Экстремизм на экспорт: чем грозят Волгограду события в Афганистане?

Аналитика
Экстремизм на экспорт: чем грозят Волгограду события в Афганистане?
Экстремизм на экспорт: чем грозят Волгограду события в Афганистане?
20 августа, 17:50Никита ДробныФото: novostivolgograda.ru
Весь мир напряжённо следит за развитием событий в Афганистане, где запрещённое в России террористическое движение «Талибан» стремительно захватило власть после ухода войск США. Главный вопрос, волнующий всех, – не приведёт ли победа радикальных исламистов к «экспорту джихада» в близлежащие страны, включая Россию.

Волгоградская область – один из регионов, где традиционно много мигрантов из Азии, а также высокий уровень террористической угрозы. Поэтому для нашего региона победа «Талибана»* – тревожный сигнал. «НовостиВолгограда.ру» рассказывает, каким образом события в Афганистане могут отразиться на ситуации в Волгоградской области.

Что происходит в Афганистане?

Почти всю территорию Афганистана взяло под контроль движение «Талибан»*. Захватить власть талибам позволил уход американских войск: афганская армия сдавала свои позиции практически без боя. 15 августа талибы, не встретив сопротивления, вошли в Кабул и захватили президентский дворец. Светское правительство Афганистана во главе с президентом Ашрафом Гани сбежало из страны.

«Талибан»* – исламистское движение, созданное в 1994 году. Его костяк составляют пуштуны (народ численностью около 40 млн человек, живущий в Афганистане и Пакистане). Талибы придерживаются крайне радикальной трактовки суннитского ислама. Они считают шиитов еретиками, а приверженцев других религий – идолопоклонниками, отказывают женщинам в гражданских правах, практикуют судопроизводство по законам шариата. «Талибан»* получил печальную известность за счёт жестоких массовых казней и терактов, в том числе захвата самолёта татарстанской авиакомпании «Аэростан» в 1995 году. В 2001 году талибы уничтожили античные статуи Будды в афганском Бамиане, которые являлись частью мирового культурного достояния.

С 1996 по 2001 годы «Талибан»* контролировал Афганистан. Режим талибов характеризовался жестокими репрессиями и поддержкой международного терроризма. Выбить талибов из Афганистана удалось армии США, но спустя двадцать лет американские власти приняли решение вывести свой контингент, и «Талибан»* немедленно вновь захватил страну.

Американский солдат в афганской деревне, 2017 год
Фото:pxhere.com

Как события в Афганистане могут повлиять на юг России?

По словам экспертов, пока сложно предсказывать, как поведут себя талибы после захвата Афганистана. Это усложняет попытки спрогнозировать влияние афганского кризиса на южные регионы России. Факторов, которые нужно учитывать при анализе, очень много: в политическом плане события в Афганистане представляют интерес не только для России и США, но и для других государств. За успехами талибов весьма благосклонно наблюдает Пакистан. Обеспокоенность проявляют Китай и Иран, напуганы и западные страны, которые когда-то безуспешно пытались использовать «Талибан»* в своих интересах.

Очень многое будет зависеть от позиции руководства крупных держав: один раз они уже сыграли в игру с талибами и увидели, чем это кончается. В прошлом это радикальное афганское движение пытались использовать для давления на Россию, но рано или поздно любое экстремистское движение выходит из-под контроля. Сейчас на талибов очень внимательно смотрят и китайцы, и Россия, посматривает Иран. Здесь важно удержаться от искушения использовать «Талибан»* в своих больших геостратегических играх, в том числе против американцев, – отмечает доктор политических наук, профессор Илья Морозов, доцент кафедры государственного управления и менеджмента Волгоградского института управления (филиал РАНХиГС).

Илья Морозов, доцент кафедры государственного управления и менеджмента ВИУ РАНХиГС
Фото:vk.com

Политологи подчёркивают, что развитие событий в Афганистане и их влияние на другие регионы, в том числе на Юг России, будет во многом определяться процессами внутри руководства «Талибана»*. Любое экстремистское движение, захватывающее власть, неизбежно сталкивается с внутренним расколом – разные фракции талибов в ближайшее время будут вести борьбу за влияние, и от того, кто выйдет из неё победителем, будет зависеть масштаб афганского кризиса.

Сейчас «Талибан»* всячески пытается убедить мировую общественность, что не является абсолютным злом: представители террористического движения демонстративно дают интервью журналисткам, обещают разрешить женщинам работать и учиться, выставляют охрану возле посольств. Тысячи просмотров в Сети набрало видео, на котором талибы катаются на детских машинках в парке развлечений. Но это не более чем игра на публику, поскольку на практике «Талибан»* не стал менее радикальным. Только за один день, 18 августа, талибы расстреляли мирный митинг в городе Джелалабад, убив не менее трёх человек, и казнили как минимум двух женщин за отсутствие хиджабов.

Возможен ли приток беженцев из Афганистана в Волгоград?

Если в Афганистане возьмёт верх наиболее радикальная группировка внутри «Талибана»*, это спровоцирует гуманитарный кризис со всеми его атрибутами, включая лавину беженцев и резкий рост террористической угрозы в сопредельных государствах. Кроме того, в Панджшерской долине на севере Афганистана пытаются консолидироваться антиталибские силы. Если им удастся окопаться и дать террористическому движению отпор, страна столкнётся с полномасштабной гражданской войной и, как следствие, массовой миграцией населения.

В любом движении, захватившем власть вооружённым путём, неминуемо возникает раскол. Пока «Талибан»* стоит на относительно умеренной позиции. Его идеология основана не на создании «всемирного халифата», как у ИГИЛ* [запрещённая в России организация], или глобальной террористической сети, как у «Аль-Каиды»* [запрещённая в России организация], а на создании «образцового» исламского национального государства в границах Афганистана. К чему эти попытки приведут – другой вопрос, – указывает профессор Илья Морозов.

На севере Афганистана собирают силы повстанцы, воюющие против талибов
Фото:pxhere.com

Пока что волна миграции из Афганистана сравнительно невелика, и до Юга России беженцы не добрались. От власти талибов спасаются в основном те афганцы, которые сотрудничали с американцами или со светским правительством страны. Волгоградская область для них – явно не приоритетное направление для бегства. Поэтому политологи склонны полагать, что на сегодняшний день опасения по поводу влияния событий в Афганистане на миграционную обстановку в ЮФО – в большей степени умозрительные.

Однако если в стране начнутся масштабные репрессии или гражданская война, приток беженцев из Афганистана определённо увеличится. При таком развитии событий десятки, а может быть, и сотни вынужденных мигрантов доберутся до южных регионов России. Одним из основных путей бегства для афганцев, которые не желают жить под властью радикальных исламистов, станет Таджикистан. Учитывая, что Волгоградская область традиционно принимает большое количество мигрантов из Таджикистана, есть вероятность, что некоторые из вынужденных переселенцев попытаются осесть здесь.

В ближайшие недели и месяцы эти опасения – скорее абстракция. Как мы видим, «Талибан»* ведёт не очень понятную политику, и миграционные потоки из Афганистана пока не очень сильны. В принципе, при ужесточении режима возможно усиление миграции через таджикскую и узбекскую границу, – отмечает доктор наук, профессор Сергей Панкратов, заведующий кафедрой политологии Волгоградского государственного университета.

Сергей Панкратов, заведующий кафедрой политологии ВолГУ
Фото:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

Есть ли риск новых терактов в Волгограде?

Ещё одна потенциальная угроза для Волгоградской области – рост террористической угрозы. Успех «Талибана»*, всего за несколько дней захватившего целую страну, может вдохновить исламистские группы в Средней Азии, а уже оттуда носители радикальных идей способны проникнуть в Волгоградскую область. При таком развитии событий правоохранительным органам потребуется существенно усилить работу по выявлению потенциальных террористов и экстремистов, особенно среди мигрантов. Может возникнуть потребность в спецоперациях – вроде той, что провела ФСБ в октябре прошлого года, когда в Кировском районе была ликвидирована ячейка боевиков-исламистов. Активизируется и борьба с экстремизмом в соцсетях: ведь «Талибан»* ведёт агитацию в том числе среди русскоязычных мусульман. «Официальный» талибский Telegram-канал на русском языке беспрепятственно действовал целый год, пока в 2019 году не был заблокирован за призывы к терроризму.

На мой взгляд, радикальные религиозные группировки неизбежно попытаются повторить успех талибов, и Российской Федерации определённо придётся отражать угрозы с их стороны, в том числе и на территории нашей области. У нас ситуация не вполне благополучна: например, ФСБ работала по Палласовскому району, где были проявления радикализма, которые сейчас, к счастью, подавлены, – подчёркивает Илья Морозов. – Источник радикализации – это уже не Кавказ, как было ещё лет десять назад: по данным ФСБ, сейчас радикальные исламисты попадают в Россию в основном из Средней Азии. В начале года был случай, когда ФСБ ликвидировала в Волгограде ячейку радикалов «Исламского государства»*, прибывших именно из Средней Азии. Талибы могут оказать негативное влияние на среднеазиатские республики – как самим фактом успешного существования своего эмирата, так и предоставить тренировочные базы и даже предпринять попытку прямой вооружённой экспансии на территорию Таджикистана, Узбекистана или Туркмении. Волгоградская область так геополитически расположена, что при самом негативном развитии событий, к сожалению, нам придётся принимать на себя первый удар: и миграционную волну бегства из Азии, и волну исламистов. Тогда волгоградская земля может ещё раз превратиться в точку, где будет решаться судьба России. Но я надеюсь, что до этого наше руководство ситуацию не доведёт.

В том случае, если внутри «Талибана»* одержит верх более умеренное крыло, экспансии террористов в Среднюю Азию не произойдёт – тем более что у движения хватает врагов внутри Афганистана. Талибам придётся иметь дело как с этническими противоречиями (оппозицию пуштунам, на чью поддержку они опираются, в Афганистане составляют таджики, узбеки и хазарейцы), так и с религиозными (талибы – приверженцы радикального суннизма, но в стране достаточно много шиитов, которых поддерживает Иран). Поэтому политологи рассчитывают, что внутренние проблемы не позволят «Талибану»* достаточно окрепнуть, чтобы представлять реальную угрозу для южных регионов России.

Все силовые ведомства в последние годы усилили профилактику экстремизма
Фото:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

При этом сейчас в РФ существенно усилилась работа по профилактике экстремизма, но эксперты не связывают этот процесс с реакцией на угрозу влияния талибов. По мнению специалистов, это часть повседневной работы правоохранительных ведомств.

Мы видим, что наше правительство пока держит паузу в плане признания или непризнания «Талибана»*. Борьба с террористической угрозой должна вестись постоянно, нужно всегда быть начеку. Но я бы на данный момент не связывал усиление борьбы с терроризмом именно с этим фактором, – считает профессор Сергей Панкратов.

Если эхо афганских событий всё-таки докатится до Волгоградской области, сотрудникам спецслужб предстоит немало работы. Обнадёживает то, что эксперты сходятся во мнении: даже при наиболее негативных сценариях развития событий в Афганистане у правоохранительных органов нашего региона достаточно сил, средств и ресурсов, чтобы защитить население от возможной террористической угрозы.

* Движения «Талибан», «ИГИЛ» («Исламское государство»), «Аль-Каида» признаны террористическими и запрещены на территории Российской Федерации.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter