Лечат или калечат: спасут ли волгоградских пациентов с COVID новые супер-лекарства?

Аналитика
Лечат или калечат: спасут ли волгоградских пациентов с COVID новые супер-лекарства?
Лечат или калечат: спасут ли волгоградских пациентов с COVID новые супер-лекарства?
11 декабря 2020, 16:37Никита ДробныФото: novostivolgograda.ru
Волгоградские аптеки срочно и в больших количествах закупают новые сильнодействующие препараты, которые должны помочь пациентам с тяжёлым течением коронавируса. По словам врачей, эти мощные иммунодепрессанты справляются с осложнениями COVID-19, но при этом обладают тяжёлыми побочными эффектами.

Редакция «НовостиВолгограда.ру» решила разобраться, насколько действенны новые супер-средства от коронавируса и могут ли они быть ещё опаснее для организма, чем сам COVID-19. Заодно мы навели справки и узнали, кто зарабатывает на поставках «лекарств повышенной мощности» в Волгоград. Ответы на основные вопросы по поводу новых препаратов против коронавируса – в нашем материале.

Что это за лекарства и почему к ним есть вопросы?

В ноябре аптечная сеть «Волгофарм», принадлежащая региону, закупила крупные партии трёх сильнодействующих препаратов, которые рекомендованы Минздравом для лечения тяжёлых форм коронавируса. Это тоцилизумаб, олокизумаб и левилимаб. Последний из названных препаратов – совсем новая разработка от компании «Биокад»: в условиях эпидемии его зарегистрировали по ускоренной процедуре, и его клинические испытания не завершены. Формально они продлятся до 2024 года, но по факту левилимаб уже вовсю тестируют на пациентах волгоградских инфекционных госпиталей.

Все три препарата – очень сильные иммунодепрессанты с большим количеством побочных эффектов. Но Минздрав уверен, что они способны спасти жизнь пациентам с COVID-19, в том числе находящимся в реанимации. Человеку, у которого нет медицинского образования, может показаться странным, что вирус лечат средствами, которые подавляют иммунную систему: со школьной скамьи мы помним, что иммунитет вообще-то защищает нас от болезней. В действительности всё не так просто.

Дело в том, что при тяжёлом течении коронавируса возникают осложнения – иммунная система, столкнувшись с незнакомой инфекцией, «поднимает тревогу». В организме происходит неконтролируемый выброс белков и молекул-цитокинов. Медики называют этот эффект «цитокиновым штормом». Помимо проникшего в организм вируса, «под раздачу» попадают и здоровые клетки – начинается сильное воспаление. В случае с COVID-19 «цитокиновый шторм» вызывает быстрое развитие пневмонии, а также может привести к поражению сердца, почек и других органов. Если не принимать срочных мер, это состояние чревато смертельным исходом.

Именно для борьбы с «цитокиновым штормом» и нужны иммунодепрессанты, которые в больших количествах закупаются для волгоградских больниц. Казалось бы, в этом нет никакой проблемы – лекарства ведь нужны для спасения жизней. Но у препаратов есть существенные побочные эффекты, и последствия их использования именно при COVID-19 не изучены. В списке нежелательных эффектов, которые могут возникать после применения иммунодепрессантов, – головные боли, аллергия, гипертония, анафилактический шок, снижение количества лейкоцитов в крови. Ослабленная иммунная система становится уязвима перед другими инфекциями: например, в ходе клинических испытаний олокизумаба несколько пациентов заболели туберкулёзом. Поэтому даже само врачебное сообщество оценивает «убойные» лекарства от COVID-19 с осторожностью.

По действующим в настоящее время методическим рекомендациям по лечению пациентов с COVID-19 эти препараты рекомендованы как часть комплексной терапии в условиях стационара. Эти препараты имеют показания и противопоказания, при их применении могут развиваться побочные эффекты. Но важно понимать, что иммунодепрессанты прежних поколений намного более токсичны, чем генно-инженерные биопрепараты, о которых вы спрашиваете, – пояснил кандидат медицинских наук Максим Фролов, главный внештатный клинический фармаколог Облздрава. – Если препарат показан в конкретной ситуации у конкретного человека, он может его спасти, если назначен в определённой стадии заболевания.

По словам фармаколога, сильнодействующие лекарства наподобие левилимаба больным с COVID-19 не прописывают по умолчанию. Для их назначения сначала должна собраться врачебная комиссия, которая оценивает клиническую ситуацию в случае с каждым конкретным пациентом и возможное соотношение пользы и вреда от применения препарата. Как и многие лекарства с большим количеством «побочек», подобные средства прописывают в случаях, когда отсутствие лечения может привести к летальному исходу. Врачам приходится выбирать меньшее из зол.

Другой вопрос – в том, насколько сильно подобные средства подрывают иммунитет больных и всегда ли после их применения назначается поддерживающая терапия в должном объёме. Учитывая, что чаще всего коронавирус в тяжёлой форме протекает у людей, уже страдающих как минимум одним хроническим заболеванием (а при диабете, например, иммунодепрессанты применять нельзя), возникают опасения, что излечение от «ковидной» пневмонии такими методами может повлечь за собой обострение других болезней. Волгоградским медикам, спасающим жизни в «красных зонах» инфекционных госпиталей, не позавидуешь: при назначении лекарств им приходится буквально лавировать между эффективностью терапии и необходимостью не навредить пациенту.

Фото:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

Профессионалы указывают, что эффекты современных иммунодепрессантов при лечении других болезней (для которого они, собственно, и создавались) исследованы неплохо. Но коронавирус до сих пор остаётся для врачей малоизученным противником. Ещё не собрано достаточно информации о том, какие последствия для организма могут возникать у «ковидных» пациентов при такой терапии – отсюда и все опасения.

Отдалённые результаты лечения после COVID-19 неизвестны – это новая инфекция, и данные только накапливаются и оцениваются. Однако безопасность применения этих препаратов у людей изучена хорошо – их достаточное количество времени используют при лечении других заболеваний, например, ревматоидного артрита, – отмечает фармаколог Максим Фролов.

Неужели эти лекарства можно просто купить в аптеке?

В открытую продажу иммунодепрессанты, закупленные «Волгофармом», точно не поступят – они предназначены только для больниц. К тому же стоимость одной упаковки каждого из этих препаратов едва ли по карману обычному волгоградцу, а общие суммы закупок исчисляются миллионами рублей. В частности, олокизумаб обошёлся «Волгофарму» в 64,3 млн рублей за 1,5 тысячи упаковок, тоцилизумаб – в 62,7 млн рублей за такой же объём, а левилимаб (без конкретного объёма партии) – в 83,7 млн рублей.

В областном комитете здравоохранения корреспондента «НовостиВолгограда.ру» заверили, что ни один из сильнодействующих иммунодепрессантов не будет доступен для свободной покупки. Партии лекарств, закупаемых «Волгофармом», сразу распределяют по медучреждениям.

Препараты этой группы должны вводиться под контролем врача, кроме того, они вводятся на том этапе лечения, когда пациент уже должен быть госпитализирован. Данные закупки проводятся ГУП «Волгофарм», а не напрямую учреждениями здравоохранения, поскольку предусматривают определённые сложности: трудозатраты на сопровождение десятков контрактов, доставка во все медицинские организации области в кратчайшие сроки по требованию, хранение большого запаса препаратов в необходимых температурных условиях и прочее – всё это могут позволить себе далеко не все поставщики, – пояснили в Облздраве.

Два из интересующих нас препарата, олокизумаб и тоцилизумаб, волгоградские медучреждения приобретают регулярно. Недавно зарегистрированный левилимаб в этом году закупался больницами Волгограда всего пять раз – и во всех случаях, кроме одного, его поставку осуществлял «Волгофарм». Покупка сильнодействующего препарата у главной аптечной сети региона обошлась больницам примерно в 6,9 млн рублей – так что потребность учреждений здравоохранения в новом иммунодепрессанте, по-видимому, ниже, чем ожидалось.

Фото:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

Кто снабжает волгоградские больницы «супер-лекарствами»?

В подавляющем большинстве случаев волгоградские больницы, где лечат пациентов с COVID-19, закупают мощные иммунодепрессанты у «Волгофарма». Но сама аптечная сеть, разумеется, приобретает лекарства у сторонних организаций и выступает лишь в качестве «перевалочного пункта». Фактически миллионы рублей на торговле лекарствами с массой тяжёлых побочных эффектов зарабатывают два главных поставщика «Волгофарма». Это оптовые дистрибьюторы медикаментов ООО «Лига-Фарм» и ООО «Виталон».

Столичное ООО «Лига-Фарм» со скромным уставным капиталом в 10 тысяч рублей и всего лишь тремя штатными сотрудниками может смело считать «ковидный» 2020 год счастливым. На счету у компании более четырёхсот госконтрактов на 915 млн рублей, причём её главный клиент – дирекция по обеспечению государственных учреждений здравоохранения Волгоградской области. За всё время своей деятельности фирма снабдила регион лекарствами на 194,3 млн рублей. Помимо Волгоградской области, «Лига-Фарм» также активно поставляет медицинские препараты в Астрахань, Калмыкию и Дагестан. Чистая прибыль компании за прошлый год оценивается в 43 млн рублей; в 2020-м она, скорее всего, значительно увеличится.

ООО «Виталон», зарегистрированное в подмосковном селе Дарна, также не бедствует: менее чем за четыре года работы оно получило более 5,2 млрд рублей по госконтрактам, осуществляя централизованную поставку лекарств в различные регионы России. Её чистая прибыль за прошлый год – 98 млн рублей при выручке в 2,4 млрд. Учредитель и гендиректор компании – бывший первый замминистра здравоохранения Красноярского края Вячеслав Добрецов. В Волгоград «Виталон» поставлял левилимаб и тоцилизумаб на общую сумму около 157,6 млн рублей.

Фото:Антон Засимовnovostivolgograda.ru

Есть и несколько компаний, которые поставляют сильнодействующие иммунодепрессанты напрямую в больницы Волгограда. Это скорее исключение из правила, но даже на единоразовых поставках дорогостоящих препаратов фармацевтические организации способны заработать несколько миллионов. В этом плане лидирует московское АО «Р-Фарм», которое получило в общей сложности 20,5 млн рублей за «точечные» поставки олокизумаба в волгоградские инфекционные госпитали. Это крупный игрок на международном фармацевтическом рынке, владеющий заводами и исследовательскими центрами в России, США и Германии. 10% капитала «Р-Фарма» принадлежат японской корпорации «Мицуи».

Ещё несколько компаний, преимущественно столичных, в этом году заработали на поставках иммунодепрессантов в волгоградские больницы сравнительно скромные по меркам фармацевтического рынка суммы. Интерес среди них вызывает единственная фирма с волгоградской «пропиской» – ООО «Экстремфарм-С». В 2019 году эта организация заработала даже больше, чем крупные оптовые дистрибьюторы федерального уровня: 147 млн рублей чистой прибыли. За текущий год «Экстремфарм» получил около 15,2 млн рублей за прямые поставки левилимаба, олокизумаба и тоцилизумаба в больницы Волгограда. При этом на исполнение контрактов с этой компанией волгоградские медучреждения регулярно подают жалобы в ФАС, некоторые из которых уже признаны обоснованными.

Оценить, насколько эффективными окажутся затраты волгоградских больниц на иммунодепрессанты, можно будет разве что после завершения эпидемии COVID-19. Остаётся лишь надеяться, что все эти миллионы рублей конвертируются в сотни спасённых жизней – и что самим пациентам не придётся долго расплачиваться за восстановление иммунитета после такой «убойной» терапии.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter