«Виток цинизма» или шанс на спасение?

«Виток цинизма» или шанс на спасение?
Аналитика

21 июля 2017, 11:15
Елена Шаркова
Photo: ntv.ru
Решение об установке беби-боксов возложат на региональные власти

20 июля Госдума отклонила законопроект о запрете беби-боксов, или, говоря официальным языком, «создания и содержания специализированных мест для анонимного оставления ребенка». Документ пролежал в парламенте больше года. Его авторы – сенатор Елена Мизулина и наш земляк, экс-депутат Госдумы Олег Михеев, предложили не только запретить установку «окон жизни», но и штрафовать тех, кто вздумает этим заняться, на сумму от 1 до 5 млн. руб. Интересно, что на днях депутаты согласились и с необходимостью сохранить институт суррогатного материнства в России (о сурмамах «Новости Волгограда» рассказали своим читателям в материале «Ребенок за два миллиона»).

В пояснительной записке к законопроекту Мизулина и Михеев указали, что практика анонимного оставления новорожденных детей в беби-боксах «порочна», так как «влечет рост числа отказов от новорожденных, повышает риски торговли детьми и иных сделок с ними». Также авторы считают, что беби-боксы нарушают право детей на идентичность, ведь «ребенок вправе знать, кто его биологические родители, каково его происхождение».

Бэби-боксы — гигиеничные контейнеры с системой видеонаблюдения, в которых матери могут анонимно оставить своих детей на попечение государства. Они устанавливаются в роддомах и детских больницах. Как только ребенок попадает в контейнер, дверь автоматически блокируется, включаются свет, отопление и вентиляция, поддерживающая оптимальную температуру и влажность. На пульте дежурного врача срабатывает сигнализация, на мониторе он видит внутренность бокса. Ребенка сразу же осматривают и сообщают о нем в полицию и органы опеки - именно они решают, как сложится его судьба.

Однако в парламенте не согласились не только с высоким размером предложенного штрафа, но и с самой идеей законопроекта. Отклоняя документ, депутаты сослались на Конвенцию о правах ребенка, согласно которой каждый малыш имеет неотъемлемое право на жизнь, и все государства--участники конвенции, в число которых входит и Россия, должны обеспечить его выживание и здоровое развитие. Парламентарии выступили за иной подход к проблеме: обеспечение поддержки беременных женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию.

Впрочем, этим дело не закончилось. В марте 2017 года в Госдуму был внесен еще один тематический законопроект. Документ предлагает делегировать субъектам РФ право самостоятельно определить, нужны ли на их территориях беби-боксы, и установить количество, место и порядок их создания в соответствии с требованиями федеральных властей. «Правда, там много чего необходимо доработать. Но рассмотреть законопроект можем в осеннюю сессию», - уточнила председатель комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева.

Немного истории

«Окно жизни» - идея не новая, ей как минимум 800 лет. Историки выяснили, что первое «колесо подкидышей» появилось в XII веке по указанию Папы Иннокентия III в госпитале Святого Духа в Риме. В стену установили деревянный цилиндр, куда мать помещала отказного ребенка и крутила цилиндр, чтобы малыш оказался внутри помещения. Затем нужно было позвонить в колокольчик, сообщив о подкидыше. В России такой опыт появился на 400 лет позже при патриархе Никоне, который повелел устроить при монастырях так называемые «турны», в которые подбрасывали нежеланных детей. После смерти патриарха от древних «беби-боксов», впрочем, быстро избавились, так как подкидышей стало слишком много. В царской России проблему решали по-другому: в госпиталях для незаконнорожденных детей, учрежденных Екатериной II, малышей тайно подбрасывали через специальное окно. Также существовали отделения, где женщины могли рожать анонимно.

В современном мире эта практика широко распространена. Например, в Европе в 2000-2015 годах появилось более 200 беби-боксов, в которых оставили более 400 детей. «Окна жизни» есть в Китае, Индии, Пакистане, Южной Африке, на Филиппинах. В США существует система убежищ Safe Haven, где можно анонимно оставить ребенка. А вот Франция, Бельгия, Голландия, Швеция, Британия от боксов отказались.

В России беби-боксы устанавливаются с 2011 года. Первые появились в Сочи, Новороссийске, Армавире, Краснодаре, Перми, Курске, Пскове, Петропавловске-Камчатском, Калининграде, Тюмени, Москве и других городах. В 2015 году идею беби-боксов поддержала Общественная палата России. Их было 22, на сегодня насчитывается 17. В 2011-2016 годах там было оставлено 35 младенцев. Все они помещены в приемные семьи, а пятеро детей вернулись к родным матерям.

Мать действительно может изменить свое решение и вернуть ребенка, но только в тот период, когда его статус еще не определен и он находится в доме ребенка или в больнице. Для этого женщина должна доказать кровную связь с ребенком посредством ДНК-теста и представить в органы опеки все необходимые документы.

Если ребенок в момент помещения в контейнер не травмирован, мать не будут искать и привлекать к ответственности. Но если младенца находят на улице, то матери грозит статья УК РФ «Оставление в опасности».

Несмотря на главный аргумент - спасенные детские жизни и поддержку общественности, у беби-боксов есть противники. Они считают, что сам факт наличия такого устройства способен спровоцировать мать на отказ от ребенка в тяжелой жизненной ситуации, что полная анонимность не позволяет восстановить кровную семью, что в бокс ребенок может попасть и без ведома матери. Такой случай, кстати, имел место на Ставрополье в 2015 году, когда малыша в контейнер подбросила бабушка, посчитавшая, что у ее дочери и так много детей. Кроме того, в РФ количество малышей, оставленных в беби-боксах, составляет не более 0,1% в сравнении с теми, от кого отказались в роддоме. Чаще всего за год в боксе оставляют одного-двух младенцев.

Что же думают профессионалы из тех регионов, где есть «окна жизни»? Главврач Курской областной детской больницы Игорь Зоря уточняет, что за все время эксплуатации двух беби-боксов в Курской области ребенка в них подбросили лишь однажды. «У нас более десяти регионов, где были установлены боксы, и я не слышал о том, чтобы родители массово оставляли там младенцев. Но беби-боксы в любом случае лучше, чем ситуации, когда родители оставляют своих детей в поле или закапывают в саду». Главврач Краснодарской краевой клинической больницы №2 Григорий Пенжоян приводит другую статистику: «За время существования беби-боксов в крае было спасено более полутора десятков детей. Сколько стоит их жизнь? Я не поощряю отказы женщин от детей и считаю, что государство должно делать все возможное, чтобы у женщин не было побудительных мотивов для таких поступков. Но пока дети-отказники есть, пусть беби-боксы остаются, а жизнь покажет: если они не будут востребованы лет пять — значит, они не нужны».

По итогам опроса, проведенного в 2016 году фондом «Общественное мнение», 55% жителей России не одобряют законодательный запрет беби-боксов, а 14% его поддерживают. 50% опрошенных знают, что такое беби-бокс, 47% - не знают, 21% затруднился оценить инициативу. 25% считают, что это шанс на спасение жизни брошенных детей, а 48% думают, что от нерадивых матерей забирать ребенка нужно прямо в роддоме.

Ребенок в безопасности

В Волгоградской области «окон жизни» нет. Вместо них на базе местных роддомов и больниц созданы 5 пунктов медико-социальной поддержки беременных женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, которые называются также «кризисными центрами». Они действуют в Михайловском роддоме, Волгоградском областном перинатальном центре №1 и городской клинической больнице №5, Камышинской и Урюпинской горбольницах. Задача таких центров - выявить женщин, готовых отказаться от ребенка, и с помощью психологов и других специалистов убедить будущих мам изменить свое решение. Родители новорожденного также могут отказаться от него абсолютно законным способом, написав заявление о согласии на усыновление малыша другими людьми. Практикуются в нашем регионе и анонимные роды. Даже если у женщины нет никаких документов, удостоверяющих личность, в медучреждении у нее обязаны принять роды и предоставить ей возможность заполнить специальный акт об оставлении ребенка матерью. Впрочем, это случается все реже: за последние три года в Волгоградской области число отказов от детей в роддомах сократилось вдвое.

По данным комитета соцзащиты Волгоградской области, в августе 2016 года при учреждениях соцобслуживания открылись семейно-консультативные пункты, где работают с женщинами, намеренными избавиться от ребенка. За полгода из 1100 женщин, направленных к специалистам, детей сохранили порядка 130. В этом году 24 из 26 женщин также изменили свое решение. Специалисты обеспечивают медико-социальное сопровождение матерей и беременных женщин в случаях, когда есть вероятность аборта или отказа от новорожденного.

Уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области Нина Болдырева убеждена, что беби-боксы – это «определенный виток социального цинизма, поощрение инфантилизма и безответственного родительства».

Председатель Волгоградского отделения Российского детского фонд Раиса Скрынникова, напротив, обеими руками «за» беби-боксы. Она считает, что они необходимы в каждом городе и «нужно использовать каждый шанс, который поможет сохранить жизнь ребенка».

Психолог одной из частных семейных клиник Волгограда Наталья Павленко напоминает, что женщины после родов часто испытывают стресс, толкающий их на необдуманные действия. «И если мы не хотим, чтобы новорожденные умирали на помойках, беби-боксы и другие законные формы отказа от детей нам, конечно, нужны. Молодая мать, придя в себя после перенесенного, возможно, пожалеет об импульсивном поступке в состоянии аффекта и захочет вернуть малыша. Важно то, что все это время ребенок будет в безопасности».

Осенью этого года Госдума рассмотрит законопроект о праве российских регионов самостоятельно определять степень нуждаемости в «окнах жизни». Есть надежда, что парламентарии и власти регионов подойдут к этому важнейшему вопросу взвешенно и объективно, учитывая мнения всех заинтересованных сторон. Судя по тому, какая широкая дискуссия развернулась на эту тему в обществе, дебаты будут острыми. Ведь беби-боксы нужны для спасения детей, а не для очистки совести их непутевых матерей.

На сегодня в России практически отсутствует грамотная и современная социальная реклама, ориентированная на помощь женщинам. А она нужна. Не хватает информации не только о беби-боксах. Ее очень мало и о кризисных центрах для будущих матерей, о семейно-консультативных пунктах, о способах цивилизованного выхода из сложных жизненных ситуаций. Главная цель социальной рекламы – дать женщине знать, что она не одинока, что она может и должна рассчитывать на профессиональную помощь специалистов.

- Мамам надо помогать еще до того, как они приняли такое решение. Ведь не просто так они кладут детей в беби-боксы. Необходимо создавать условия, чтобы женщины не принимали такое решение. Работать с ними на более раннем этапе — объяснять, гарантировать, показывать ролики, помогать. Думаю, родственникам, социальным службам и всем нам надо быть внимательнее — нельзя не заметить, что женщина может пойти на такое. Почему мы становимся бесчувственными и считаем, что важнее запрещать или разрешать беби-боксы, чем персонально помогать мамам?Светлана Журова, депутат Государственной Думы

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter