«Черная метка» для бизнеса

«Черная метка» для бизнеса
Аналитика

8 ноября, 09:17
Елена Шаркова
Photo: n-yegoryev.livejournal.com
Более миллиона предпринимателей подозревается в нарушении «антиотмывочного» закона

«Как я стал финансировать терроризм»

Индивидуальный предприниматель Павел Степанов больше пяти лет занимается оптовыми продажами строительных материалов, ремонтом железнодорожных путей, оказанием транспортных и информационных услуг. Проблем в бизнесе, кроме обычных рабочих, никогда не было. До того несчастного дня, когда его счет в банке без всяких причин и объяснений был неожиданно заблокирован. Дальнейшее Павел очень доходчиво изложил в сообщении под говорящим названием «Как я стал финансировать терроризм»:

«Я попробую написать пост без эмоций, ибо бомбит у меня уже почти месяц. Месяц я не могу вести свою деятельность нормально в штатном варианте. За 5 лет предпринимательства я впервые столкнулся с тем, что мой маленький бизнес может пойти к …! Мне без предварительного оповещения заблокировали клиент-банк в «Социнвестбанке». К банку у меня претензий нет. Зато есть претензии к финмониторингу этого банка. Как я понял, это такая невидимая шайка, которая даже сидит в каком-то секретном месте. Никаких писем с предупреждениями. Вначале я подумал, что сбой какой-то, хотя раньше было все идеально. Но оказалось все намного хуже. Заподозрили меня в отмывании средств, полученных преступным путем, и их легализации для финансирования терроризма по ФЗ- 115. Оказывается, я снял около 700 тысяч рублей за последний месяц налички. То есть отправил их себе на карту, а уже с карты рассчитывался с поставщиками, перевозчиками и всеми частными лицами, которых я нанимал. Так было удобно, быстро. По безналу прошло меньше - около 200 тысяч, так как у одного партнера арестовали счет приставы! Теперь, чтобы оплатить по безналу любую сумму, мне необходимо идти на поклон в банк и предоставить распечатанную платежку (которую, кстати говоря, я не могу распечатать из-за блокировки клиент-банка). Банк отправляет ее в финмониторинг, а они уже там у себя принимают решение, разрешить или не разрешить платеж. На одно такое согласование однажды ушло около двух часов. Я тупо сидел в банке и ждал, когда разрешат провести операцию, чтобы поставить свою печать на платежке. Почти месяц я практически каждый день ездил в банк. Но недавно мне сказали, что всё, чувак - закрывай у нас расчетный счет и иди куда глаза глядят. Но самая вишенка на торте в том, что я теперь в черных списках и ни один банк не откроет мне счет!

При этом на запрос банка я подготовил те документы, которые мне были понятны и которые были на руках. Надо было сделать ксерокопию каждой бумажки и заверить ее печатью, что копия верна! В электронном виде они это не принимают! Ничего непонятно: что надо? какие именно документы? за какой период? какие агентские договора? какую ПТС, от какой машины? от папиной, своей, или от Васиной, который мне оказывал транспортные услуги? Ааааааа! И говорят, такие финмониторинги сидят практически в каждом банке! Ха, ладно, пришел в «Альфа-банк», чтобы проконсультироваться по открытию счета, так там мне заявили, что я должен не больше 20% налички снимать от оборота, чтобы их финмониторинг не дошел до меня.

Но и это не самое страшное. Самое страшное в том, что я не могу оплатить обеспечение исполнения контрактов на госзакупках. А если ты не оплатил и не обеспечил контракт вовремя, то тебя автоматически ФАС вносит в список недобросовестных поставщиков и дорога на госзакупки закрыта навсегда! Я также не могу вывести деньги, чтобы закупиться и отгрузить часть материала для нескольких госпредприятий. Там уже пошла просрочка по контракту. А финмониторингу пофиг на то, что мне надо оплатить…»

Вот такая нерадостная история. Но что самое неприятное, любой из нас может попасть в «черный список» отказников и лишиться доступа к банковским услугам. А жизнь без пластиковых карт, банкоматов, мобильных банков и прочих виртуальных финансовых удобств представить уже сложно – особенно тем, кто имеет свой бизнес.

Сомнительные и подозрительные

Тревожная цифра: на начало октября 2017 года в «черный список» Центробанка входило 1,06 млн записей. Почти четверть из них — физлица, а число заблокированных счетов юрлиц и индивидуальных предпринимателей превысило 500 тыс. И список этот пополняется ежедневно. Угодить в «неблагонадежные» проще простого: вашему банку достаточно заподозрить, что переводы средств «сомнительны». Что означает «сомнительный»? Похожий на совершаемый с целью отмывания денег. Кто это решает? Обычный банковский клерк – именно он включает (или не включает) вас в «черный список». Если он даже ошибается, ему ничего не будет – наказания за это не предусмотрено законом. Срок пребывания в этом списке тоже не определен: если попал, то навечно. Юрлицо, конечно, можно поменять. А как быть с физическим?.. И, наконец, список «совсекретный»: узнать о своем членстве в нем можно только задним числом. А растет он так стремительно потому, что в него автоматически включаются несчастные, пытающиеся вести банковские операции с уже попавшими туда «отказниками». Итак, круг замкнулся.

- Использовать информацию об отказах надо крайне осторожно. Она не должна стать «черной меткой», которая перечеркивает возможность предоставления клиенту банковских услуг.Дмитрий Скобелкин, заместитель председателя ЦБ

Что характерно, ситуация со списком - из цикла «хотели как лучше, а получилось как всегда». Ведь согласно ФЗ-115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», список задумывался как средство борьбы с отмыванием денег, их обналичкой и коррупцией. А на деле выходит, что в качестве «удушающего приема» он применен к малому и среднему бизнесу. О «процветании и развитии» предпринимательства у нас в государстве кричат на всех углах. Но первое лицо Сбербанка РФ Герман Греф на сентябрьском Восточном экономическом форуме по развитию малого предпринимательства скептически заметил: «Конечно, малый бизнес — во многом это фабрика по отмывке доходов, полученных незаконным путем…» Видимо, из этой весьма откровенной позиции и исходит ЦБ, назначая «наказание» подозрительным, с точки зрения рядового клерка, бизнесменам.

В июле 2017 года Центробанк издал методические рекомендации для банков, где объяснил, какие операции считать подозрительными. Для внесения в «черный список» клиент банка должен обладать двумя или более признаками из следующих:

наличные составляют более 30% от недельного оборота; с даты создания юрлица прошло менее двух лет; деятельность, в рамках которой проводятся банковские операции, не создает у владельца обязательств по уплате налогов; деньги поступают на счет от контрагентов, по чьим счетам проводятся операции с признаками транзитных; деньги на счет поступают от контрагента, который одновременно переводит средства на счета других клиентов; средства, как правило, поступают на счет суммами, не превышающими 600 тыс. рублей; наличные снимаются со счета регулярно, ежедневно или в течение трех-пяти дней со дня поступления; снятие наличных в сумме, не превышающей 600 тыс. рублей, либо в сумме, близкой к максимальной для снятия за один день; деньги снимаются в конце одного операционного дня и снова — в начале следующего; у клиента несколько корпоративных карт, через которые снимаются наличные, а других операций почти нет.

Помимо четких рекомендаций ЦБ, в банковской среде выработаны и критерии «сомнительного партнера», за перевод денег которому банк может заблокировать предпринимателю счет. По мнению финансистов, к «сомнительным» относятся фирмы, расположенные в местах массовой регистрации; компании, руководитель которых возглавляет несколько фирм одновременно; контрагенты, в отношении которых существуют арбитражные дела, иски за невыполнение обязательств и исполнительные листы за неуплату налогов.

Именно по этим направлениям Центробанк рекомендовал коллегам ужесточить контроль за деятельностью клиентов в части исполнения ФЗ-115 и передавать информацию в соответствующие инстанции.

Под «прицел» банка могут попасть не только такие компании, как у предпринимателя Павла Степанова. С высокой долей вероятности это может быть, например, курьерская фирма, которая принимает деньги от покупателей интернет-магазинов, что сегодня является очень востребованной услугой. Если такая фирма зарегистрирована меньше двух лет назад и получает больше 30% налички от оборота в день, то можно представить, что ей грозит. Также банк наверняка заинтересуется компанией, у которой минимальные налоги не достигают 0,9% от оборота по счету. И вряд ли кредитное учреждение примет во внимание тот факт, что налогооблагаемый доход туристического агентства очень мал по сравнению с суммами, которые проходят через его счет: например, летнее 10-дневное путешествие в Грецию для семьи из трех человек в среднем «тянет» на 150 тыс. рублей, то есть примерно 50 тыс. рублей на человека. А теперь умножьте эту сумму на число кресел в самолете - именно такими масштабами средств могут оперировать даже небольшие турагентства.

Предприниматель Елена К. из Советского района Волгограда – директор не самой крупной турфирмы – рассказывает свою историю:

- У меня тоже был неприятный момент, связанный с применением ФЗ-115. Из банка, в котором обслуживается мое микропредприятие, поступило уведомление о том, что банк в одностороннем порядке вводит дополнительный финмониторинг с комиссией от 0,1 до 0,3% от всех платежей. Это довольно ощутимая прибавка к текущим расходам. Чтобы понимать, о каких затратах идет речь, стоит рассказать об особенностях туристического бизнеса в регионах. Агентство, директором которого я являюсь, занимается продажей туров на курорты России и в зарубежные отели. Сами туры формируются федеральными туроператорами. С каждого заключенного договора на отдых они перечисляют агентству комиссию в размере от 3 до 10% стоимости тура. Собственно, эти цифры и являются уровнем маржинальности, но отсюда надо вычесть еще расходы на аренду офиса, зарплату сотрудников, связь, коммунальные платежи, налоги и банковское обслуживание. В итоге мне пришлось писать для банкиров подробную пояснительную записку по основным принципам организации турбизнеса, потом еще раз встречаться с работниками банка, писать дополнения к записке, опять встречаться. На все это ушло около месяца. Но эти усилия и время были потрачены не зря - все закончилось хорошо. Специалисты и банка, и финмониторинга были удовлетворены моими объяснениями. Уже в процессе общения с ними я узнала, в чем была причина этой ситуации. Обороты по агентству были большими, а налоги я плачу только с тех денег, которые получаю в виде агентской комиссии — тех самых 3-10%. Налоги с основной суммы платит федеральный туроператор или отельер. Все это могло закончиться блокировкой банковского счета, что создало бы нам большие проблемы.

Полный «физдец»

Рекордное количество перепостов в сетях собрал пост владельца аптечной сети Германа Князева по мотивам его встречи с «Альфа Банком».

«Раньше, я ещё помню, банки приглашали малый и средний бизнес на презентацию себя и своих услуг, рассказывая какие они няшки, - говорит Князев. - Сейчас, оказывается, просто достаточно, чтобы вы перестали существовать как бизнес-единица, если финмониторинг посчитает, что назначение платежа не соответствует характеру вашего бизнеса. Например, вы ресторатор, а вдруг получили платёж на р/с с формулировкой за шифер - физдец. И никого не волнует, что вы закрыли летнее кафе и распродаете стройматериалы. У вас хороший магазин в проходном месте, большой оборот, но в контролируемом периоде соотношение оборота по р/с и оплаченные налоги составят меньше 0,9 - физдец. И никого не волнует, что вы платите ЕНВД, или у вас патент, то есть фиксированные налоговые платежи, определенные самим государством. Вы ИП и решили купить автомобиль, оплатив его картой, привязанной к расчётному счету - физдец. Банк может сказать, что это нецелевое и вам нельзя. И никого не волнует, что это не кредитные ресурсы банка, это ваши собственные, честно заработанные деньги. А ещё нынче, по новым правилам ЦБ, счёт блокируют; если вы слишком быстро переводите деньги контрагентам, это теперь транзит, или потому заблокируют ваши деньги, что у вас в балансе убытки в течение двух лет… Все это про то, как частные банки стали выполнять фискальные функции в отношении частного бизнеса, по просьбе государства, подкрепленной отзывом лицензии. Здравствуй, новый этап поддержки малого бизнеса! Мы так долго тебя ждали».

- В этом году резко участилось число обращений в нашу компанию, связанных с блокировкой счетов небольших фирм. Один предприниматель-строитель трижды консультировался по переводу счета его фирмы из банка в банк!.. Правоприменительная практика ФЗ-115 действительно создает людям множество проблем. При этом она вступает в прямое противоречие с 35-ой статьей Конституции РФ, где черным по белому написано: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда». А «имуществом», согласно постановлению Конституционного суда РФ от 6 июня 2000 года, является «любое имущество, связанное с реализацией права частной и иных форм собственности, в том числе имущественные права». Кроме того, совершенно непонятно, почему черные списки введены без рассмотрения возможных последствий их реализации и наказания виновных в ошибочном внесении клиентов в эти списки. По сути, новые правила угрожают практически любому бизнесу, который работает с наличными средствами.Павел Сидельников, юрист, бизнес-консультант частной компании

По мнению юристов, существует три способа решить проблему с блокировкой счетов. Первый и самый простой - закрыть старый счет и вывести с него средства на новый счет в другом банке. Это позволит расстаться с кредитной организацией, которая видит в вас «подозрительного клиента». Второй способ, более долгий по времени: вернуть деньги с заблокированного счета через исполнительный лист, выданный судом, куда может обратиться дружественный вам кредитор. Третий способ – представить в банк запрошенные у вас документы, которые должны доказать законность ваших операций. Если после предоставления всех бумаг счет так и не разблокирован, нужно обратиться в арбитражный суд с требованием обязать банк произвести нужные вам операции. Если суд займет вашу сторону, с банка можно взыскать все вызванные его действиями убытки, судебные расходы и проценты за пользование чужими средствами согласно Гражданскому кодексу РФ.

Также нужно помнить, что на бизнесе фирмы, попавшей в «черный список», не стоит сразу ставить крест. Банк может самостоятельно принимать решение по поводу клиентов, вызвавших его сомнения. Поэтому, если кредитное учреждение запрашивает документы по вашей компании и приглашает на беседу, лучше пойти навстречу. Это послужит доказательством вашей благонадежности, и банк, что вполне возможно, более внимательно оценит вас как клиента, не блокируя с ходу ваш счет.

Свет и тень

Волгоградец Андрей Поликарпов около пяти лет владеет фирмой, предоставляющей услуги бухучета. Он считает, что огульное применение банками способа блокировки счетов приведет прежде всего к росту нелегального оборота налички.

- Мне не раз приходилось сталкиваться с фирмами-однодневками и другими «прачечными» по отмыву денег. Да, и «моют», и «стирают», и уводят налево большие суммы. Но ведь и «черный список» может увести средний и малый бизнес в тень, при этом резко повысится число наличных расчетов. А государство уже много лет борется с теневыми оборотами и говорит о полном переходе к безналичным операциям. Как это все сочетается? Плачевно, я бы сказал. Загонять в тень предпринимателей просто опасно, это может привести к серьезным проблемам в экономике.Андрей Поликарпов, предприниматель

А вот что думают по этому поводу пользователи соцсетей (орфография сохранена).

Вагиз Зиганшин: Блокчейн придавит банковский сектор!!! Криптовалюты будут едины для всех! Вместо счетов в банках, индивидуальные кошельки и мгновенные переводы между контрагентами без банковских прокладок! Только вот когда до многих это дойдёт остаётся загадка!

Дмитрий Барский:Это нормальная практика всех развитых стран в рамках борьбы с отмывом денег. Так что хайп на пустом месте среди людей, не понимающих существа вопроса. В Гонконге вам вообще счёт не то что заблокируют, а и не откроют.

Сергей Григорчук: Мелкий и средний бизнес должен умереть. Крупный – стать государственным. Социализм is coming.

Виталий Приходько: Действительно теперь банки пристальнее следят за операциями, но предпринимателю достаточно честно ответить на вопрос по каждой операции, чтобы проблем не было. Если имеет место быть обнал, то что ожидать? Никому отзыва лицензии не хочется, потому и перестраховываются.

Александр Томилов: Не удивительно, что только 5% готовы начать свой бизнес, а 95% хотят работать в госструктурах.

«Вникать будем индивидуально»

Прояснить ситуацию с «черными списочниками» Волгоградской области мы попросили Ольгу Устинову – уполномоченного по защите прав предпринимателей в нашем регионе.

- Ольга Владиславовна, насколько остра эта проблема у нас в области?

- Ко мне таких обращений пока не поступало. Но общественный резонанс довольно серьезный – и на федеральном, и на региональном, и на муниципальном уровнях. Люди тревожатся, и их можно понять. Поэтому на днях в Волжской Торгово-промышленной палате будем проводить большое совещание по этой теме. Я задавала соответствующие вопросы Сбербанку. Мне ответили – исполняем ФЗ- 115, просто «почистили» поле, но никакого давления на бизнес не оказываем. И все равно у меня есть ощущение, что это не совсем так. Наверху проблема приобрела такой масштаб, что наш федеральный коллега Борис Титов обратился к главе Центробанка Эльвире Набиуллиной. Моя личная позиция: одним днем эта сложная тема не разрешится. Ведь на заблокированных счетах остаются финансы, а у предприятий – имущество. Мало того, что средний и малый бизнес толком не кредитуют, ну давайте еще и обслуживать перестанем? Банки, как мы считаем - это не карающий орган, который может это делать с маху и безнаказанно. Поэтому подчеркиваю: если у наших предпринимателей будут возникать подобные проблемы, пусть обязательно ко мне обращаются, в каждый случай будем вникать индивидуально.

- Какова статистика и динамика малого и среднего бизнеса по региону?

- За 2017 год данных пока нет. Но по данным Росстата могу сказать, что на 1 января 2017 года число организаций, филиалов и других обособленных подразделений, входящих в регистр хозяйствующих субъектов, составило 51,2 тыс. единиц и сократилось по сравнению с 1 января 2016 года на 4497 единиц (на 8,1%). Количество зарегистрированных индивидуальных предпринимателей достигло 60,6 тысяч и увеличилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 1,1%. Кстати, в качестве ИП зарегистрирован каждый 42-й житель нашего региона.

- По каким причинам волгоградцы чаще всего закрывают свои бизнес-проекты?

- Чтобы не быть голословной, напомню – мы провели с предпринимателями 8 «круглых столов» по разным темам, а также мониторинг на предмет наличия или отсутствия административных барьеров для частного бизнеса. И получили данные, которые характерны для всей страны - это касается и маршруток, и стационарки, и торговли, и общепита. На первое место вышла непредсказуемость экономики, на второе - низкая платежеспособность населения, на третье - высокие издержки ведения бизнеса. Вот еще несколько цифр. Нестабильность российского законодательства, регулирующего предпринимательскую деятельность отметили 32% предпринимателей; высокий уровень налогов — 24,9%; сложность и затянутость процедуры получения лицензий — 14,8%.

По данным Росстата, в январе-июне 2017 года в Волгоградской области насчитывалось 2 820 малых предприятий, где работало почти 80 тыс. человек со средней зарплатой 21,5 тыс. рублей. Оборот предприятий в действующих ценах составил 93 564,6 млн рублей, инвестиции в основной капитал – 2 232,9 млн рублей. На 1 ноября 2017 года в регионе зарегистрировано 61,8 тысяч индивидуальных предпринимателей.

«Отказников» реабилитируют

Огромное число «отказников», внесенных в «черные списки», невозможно было не заметить на федеральном уровне. И в конце сентября 2017 года бизнес-омбудсмен при президенте РФ Борис Титов направил главе Центробанка Эльвире Набиуллиной «тревожный пакет» - письмо с изложением проблем малого и среднего бизнеса, связанных с антиотмывочным законом. В нем Титов просил созвать специальное совещание по этой теме с участием предпринимателей, банковского сообщества и Росфинмониторинга. И его услышали – такое совещание состоялось 26 октября. Главным итогом встречи можно считать то, что Центробанк признал: необходимость реабилитации участников «черного списка» явно назрела. Было принято решение проработать механизм такой реабилитации на основании 40 жалоб предпринимателей, поступивших в аппарат бизнес-омбудсмена. Также будет проверена обоснованность решений банков по отказам клиентам — ведь минимум 10% предпринимателей попали в список по ошибке.

Кроме того, решено заняться проблемой минимально допустимой налоговой нагрузки – тех самых 0,9% от выручки, так как этот показатель не учитывает специфику и особенности малого бизнеса. Цифру обещали пересмотреть. И еще одна новость – в 2018 году Центробанк может запустить систему частичного гарантирования возврата средств малого и среднего бизнеса в случае отзыва банковских лицензий. Пока же регулятор ограничится только страхованием расчетных счетов малых компаний.

Таким образом, первые шаги навстречу бизнесу сделаны. Остается надеяться, что регулятор не пойдет на попятную в своей решимости хотя бы слегка «отмыть» от несправедливых решений и сам «черный список».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter