Названы регионы, в которых россияне практически не доживают до пенсии

Названы регионы, в которых россияне практически не доживают до пенсии
Аналитика

18 сентября 2018, 18:00
Photo: candanbakim.net
О растущей продолжительности жизни россиян от чиновников в последнее время не слышал разве что ленивый. Однако все кивают на красивый средний показатель по стране, не обращая внимание на то, что в отдельных регионах люди зачастую просто не доживают до старости.

Основываясь на данных Росстата за 2017 год, свою «карту выживаемости» по стране составили журналисты газеты «Новые Известия».

Лучшим оказался показатель у Псковской области – лишь 26% людей не доживают до старости. Еще в Ивановской области шансы выйти на пенсию и еще пожить достаточно велики – раньше 72 лет происходит только 35,4% смертей. Но здесь меньше всего экономически активных людей. Все, кто может, стараются перебраться в Москву и Санкт-Петербург.

«Эксперты изучают миграцию молодежи много лет. Обезлюдение российской периферии может быть связано как с низким уровнем развития системы высшего образования в отдельных регионах, так и с нехваткой рабочих мест, несоответствием оплаты труда условиям работы и жизни. Пик миграционной активности приходится на возраст 17-20 лет, чуть менее активно переезжают люди в возрасте 20-30 лет», – сообщила заместитель директора Института правовых исследований и региональной интеграции РЭУ имени Г.В. Плеханова, кандидат юридических наук Наталья Свечникова.

Регионы, расположенные вокруг столицы и Питера, имеют слаборазвитую экономику, малый и средний бизнес не получает поддержки, работы не хватает.

Лидером по числу заброшенных деревень является сегодня Тверская область – в 2234 бывших населенных пунктах больше никто не живет. Еще есть много деревень, где остались всего 1 или 2 дома с жильцами. Как правило, в этих местах остаются умирать. Третье место по числу заброшенных деревень (1923) занимает Псковская область.

Территориальное планирование и развитие здесь оставляет желать лучшего. Эти регионы, несмотря на весь потенциал (туристический, промышленный, сельскохозяйственный), продолжают превращаться в огромные дома престарелых.

При составлении «карты выживаемости» бралось соотношение смертности в трудоспособном возрасте к общей смертности. В России худший показатель имеет Чукотка – лишь 16% населения перешагивают за черту трудоспособного возраста. С учетом грядущего повышения пенсионного возраста до 65 лет для мужчин и 60 для женщин картина окажется вообще неприглядной. Чуть получше в Тыве – более 72 лет могут прожить 18,8% людей.

При этом средняя цифра по России 62%. Поэтому даже Кемеровская и Новгородская области с их 60,4% и 52,7% соответственно кажутся почти идеальными на фоне Чукотки.

«Регионы с высокой долей смертей в трудоспособном возрасте – это большая проблема для всей страны. Эти люди могли бы работать, что-то производить, получать зарплату, а значит, и платить отчисления в Пенсионный фонд, помогая государству с текущими выплатами пенсий», — отмечает первый заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов.

На Чукотке – в «самом гиблом месте» России – каждая третья смерть у людей трудоспособного возраста происходит от внешних факторов. И если человек не допился до сердечного приступа (алкоголь является причиной в 48% случаев), то тогда идет кого-нибудь убивать, а потом сам лезет в петлю. Количество убийств в регионе – 28,6 чел. в год на 100 тыс. населения при среднем значении по России в 8,5, самоубийств – 38,1 случая в год на 100 тыс. населения при среднем по России значении в 17,4.

Что любопытно, на Чукотке самый высокий уровень занятости (78,6% работающего населения) и почти самые большие средние душевые доходы (68 тыс. рублей в месяц – больше зарабатывают лишь в нефтеносном Ямало-Ненецком АО).

Чукотка – это регион, больше других страдающий от алкоголизма: 3787,5 пациентов-алкоголиков на 100 тыс. жителей. Люди спиваются и убивают друг друга. Власти молчат. С момента, когда Юрий Колпин стал губернатором в 2008 году, на протяжении 5 лет должность главы УМВД занимал Юрий Варченко, при котором, по оценке службы внутренней безопасности МВД, активно развивалась продажа суррогатного алкоголя. А еще министерская проверка показала, что Варченко вообще был причастен к организации подпольного производства.

Тыва опережает Чукотку в плане смертей от внешних факторов, но они другие. Например, убийств еще больше – 39,1 случая на 100 тыс. жителей. Случаев летальных исходов при отравлении алкоголем – 21,3 на 100 тыс. (в среднем по России – 9,3). Смертельных случаев в ДТП – 54,7 на 100 тыс. (в среднем по России – 17,6). Зачастую алкоголь и аварии взаимосвязаны, но, судя по всему, ДПС просто игнорирует пьяных водителей. На болезни системы кровообращения приходится 19% смертей в регионе, а на новообразования – 11%.

«В регионах с высоким потреблением нелегального и суррогатного алкоголя снижению смертности населения может способствовать не только развитие медицины, но в не меньшей степени и работа правоохранительных органов по пресечению торговли незаконным и суррогатным алкоголем. Суррогатный алкоголь сравним по уровню смертности с героином, в зависимости от масштабов потребления, состава, и крепости суррогатов», – объяснила Дарья Халтурина, представитель Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава.

Но и такое поведение людей не возникает просто так. Как отмечает издание «Новые Известия», за время руководства Тывой Шолбаном Кара-оол республика стала самым бедным регионом страны (доля бедного населения выросла с 29% до почти 43%), обеспеченность жильем – самая низкая в Сибирском федеральном округе (13 кв.м на человека), количество больниц и школ сокращается.

И все-таки куда чаще люди умирают от различных заболеваний и несвоевременно оказанной медпомощи. Например, для жителей Новгородской области медицина – это что-то из области фантастики. Здесь нет ни одной участковой больницы, ни одной детской больницы, а доля горбольниц крайне мала – 11,4% (в среднем по России 17,4%). А на каждую станцию скорой медицинской помощи в среднем приходится всего 0,5 врача.

По России в среднем на 1000 жителей «скорая» оказывает помощь 10,7 чел., в Новгородской области – только 1,8. И это провал именно местных властей, так как работа «скорой помощи» финансируется за счет регионального бюджета.

При этом в регионе 39% случаев смертей среди людей трудоспособного возраста происходит от болезней системы кровообращения, 13% – от новообразований и 10,5% - болезней органов пищеварения.

В другом проблемном регионе – Чукотке – также недостаток больниц и мест в них и плохая работа «скорой помощи». По данным Минздрава России, в регионе Чукотке есть всего 6 больниц и 8 дневных стационаров. Добраться до них можно на самолете. Вместо отечественных почему-то закупили дорогие канадские DHC-6. Проверка ФАС показала чрезмерную трату – 300 млн. рублей. А люди всем поселком скидываются, чтобы оплатить перелет до больницы частным образом на старых самолетах в случае крайней необходимости. Официальные билеты на новые самолеты им не по карману.

В службе Скорой помощи на Чукотке занято на 70% больше сотрудников, чем в среднем по стране. Но помогли они меньшему числу людей, чем в среднем по стране.

О заболевших людях в регионах не очень-то беспокоятся. Врио губернатора Псковской области Михаил Ведерников заявил о неспособности привлечь врачей и неэффективности программы «Земский доктор», и требует обсуждать на федеральном уровне «другие меры поддержки». А губернатор Новгородской области Андрей Никитин пытается решить проблему нехватки медучреждений за счет частных медицинских кабинетов в формате государственно-частного партнерства. То есть все за деньги для пациента.

«Коммерческая медицина на национальном уровне, как правило, менее эффективна, чем государственная. Классическим примером этого являются США, где на здравоохранение, основой которого является частная страховая медицина, тратится 17% ВВП. Ожидаемая продолжительность жизни там ниже, чем во Франции, Финляндии или Греции, т.е. в странах с преобладанием государственной медицины и расходами на здравоохранения 8-11% ВВП», — поясняет Дарья Халтурина.

Деньги же на медицину власти российских регионов выделяют, как говорится, под настроение. По данным Счетной палаты, 43% финансирования по линии субъектов страны в прошлом году не дошли до медучреждений. Получается, что региональная власть загоняет в могилу не только жителей, но и экономику страны, ведь ранняя смертность бьет не только по доходам Пенсионного фонда.

«Если бы не преждевременная смертность, то Россия уже сейчас могла бы показывать темпы роста экономики на уровне успешных европейских стран, а не плестись в конце. А от того, что работающие люди тратят время на больничные, экономика страны теряет до 0,9% ВВП ежегодно», — уверен первый заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter