«Никому нет дела»: Волгоградская область так и не вышла из красной зоны ОСАГО
Аналитика

«Никому нет дела»: Волгоградская область так и не вышла из красной зоны ОСАГО

10 декабря 2018, 15:58Никита ДробныPhoto: pxhere.com
Российский союз автостраховщиков (РСА) опубликовал рейтинг регионов России по страховым выплатам за девять месяцев 2018 года. Волгоградская область, традиционно считающаяся одним из «токсичных» регионов по ситуации с ОСАГО, улучшила в нём позиции на одну строчку — но всё равно остаётся в «красной» части списка.

Как сообщает «НовостиВолгограда.ру» со ссылкой на данные РСА, в прошлом году регион входил в тройку самых неблагополучных субъектов РФ в сфере автострахования. По предварительным итогам 2018-го, Волгоградская область заняла в рейтинге четвёртое место (список построен таким образом, что чем ниже позиция — тем благополучнее ситуация с ОСАГО в регионе). По большинству критериев, связанных с «автогражданкой», существенных изменений в Волгограде не отмечено. Средняя выплата по ОСАГО сейчас составляет 84,3 тысячи рублей, больше половины компенсаций выплачиваются через суд.

Главными проблемами на рынке автострахования в регионе по-прежнему остаются случаи мошенничества и действия «чёрных автоюристов» — посредников, которые наживаются на судебных тяжбах со страховыми компаниями. В Волгоградской области сопутствующие расходы по судебным делам, если верить данным за девять месяцев текущего года, составляют 58% от всех выплат страховщиков по ОСАГО; это самый высокий показатель в ЮФО. Накрутки, сопровождающие выплату через суд (штрафы, пени, неустойки и так далее), достигают в регионе 155% (!) от суммы основного требования — то есть страховым компаниям приходится нести расходы, не имеющие вообще никакого отношения к убыткам клиентов, и платить эти деньги совершенно посторонним людям.

Эта практика очень распространена в проблемных регионах: на место ДТП приезжает аварийный комиссар, предлагает пострадавшему за небольшую плату заключить договор цессии, то есть переуступки прав требования, и затем судится со страховщиком за выплату уже в свою пользу, а не в пользу страхователя. А граждане не обращаются в страховую компанию и лишаются права взаимодействовать с ней на справедливых и эффективных условиях, — описывает ситуацию Сергей Ефремов, заместитель исполнительного директора РСА. — Граждане, которые завышают компенсации от страховщиков в судах и, будучи просто посредниками, присваивают себе выплату и все сопутствующие возмещения, усугубляют убыточность ОСАГО для страховщиков в конкретных регионах. Что, в свою очередь, приводит к мысли о необходимости увеличения тарифа. А поскольку возможности для этого ограничены, страховщики сокращают продажи и закрывают филиалы в подобных регионах, что вызывает проблемы с доступностью полисов ОСАГО и социальную напряжённость.

Действительно, ещё в прошлом году Российский союз автостраховщиков предлагал повысить региональный коэффициент ОСАГО в Волгоградской области примерно в 4-6 раз. Если бы такое решение было принято, средняя стоимость страховки для автомобилистов увеличилась бы с 5,3 тысячи до 34,8 тысячи рублей. Сейчас, в рамках планируемой реформы «автогражданки», предполагается полный отказ от территориальных коэффициентов, так что такие «драконовские меры», к счастью для водителей, реальностью не станут. Но каким ещё способом можно решить проблему — по-прежнему большой вопрос.

В прошлом году Волгоградская область, по данным РСА, занимала первое место по количеству случаев мошенничества в сфере ОСАГО и одно из первых — по распространённости поддельных страховых полисов. О торговле фальшивыми документами ОСАГО в регионе неоднократно предупреждали правоохранительные органы и общественники, в том числе представители ОНФ. «Детоксикацию» Волгоградской области пытались провести при помощи так называемой системы единого агента: крупные страховые компании продавали в регионе «чужие» полисы, чтобы повысить их доступность. Но эксперимент не удался — оздоровить рынок ОСАГО за полтора года так и не получилось, поэтому с 1 января 2018 года «единый агент» прекратил работу. В дальнейшем никаких существенных улучшений в сфере «автогражданки» в Волгоградской области не происходило — борьба с «чёрными автоюристами», подделкой полисов и прочими проблемами, которые мешают жить местным водителям, на сегодняшний день практически застопорилась.

Если даже говорят, что в Волгоградской области борются с незаконной деятельностью в сфере страхования, это не значит, что на самом деле что-то делается. Был всплеск такой «борьбы», но ни к чему он не привёл, и сейчас никому до этого дела нет. Как было всё на самотёке, так и осталось, — говорит Армен Оганесян, активист областного штаба ОНФ и представитель «Движения автомобилистов России». — Я даже удивлён, что мы вообще улучшили позиции в рейтинге РСА, хотя бы на строчку.

Любопытная деталь, на которую стоит обратить внимание, — падение объёма продаж полисов ОСАГО в Волгоградской области. С начала года число новых страховых договоров снизилось на 14,2%. Конечно, это можно объяснить тем, что содержать личную машину в Волгограде за последний год стало заметно более накладно. Загвоздка в том, что количество автомобилей в регионе, по предварительным оценкам, в 2018 году только увеличилось. Не исключено, что причина сокращения продаж заключается в принципиальном отказе волгоградских водителей от «автогражданки» — вопреки требованиям законодательства, многие местные автомобилисты просто не оформляют необходимые документы.

Те машины, которые продаются в автосалонах, — они однозначно с полисами. А вот у тех, которые продаются с рук, полисы заканчиваются, и страховку никто больше не покупает. У нас в стране более 4 млн людей ОСАГО не оформляют вообще, и в этом плане Волгоград, как всегда, впереди планеты всей, — пояснил корреспонденту «НовостиВолгограда.ру» Армен Оганесян. — Люди спрашивают: а зачем мне вообще ОСАГО? Полицейских нет на улицах, никто не останавливает, рейды бывают раз в два-три месяца, и попасть под проверку очень проблематично. К тому же страховщики сами со своей стороны «химичат» и назначают компенсации, которые в разы ниже рыночной стоимости. Я покупаю страховку, чтобы быть уверенным: если я попаду в ДТП, моя машина будет отремонтирована. Но в итоге получается, что тех денег, которые страховые компании выделяют на ремонт, хватает только на пятую часть работ. Для чего я тогда страхуюсь?

По словам Армена Оганесяна, чтобы Волгоградская область начала постепенно выбираться из «красной зоны», всем участникам рынка, включая страховые компании, необходимо всерьёз заняться борьбой с мошенничеством и «автоподставами». При этом каких-либо серьёзных изменений на рынке ОСАГО в Волгоградской области эксперт не ожидает — по крайней мере, в ближайшее время. Проблемы, с которыми приходится сталкиваться местным участникам рынка автострахования, просто-напросто слишком масштабны, чтобы их можно было решить в течение одного следующего года.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter