Прогореть и не встать: почему волгоградские предприниматели массово распродают бизнес
Аналитика

Прогореть и не встать: почему волгоградские предприниматели массово распродают бизнес

12 февраля , 18:46Никита ДробныФото: pxhere.com
Начало 2021 года стало для многих волгоградских предпринимателей временем крушения надежд. «Коронавирусные» ограничения в городе так и не сняли, долги по аренде и зарплате сотрудникам достигли критических масштабов, а клиентов не стало больше.

Представители малого и среднего бизнеса стали массово избавляться от своих активов. «НовостиВолгограда.ру» рассказывает, почему волгоградским предпринимателям проще продать бизнес, чем попытаться его реанимировать.

Количество объявлений о продаже готового бизнеса в Волгограде резко увеличилось в январе-феврале – когда десятки мелких предпринимателей поняли, что не в состоянии больше оплачивать аренду помещений. Почти во всех случаях от своего бизнеса избавляются представители отраслей, пострадавших от «коронакризиса»: гостиничной, ресторанной, туристической. Если верить исследованию «Авито», в прошлом году местные бизнесмены старались не паниковать и оттягивали продажу своих активов, но первые зимние месяцы показали, что далеко не все местные организации в состоянии работать дальше.

Объём предложения готового бизнеса в январе-феврале резко вырос, а его стоимость упала – иногда в разы. В первую очередь волгоградские предприниматели распродают предприятия общепита: кафе или бар с собственным помещением и оборудованием выставляют на торги за несколько миллионов рублей, бизнес на арендованной площадке стоит и того дешевле: 200-500 тысяч рублей. Доходит до смешного – собственный маленький отдел выпечки в супермаркете можно купить за сумму, которая меньше официальной средней зарплаты по региону. Объявлений о продаже хостелов и турбаз меньше, зато и суммы в них солиднее: скромную базу отдыха в Среднеахтубинском районе сейчас можно приобрести за 35 млн рублей, более крупную – за 150 миллионов.

Решающим фактором, заставляющим волгоградских предпринимателей срочно расставаться с бизнесом, стала эпидемия коронавируса. Пережить её с минимальным ущербом сумели только те заведения, которым не приходилось платить за аренду и у которых была чётко отлаженная модель извлечения прибыли. В итоге крупные рестораны и гостиницы по-прежнему работают, а небольшие кафе и хостелы ждут новых владельцев.

Действительно, сейчас много бизнесов продаётся, потому что пандемия затронула абсолютно всех – и малых, и средних, и крупных игроков на рынке. Падение присутствует, хотя всё-таки не такое большое, как в других странах. Крупный бизнес более устойчив, у него больший запас прочности, поэтому он пострадал в меньшей степени, – констатирует президент Волгоградской торгово-промышленной палаты Вадим Ткаченко. – Но меры поддержки в основном были нацелены на малый бизнес, и многим компаниям государство на самом деле смогло помочь. Порядка 30 тысяч малых компаний в нашем регионе могли рассчитывать на поддержку – кто-то получил отсрочку по выплате налогов, кто-то оформил кредиты на выдачу заработной платы, в том числе безвозвратные. Это во многом смягчило негативное влияние пандемии.

Поначалу предприниматели и впрямь ощущали облегчение от полученной господдержки, но её эффект сошёл на нет вместе с кризисным 2020 годом. В январе-феврале многие владельцы коммерческой недвижимости перестали «жалеть» своих арендаторов, да и выплаты пострадавшим отраслям в основном поступали до конца года. В первую очередь отрезвляющее столкновение с реальностью ожидало сферу общепита, которая не смогла за короткий срок отыграть колоссальные финансовые потери.

Самое тяжёлое в этой ситуации – то, что Волгоград так и не перешёл в третью фазу снятия ограничений. Ночные заведения, клубы, банкетные залы до сих пор закрыты: только те заведения, у которых есть лицензия общественного питания, работают в изменённом режиме, с 6:00 до 23:00. Хотя в Москве и ряде других регионов рестораны открыли ещё в июне, в Волгограде летние террасы возобновили работу только в июле, а рестораны – в августе, месяц спустя. Соответственно, был упущен летний сезон, и у тех предпринимателей, которые находились в арендных отношениях, возник кассовый разрыв, – объясняет Эдуард Панин, президент некоммерческого партнёрства «Ассоциация клубов, ресторанов, баров и кафе города Волгограда». – Поэтому в Волгограде сохраняется негативный тренд, и общественное питание, в отличие от многих других регионов, не восстановлено. Рынок совершенно точно не достигнет докризисных показателей в этом году, каких-то точек роста я просто не вижу. Дай бог, он более-менее восстановится к середине 2022 года, а возможно, и позже. Всё будет зависеть от общей экономической ситуации в стране.

Эдуард Панин, президент некоммерческого партнёрства «Ассоциация клубов, ресторанов, баров и кафе города Волгограда»
Фото:instagram.com/panineduard

Не менее остро последствия «коронакризиса» сказались на гостиничном и туристическом бизнесе. Турагентства простаивали практически целый год, отели также пустовали, а когда медики заговорили о возможной второй или даже третьей волне эпидемии, у многих представителей этих отраслей окончательно исчезли надежды на будущее. В итоге следом за кафе и закусочными в перечне выставленных на продажу заведений появились турбазы, гостевые дома и хостелы.

Понятно, что туристический бизнес достаточно пессимистично настроен относительно будущего – не только из-за пандемии, но и из-за санкций, которые всё время висят над российской экономикой. Он активно развивался на фоне Олимпиады-2014 и проведения чемпионата мира по футболу в 2018 году, но внезапная эпидемия коронавируса очень негативно на нём сказалась. У предпринимателей накопились огромные долги, и люди просто устали ждать какого-то позитивного всплеска на этом рынке. Не думаю, что к лету он начнёт демонстрировать какую-либо позитивную динамику, – говорит кандидат экономических наук Виктор Молоканов, доцент кафедры экономики и финансов Волгоградского института управления (филиал РАНХиГС). – Стоит ли ждать три месяца в надежде что-то заработать, если можно сейчас выйти из этого бизнеса и уйти в более доходную сферу?

У экспертов нет точных прогнозов относительно того, когда пострадавшие отрасли оправятся от потрясения. Все наши собеседники сошлись во мнении, что в ближайшие месяцы волгоградским предпринимателям не станет легче. При самом удачном развитии событий и быстром снятии «коронавирусных» ограничений в регионе пострадавшие сферы могут частично восстановиться к концу 2021 года, но это маловероятно. Более реалистичные сроки – середина-конец 2022 года: вероятно, именно к этому моменту будет достигнута «точка равновесия», и предприниматели перестанут избавляться от нерентабельного бизнеса в надежде на улучшение экономической ситуации.

Можно было бы ожидать, что выставленные на продажу заведения и фирмы по дешёвке купят более смелые предприниматели, которые вдохнут в них новую жизнь. Увы, сценарий с массовым приходом инвесторов в Волгоград выглядит фантастическим. Местный средний и крупный бизнес, который сумел пережить «коронакризис» без тяжёлых потерь, сейчас более озабочен сохранением своих нынешних позиций, нежели расширением. А компаниям федерального уровня Волгоград просто не интересен: это хорошо показывает недавнее исследование Cushman & Wakefield, согласно которому крупные игроки гостиничного бизнеса не рассматривают регион как приоритетный с точки зрения развития своих проектов. В сфере общепита ситуация аналогична: крупные рестораторы сохранили свои заведения, но не заинтересованы в покупке новых, а «молодое поколение» им на смену так и не пришло, поскольку в регионе нет тренда на развитие культуры общепита.

Общественное питание – невыгодный бизнес для инвестирования. Вряд ли покупка тех заведений, которые сейчас выставлены на продажу, будет интересна новым владельцам. Откуда в Волгограде взяться профессионалам-рестораторам? У нас их единицы, и все они уже имеют бизнес с собственной инфраструктурой. Все новые рестораны, которые появились в Волгограде недавно, открыты известными местными предпринимателями, и все они были запущены до пандемии. Нового поколения рестораторов не появилось.Эдуард Панин, президент некоммерческого партнёрства «Ассоциация клубов, ресторанов, баров и кафе города Волгограда»

Избавляться от своих активов волгоградских предпринимателей побуждают не только экономические, но и демографические причины: многие бизнесмены, выставляющие на продажу кафе или мини-отели, открыто указывают, что переезжают в другие регионы. Кого-то привлекает более развитая инфраструктура, кто-то просто следует за общим трендом: из Волгограда активно уезжает трудоспособное население, а пенсионеры и безработные не формируют спрос. У предпринимателей нет стимула оставаться там, где их проекты не востребованы. Следом за своей целевой клиентурой малый и средний бизнес мигрирует в Москву, Санкт-Петербург, Краснодар, Сочи, Екатеринбург и другие более «горячие» с точки зрения экономической ситуации города. Особенно заметно это проявляется в сфере общепита.

Ресторанный бизнес всё-таки ориентирован на средний класс. Рестораны всегда являются лакмусовой бумажкой любого региона: чем ниже становится платёжеспособность населения, тем сложнее им выживать. Раньше люди утром пили кофе в кофейне, днём у них был ланч в ресторане, на выходные они посещали какое-нибудь развлекательное заведение. Сейчас вся эта цепочка нарушена, – говорит Эдуард Панин. – Посетителей нет, дохода нет, а ведь ресторанный бизнес – очень дорогостоящий: чтобы открыть точку общепита, необходимо оформить массу документов в Роспотребнадзоре, пожарной инспекции и так далее, закупить оборудование, обеспечить хорошую вентиляцию и кондиционирование… Отрасль – одна из самых пострадавших от эпидемии, но у нас в стране не принято помогать рестораторам. Почему-то сложилось мнение, что в этой сфере все исключительно богатые люди, у которых есть лишние деньги в кармане, и они на эти деньги ради собственного удовольствия открывают свои точки. Отношение к общественному питанию со стороны властей остаётся не очень позитивным.

Возможно, главный фактор, который препятствует быстрому возрождению волгоградского бизнеса, – банальное отсутствие денег у горожан. Экономисты указывают, что гостиничный и ресторанный бизнес принято относить к «благам роскоши»: чтобы ночевать в хороших отелях и ужинать в приличных ресторанах, у потребителя должны быть соответствующие средства. Здесь вступает в силу закон Энгеля – прямая взаимосвязь между уровнем дохода и объёмом потребления.

Фото:novostivolgograda.ru

Очевидно, что наблюдается спад в ресторанной, гостиничной и туристической сферах. Мы видим много объявлений о продаже этих видов бизнеса. Это обусловлено не только негативной ситуацией в связи с коронавирусом: я бы поставил на первое место тот факт, что уже десять лет подряд мы наблюдаем падение реальных доходов населения, – указывает доцент Волгоградского института управления Виктор Молоканов. – Поэтому восстановления данных сфер имеет смысл ожидать только вместе с увеличением доходов населения.

Такой же точки зрения придерживается президент Волгоградской торгово-промышленной палаты Вадим Ткаченко. Он допускает, что при окончательной победе над COVID-19 за счёт массовой вакцинации пострадавшие отрасли могут вернуться к прежним показателям под конец 2021 года, но чтобы предприниматели не избавлялись от своего имущества, для начала нужно обеспечить спрос на их услуги.

Даже некогда популярные кофейни в «проходных» местах жалуются на падение спроса
Фото:pxhere.com

Одной из первостепенных задач должно стать восстановление платёжеспособного спроса. Нужно восстанавливать занятость до предкризисного уровня и за счёт этого увеличивать доходы населения.Вадим Ткаченко, президент Волгоградской ТПП

Проще говоря, пока волгоградским ресторанам и кафе некого обслуживать, отелям и турбазам – некого принимать, а турфирмам – некого отправлять на зарубежные курорты, ситуация не изменится. Предприниматели всегда держат нос по ветру – и если местные власти не придумают, как улучшить общее социально-экономическое положение региона, сформировавшийся тренд на продажу готового бизнеса будет только усиливаться.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter