградской области подчеркнул, что итоговые цифры всё ещё согласуются на федеральном уровне, в том числе с учётом позиции регионов. «Окончательных решений по этому вопросу пока нет», – отметили в администрации. Более того, у иностранцев есть возможность легально находиться в России без оформления РВП – например, через вид на жительство; в Волгоградской области необходимые для этого документы приезжим помогает оформить «Центр содействия мигрантам». Скорее всего, система РВП доживает последние годы – недавно президент Владимир Путин назвал её устаревшей и высказывался по поводу возможного пересмотра государственной миграционной политики.

Квоты по РВП в Волгоградской области сокращаются систематически. Если в 2016 году регион мог официально принять порядка 15 тысяч иностранных рабочих, то уже с 2017 года их количество урезали сначала до полутора тысяч, а затем и до тысячи. Причина – в неэффективности системы: пресечь незаконную миграцию с помощью РВП не удалось (зафиксированы многочисленные случаи, когда разрешения на жительство просто покупались одними приезжими у других), а реальная потребность в иностранной рабочей силе гораздо выше заявленной. Так что сокращение квоты до 700 человек – в большей степени декларативное решение. В реальности Волгоградской области требуются тысячи гастарбайтеров, и от этого в текущих экономических условиях никуда не деться.

Мигранты из Узбекистана на вокзале в Волжском, 2020 год
Фото:novostivolgograda.ru

По данным комитета по труду и занятости Волгоградской области, главная сфера, где задействованы трудовые мигранты, – это овощеводство. Каждый год уборкой и севом овощей в регионе заняты 22 тысячи человек, половину из них составляют приезжие. До того, как была принята норма, по которой число мигрантов и местных жителей, занятых в уборке урожая, должно быть равным, мигранты составляли подавляющее большинство рабочих, трудившихся на волгоградских полях (порядка 18 тысяч человек ежегодно). В прошлом году иностранцам выдали 11 тысяч 290 патентов на работу в сфере сельского хозяйства, при этом в 85% случаев речь шла о неквалифицированном труде.

В прошлом году регионом была организована и силами нескольких ведомств проведена работа по замещению недостающих иностранных рабочих местными трудовыми ресурсами. В частности, в сезонных полевых работах были задействованы студенческие отряды. Также в центрах занятости были организованы «Уголки овощевода» с оперативной информацией по вакансиям. Эти меры послужили решению задачи по обеспечению отрасли трудовыми ресурсами, в итоге урожай овощей был собран с обеспечением целевых показателей. В 2021 году ситуация с обеспечением потребности отрасли овощеводства в рабочей силе также на контроле власти, – сообщили «НовостиВолгограда.ру» в пресс-службе региональной администрации.

Фото:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

Звучит оптимистично, но реальность сурова: по сравнению с армией мигрантов, необходимой для ежегодной уборки овощей, силы студенческих студотрядов мизерны – 490 человек в 2020 году. Ещё четыреста «рабочих поневоле» на подмогу местным аграриям вывели учреждения ФСИН. Этого явно мало, чтобы компенсировать нехватку приезжих.

Сами аграрии скептически оценивают работу по замещению мигрантов местными работниками. Среди жителей Волгоградской области лишь немногие готовы целыми днями трудиться в поле под палящим солнцем – даже несмотря на то, что работодатели согласны платить им больше, нежели иностранцам. Попытка заменить гастарбайтеров селянами и студентами, ищущими временную подработку, удалась лишь отчасти – недостаток рабочих рук в овощеводстве как никогда резко ощущался в «ковидном» 2020-м, когда сезонные мигранты не смогли вовремя въехать в регион из-за закрытых границ. Аграрии боятся, что в этом году ситуация повторится.

Проблема существует, и она очень тяжёлая: овощеводство сильно зависит от ручного труда. Мы пытались решить эту проблему с помощью уборки продукции механизированным способом, но не все виды работ получается автоматизировать. Местное население ищет работу полегче и не очень активно приходит, хоть мы и зарплату сделали довольно высокую, – говорит Дмитрий Телитченко, генеральный директор ООО «Русь» в Городищенском районе. – Судя по откликам моих коллег, если в этом году не будет разрешён завоз иностранной рабочей силы, многие овощеводы сократят посевные площади. Некоторые уже сказали, что в этом году овощи сеять не будут. А ведь Волгоградская область – это российский огород, мы одни из лидеров по производству овощной продукции. По луку, например, занимаем первое место в России. Мы руки не складывали и не останавливали работу ни на секунду, но без привлечения мигрантов с овощами работать очень тяжело.

По словам овощеводов, сейчас они с трепетом ждут, не станут ли российские власти снова закрывать границы из-за ситуации с коронавирусом. Если ограничения на въезд продлятся до апреля-мая, прошлогодняя проблема повторится: в марте аграрии уже готовятся к севу, и потребность в рабочей силе возникает ещё весной. Если мигрантам разрешат въехать в Волгоградскую область только к маю-июню, это совершенно не решит проблему. Возможный выход – механизация производства, но и она не может быть стопроцентной.

Фото:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

В прошлом году овощеводам действительно не хватало рабочей силы. Производство овощей, во-первых, носит сезонный характер, а во-вторых, оно очень трудоёмкое. Поэтому в этой сфере востребованы сезонные трудовые мигранты. Количество иностранной рабочей силы будет снижаться каждый год, потому что прогресс не стоит на месте, – считает Виктор Лёвкин, директор ООО «Лотос» в Октябрьском районе и бывший депутат облдумы. – Сегодня наши аграрии уже закупают комбайны для уборки лука, картофеля, других овощей. Техническая оснащённость растёт, соответственно, потихоньку падает потребность в иностранной рабочей силе. Но всё равно она будет сокращаться не резко, а постепенно, на 5-10% в год. Если не будет мигрантов, овощеводы могут, конечно, перепрофилироваться и увеличить площади посадок под лук и картофель, но не повлияет ли автоматизация на производство томатов, огурцов и других овощей, где используется именно ручной труд?

Такой же точки зрения придерживаются и другие аграрии: даже если частично заменить мигрантов машинами, полностью отказаться от их помощи в нынешних экономических условиях невозможно. Многие представители отрасли согласны с владелицей овощеводческого хозяйства из Волжского Еленой Тупиковой, которая весной прошлого года в сердцах заявила, что жители Волгоградской области на полях «трудятся всего день-два, а потом начинают пить». Правда, другие фермеры и овощеводы используют более обтекаемые выражения, но суть от этого не меняется: местные селяне даже ту работу, где труд частично автоматизирован, выполняют медленнее и ленивее, чем мигранты. К тому же опросы показывают, что заменить приезжих на поле или в теплице готовы менее трети жителей региона – да и то лишь в случае, если других вариантов не останется.

Отказаться от труда мигрантов волгоградские аграрии попросту не в состоянии. Если область планирует сохранить статус «всероссийского огорода», без гастарбайтеров ей не обойтись, и даже технический прогресс в этом не поможет.

Продукция лежит в хранилищах, её нужно затаривать, а механизированным способом это сделать не всегда получается. Часть овощей требует бережной упаковки и фасовки, к тому же любой механизированный процесс всё равно имеет долю ручного труда. Не всякий лук может выдержать машинную фасовку – получается большая доля брака, который уйдёт либо во вторые сорта, либо вообще на выброс. Или томаты – как их уборку можно механизировать? Допустим, те, что на томатную пасту идут, можно убрать комбайнами, но те томаты, которые поступают на реализацию – им же требуется бережная уборка, а это ручной труд!Дмитрий Телитченко, гендиректор ООО «Русь»

Строительство – ещё одна отрасль, где многое зависит от притока рабочих-мигрантов. Волгоградцы согласны трудиться на стройке в качестве высококвалифицированных специалистов (например, крановщиков) или бригадиров, но в чернорабочие не идут. Такой же вектор мышления прослеживается и в иных сферах: если «руки», зарабатывающие на жизнь физическим трудом, могут быть импортными, то «мозги», то есть руководители и высокооплачиваемые работники, – только отечественными.

Фото:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

В минувшем году представители нескольких организаций, которые занимаются строительством и капитальным ремонтом зданий в Волгоградской области, жаловались, что из-за эпидемии коронавируса в регион не смогли попасть артели иностранных рабочих из Беларуси, Армении и других государств ближнего зарубежья – хотя с ними уже были подписаны договоры. Иностранцев пришлось срочно заменять либо местными жителями (которые требовали более высокую плату, но при этом работали хуже), либо мигрантами-среднеазиатами (трудолюбивыми, но неквалифицированными). В итоге сроки исполнения работ были сорваны. Так что волгоградские строители опасаются нового закрытия границ не меньше, чем овощеводы.

«Одним из неочевидных последствий пандемии стала острая нехватка рабочей силы в строительной сфере. Ковидные ограничения, во-первых, усложнили въезд трудовых мигрантов на территорию РФ, во-вторых, вызвали отток уже имеющихся. Дополнительным фактором, снизившим интерес граждан ближнего зарубежья к заработку в России, стало ослабление рубля. Минстрой РФ забил тревогу и заявил о дефиците рабочей силы на стройках», – пишет Telegram-канал «Незыгарь», суммируя данные нескольких федеральных СМИ. – «Нехватка мигрантов была отмечена в 50 регионах страны, за год количество иностранных рабочих сократилось на 22,5%. Попытка решить проблему «импортозамещением» имела слабый успех».

Аналитики отмечают, что в ближайшие годы сельскохозяйственная и строительная отрасли могут столкнуться с насущной необходимостью в привлечении мигрантов, но при этом попытки увеличить количество гастарбайтеров будут отрицательно восприняты населением. Опросы показывают, что в обществе к мигрантам относятся с подозрением – и хотя волгоградцы в этом плане довольно толерантны, наплыв иностранцев у них оптимизма не вызовет. Во-первых, в «доковидные» годы мигранты и без того обеспечивали основной прирост населения в регионе. Во-вторых, не все приезжие строго соблюдают российское законодательство.

В Волгоградской области среди мигрантов регулярно выявляют преступников и правонарушителей, а по итогам рейдов полиции на родину каждый месяц высылают нелегально попавших в регион иностранцев. Общественникам внушает беспокойство и возможная политическая радикализация приезжих из стран Средней Азии. Не случайно исламисты, готовившие теракты в Волгограде и успешно ликвидированные минувшей осенью, планировали свои атаки именно в тот момент, когда в регионе наблюдалось значительное скопление мигрантов, отмечал политолог Андрей Серенко.

Мигранты из Узбекистана ждут отправки домой на вокзале в Волжском, 2020 год
Фото:novostivolgograda.ru

Однако заведующий кафедрой политологии Волгоградского государственного университета, доктор наук Сергей Панкратов, полагает, что в регионе нет оснований для распространения экстремистских идей среди приезжих. Иностранцы, которые приезжают работать в Волгоград, в большинстве своём не проявляют какой-то нежелательной активности в этом плане. Правда, всегда сохраняется риск, что вместе с простыми рабочими через границу проникнут потенциальные радикалы.

Трудовые мигранты, которые так или иначе будут участвовать в развитии экономики региона, безусловно, нужны. Другое дело – что приглашающая сторона, то есть работодатели, муниципальные и государственные органы, должна отслеживать, кто приезжает в Волгоградскую область и с какой целью. Я не ожидаю какого-то всплеска экстремизма среди мигрантов, но отдельные его проявления действительно возможны, – говорит профессор Сергей Панкратов. – Мигрантов могут использовать для дестабилизации обстановки. Сами мигранты не несут с собой угрозу, но их присутствие даёт такую возможность.

Эксперты солидарны во мнении: без иностранной рабочей силы Волгоградской области не обойтись. Попытки заменить мигрантов местными жителями пока не оправдали затраченных усилий, а до тех времён, когда на полях и стройках начнут трудиться роботы, региону ещё очень далеко. Остаётся надеяться, что в 2021 году область получит ровно столько гастарбайтеров, сколько требуется, – и что они не привезут с собой никаких радикальных тенденций.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter