Круговорот денег в карманах: за что платят волгоградским чиновникам?

Аналитика
Круговорот денег в карманах: за что платят волгоградским чиновникам?
Круговорот денег в карманах: за что платят волгоградским чиновникам?
4 июня, 17:12Никита ДробныФото: novostivolgograda.ru
Сезон подачи деклараций о доходах подошёл к концу, и волгоградцы получили возможность оценить заработки местных чиновников. Никого не удивило, что в трудный «коронакризисный» год многие госслужащие озолотились – в то время как благосостояние простых волгоградцев не увеличивается уже несколько лет подряд.

Почему волгоградских чиновников не наказывают рублём ни за несчастные случаи со смертельным исходом, ни за отсутствие реальных успехов в работе, а количество коррупционных преступлений в регионе растёт вместе с зарплатами госслужащих, выяснял корреспондент «НовостиВолгограда.ру».

Фото:novostivolgograda.ru

«Каков результат работы?»

То, что у вице-губернаторов и депутатов различных уровней обычно высокие доходы, волгоградцев давно не удивляет: многие «народные избранники» занимаются частным бизнесом, а в областной администрации традиционно высокие зарплаты. Кроме того, доходы госслужащих складываются не только из ежемесячных выплат – у кого-то есть земельные участки, сдающиеся в аренду, кто-то получает выгоду от продажи недвижимости. Кому-то, возможно, просто повезло удачно жениться.

Другое дело – руководители профильных комитетов или конкретных госучреждений, чья зарплата в идеале должна зависеть от объёма проделанной работы. Ярким примером может служить директор футбольного клуба «Ротор» Андрей Рекечинский – под его руководством волгоградская команда благополучно вылетела из премьер-лиги, и чиновник в некоторой степени обеднел. Его месячный заработок сократился за год на 23 тысячи рублей – сумма, сравнимая с зарплатами некоторых жителей Волгограда. Но и после этого г-н Рекечинский продолжает получать 85,4 тысячи рублей в месяц, хотя никаких успехов «Ротор» под его началом не демонстрирует.

Не менее обескураживают доходы главного спортивного функционера Волгоградской области – Александра Глинянова. Впрочем, председатель Облкомспорта никогда и не скрывал, что является одним из самых высокооплачиваемых местных чиновников. В своей декларации г-н Глинянов указал доход в 17,8 млн рублей (примерно втрое больше, чем у губернатора), три дорогих иномарки, три грузовика, яхту, четыре квартиры, виллу и земельный участок в Испании. И хотя основную часть своих богатств руководитель спорткомитета нажил ещё до того, как стал чиновником, пропасть между его зажиточностью и упадком курируемой им отрасли слишком сильно бросается в глаза.

Жители региона вряд ли упрекали бы г-на Глинянова в том, что он богат и продолжает богатеть, если бы в сфере детского спорта не царила полная разруха, из-за которой волгоградские спортшколы не могут наскрести денег на один-единственный автобус для перевозки воспитанников на соревнования. Именно недофинансирование привело к недавней трагедии в Ставропольском крае, когда в ДТП погибли семь участниц баскетбольной команды из Волгограда – они ехали на состязания в микроавтобусе, который не предназначался для транспортировки детей. «Спорт в загоне. Испания с виллами», – едко прокомментировал такое положение дел бывший глава Волгограда Роман Гребенников. Экс-мэра поддержали и простые пользователи соцсетей. «С таким положением дел даже одну машину иметь ему должно быть стыдно», – пишет Ольга В. «Никогда не волновало, сколько у кого и чего. Каков результат работы? Если правительство области сдаёт пойму, не строит детский спорт и не развивает собственное сельское хозяйство, это просто пустая трата денег», – считает Виктор Г.

Не меньшее возмущение у горожан вызвала декларация Ольги Зубаревой – главы областного Управления Роспотребнадзора. По итогам 2020 года чиновница удвоила своё благосостояние – причём не за счёт сделок с недвижимостью или продажи автомобиля: список её имущества остался прежним. Учитывая, что г-жа Зубарева и возглавляемое ею ведомство стали главными ньюсмейкерами «ковидного» года, можно было бы связать такой резкий рост доходов с феноменальными успехами в борьбе с эпидемией коронавируса. Весь год областной Роспотребнадзор скрупулёзно отчитывался о количестве проведённых тестов на коронавирус и гордо рапортовал о каждом кафе, закрытом за нарушения санитарных норм.

Однако реальные успехи ведомства не впечатляют – достаточно сказать, что вспышки кишечных инфекций в детских садах и школах всякий раз становятся для Роспотребнадзора полной неожиданностью. Да и об эффективности борьбы с эпидемией в регионе можно говорить лишь с изрядной долей скептицизма: по числу заражений COVID-19 Волгоградская область сейчас занимает 14-е место среди субъектов РФ, что вряд ли можно считать хорошим показателем. За что платят руководительнице Управления Роспотребнадзора, для волгоградцев остаётся загадкой. «Количество масок на доход, видно, влияет», – иронизируют пользователи соцсетей, комментируя резкое увеличение благосостояния г-жи Зубаревой.

Метод кнута и рубля

Можно ли «привязать» зарплаты муниципальных и областных чиновников к уровню эффективности их работы и создать систему, которая будет наказывать госслужащих рублём за отсутствие реальных дел? Таким вопросом задаются не только простые жители Волгограда, но и местные общественники, и даже некоторые депутаты.

Зарплаты – это вторично. Первое, что печалит – это эффективность. Если бы у нас был город-сад, где все дороги в нормальном состоянии, если бы спускаемые сверху деньги расходовались должным образом, если бы каждый житель понимал, на что тратится каждый рубль, то пускай бы зарплаты у чиновников были хоть в три, хоть в десять раз выше. Но у нас, если сравнить фотографии «до и после» реализации программы по благоустройству, почему-то снимки «после» всегда хуже, чем «до». Яркий пример – повальная вырубка деревьев в пойме реки Царицы и её превращение в плац, – считает депутат Волгоградской городской Думы от КПРФ Илья Кравченко. – Речь не о том, что чиновники много получают, а о том, что они плохо работают за эти деньги. Получается, текущая система мотивации неэффективна. Но это естественно, потому что нет контроля со стороны народа, со стороны людей.

Илья Кравченко, депутат Волгоградской городской Думы
Фото:novostivolgograda.ru

По словам депутата, решить проблему «зазвездившихся» чиновников, которые получают огромные зарплаты и при этом игнорируют жалобы горожан на проблемы с благоустройством, можно было бы с помощью открытого голосования. При такой системе муниципальные служащие выкладывали бы отчёты о своей работе в Интернет, а их премия зависела бы от оценки жителей – если чиновника сочтут достойным, то благодарные горожане «наголосуют» ему на премию, если нет – «зажалуются» на штраф. Представитель КПРФ уверен: чтобы вознаграждение госслужащих стало адекватным их заслугам, жителям нужно активнее контролировать деятельность органов власти. Например, участвовать в приёмке работ по важным проектам: тогда чиновники начнут задумываться, выгодно ли им подмахивать откровенно сфальсифицированные сметы и заключать тайные соглашения с подрядчиками-халтурщиками.

Ещё один инструмент воздействия на госслужащих, которые слишком плохо работают за слишком большие деньги, – отрицательная мотивация: по мнению ряда волгоградских общественников, неустойки и штрафы за различные нарушения при госзакупках следовало бы начислять не только подрядчикам, но и тем, кто непосредственно курировал контракт. Правда, здесь возникает другой вопрос – станет ли вообще кто-нибудь браться за столь ответственную работу и не приведёт ли «метод кнута и рубля» к противоположному результату, сиречь росту коррупции?

Растут доходы – растут и взятки

Система оплаты труда чиновников в нашей стране не совсем объективна. Более эффективным подходом, наверное, было бы привязать их заработок к минимальной зарплате – тогда чиновник был бы заинтересован в повышении всех остальных зарплат и уровня жизни людей. Тогда качество работы чиновников изменилось бы кардинально, – уверен Эдгар Петросян, активист штаба ОНФ в Волгоградской области. – По идее, должен быть небольшой оклад и премия, которая в зависимости от эффективности работы может выдаваться или не выдаваться. Но существует риск, что чиновникам, у которых есть возможность брать взятки, наличие или отсутствие премии будет безразлично, а подчинённые этих коррупционеров будут страдать и получать меньшие доходы.

Опасения насчёт коррупционной составляющей далеко не беспочвенны. Расхожее мнение о том, что повышение зарплат госслужащих якобы удерживает их от взяточничества, не выдерживает критики: согласно последним данным Генпрокуратуры, коррупция в регионе растёт примерно такими же темпами, как и доходы чиновников. Достаточно сказать, что по состоянию на апрель количество уголовных дел о получении взяток в Волгоградской области выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 91,7%. Это тревожная динамика – впервые с 2017 года регион вернулся в топ-20 субъектов РФ по числу выявленных коррупционных преступлений.

Фото:crimestat.ru

Уровень коррупциогенности никак не зависит от того, сколько получает чиновник. Он может зарабатывать в разы больше, но у него всё равно будет такой соблазн. Только понимание чиновниками неотвратимости наказания может привести к тому, что уровень коррупции снизится. Пока такого понимания, к сожалению, нет. Многие взяточники надеются, что «проскочат» – есть определённые персонажи, которым это удавалось, и на них ориентируются другие чиновники, берущие взятки, – признаёт Эдгар Петросян.

Очевидно, что в обществе существует запрос на появление более справедливой системы оплаты труда чиновников, но пока что попытки его создать не идут дальше теоретических рассуждений. Простые горожане хотят, чтобы заработки госслужащих стали прозрачнее, а вместо цифр в декларациях желают видеть открытые отчёты о проделанной работе. Правоохранительные органы стремятся эффективнее выявлять факты коррупции. А сами чиновники не намерены трудиться бесплатно и воспринимают требование о разглашении источников дохода как назойливое вторжение в частную жизнь. Возможно, для соблюдения баланса интересов следовало бы развернуть по этому поводу широкую общественную дискуссию с участием гражданских институтов, надзорных ведомств, правоохранительных органов и властей – но пока что никто из потенциальных участников такого проекта не решился сделать для этого первый шаг.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter